Вокруг личности Льва Давидовича Троцкого витает достаточно большое количество исторических мифов: начиная от мифа о «белых неграх» и заканчивая членством во всех масонских ложах одновременно и уникальной связью с жителями планеты Нибиру. Один из центральных мифов касается, конечно же, «русофобии» Троцкого. А через эту самую «русофобию» фантазёры объявляют русофобами в принципе всех большевиков и их современных последователей. Потому хотелось бы остановиться на разборе этого мифа подробнее.

К сожалению, перед началом статьи, нам никак нельзя не упомянуть знаменитое, приписываемое Троцкому высказывание о «белых неграх». Его представители националистических, консервативных и национально-патриотических кругов приводят за «доказательство того, что Троцкий был неприкрытым русофобом». Но, ввиду того, что этот анализ был неоднократно приведён ещё до написания данной статьи, я лишь передам его краткую суть. Не было найдено ни одного достоверного доказательства, что такие слова действительно принадлежали Троцкому. Но и более того, были найдены факты, говорящие о том, что это высказывание намеренно ему приписано националистами в ходе идеологической борьбы с ним как с представителем большевистской партии. Подробнее с анализом данного мифа вы можете ознакомиться здесь.

Нашей же целью сегодня будет, прежде всего, установление как можно более близкой к реальности картины действительного, подтверждённого источниками, отношения Л.Д. Троцкого к России, русской культуре и русским людям. Прежде всего, стоит рассмотреть тексты 1905-1922 годов, ибо период от начала первой русской революции до окончания гражданской войны является наиболее фальсифицируемым, на мой взгляд. Как пример - подделка националистов, вышеупомянутая в мифе о «белых неграх». От комментариев по поводу статей периода мексиканской эмиграции, я, пожалуй, воздержусь, так как это - тема отдельного материала.

Начнём с одного из наиболее интересных и дискуссионных источников. Им является работа Троцкого «Об интеллигенции», из которой чаще всего консервативно настроенные оппоненты приводят в качестве доказательства следующую цитату:

«Что мы всесторонне бедны накопленной тысячелетней бедностью, этого нет нужды доказывать. История вытряхнула нас из своего рукава в суровых условиях и рассеяла тонким слоем по большой равнине. Никто не предлагал нам другого местожительства: пришлось тянуть лямку на отведённом участке. Азиатское нашествие — с востока, беспощадное давление более богатой Европы — с запада, поглощение государственным левиафаном чрезмерной доли народного труда, — всё это не только обездоливало трудовые массы, но и иссушало источники питания господствующих классов. Отсюда медленный рост их, еле заметное отложение «культурных» наслоений над целиною социального варварства. Гнёт дворянства и клерикализма русский народ чувствовал на себе никак не менее тяжко, чем народы Запада. Но того сложного и законченного быта, который вырастал в Европе на основе сословного господства, готических кружев феодализма, этого у нас не вышло, ибо не хватило жизненных материалов — просто не по карману пришлось. Мы — нация бедная».

Казалось бы, можно рассмотреть содержание в таком ключе: дескать, Троцкий пренебрежительно относился к русскому народу и русской истории, что выражалось в его оценочных суждениях по поводу русской истории. Но ясности прибавляет другая его статья, «Национальное в Ленине», приуроченная к 50-летию Владимира Ильича. В ней нас интересует содержание следующего абзаца:

«Природа русского пролетариата, которая делает его ныне важнейшей силой международной революции, подготовлена всем ходом национальной русской истории: варварской жестокостью самодержавного государства, ничтожеством привилегированных классов, лихорадочным развитием капитализма на дрожжах мировой биржи, выморочным характером русской буржуазии, упадочностью ее идеологии, дрянностью ее политики. Наше "третье сословие" не имело и не могло иметь ни своей реформации, ни своей великой революции. Тем более всеобъемлющий характер приобрели революционные задачи русского пролетариата. Наша история не дала в прошлом ни Лютера, ни Фомы Мюнстера, ни Мирабо, ни Дантона, ни Робеспьера. Именно поэтому русский пролетариат имеет своего Ленина. Что потеряно в традиции, то выиграно в размахе революции».

Не будем отрицать очевидное: Троцкий вполне негативно относится к русскому самодержавию и национальной буржуазии. Но, вместе с тем, отчётливо заметно на примере последней цитаты, как он искренне считает, что всё негативное в русской цивилизации рано или поздно останется в прошлом, а русский народ ждёт великое революционное будущее. О чём и свидетельствует фраза «Что потеряно в традиции, то выиграно в размахе революции», говоря о русской истории.

К тому же, вряд ли бы человек, который относился бы пренебрежительно к русскому мужику, стал вместе с тем называть его «важнейшей силой международной революции». Это было бы, как минимум, нелогично. Скорее, тут видны, наоборот, озадаченность проблемами русского народа и стремление их активно и быстро преодолеть.

Решение этих проблем Троцкий видел достаточно просто: «… по примеру "Потемкина" выкинуть за борт всю правящую нами шайку и взять управление государством в свои собственные руки. Мы сами направим ход родного броненосца, которому имя - Россия!».

Такой вывод подтверждает частично застенографированная речь «Значение взятия Казани», произнесённая Троцким в Казанском театре на другой день после взятия Казани 11 сентября 1918 года, в разгар гражданской войны в России:

«Нас обвиняют в том, что мы плохие патриоты. Да, товарищи, пока во главе нашей страны стояли буржуа, помещики-бюрократы, которые гнали серую скотину, русских солдат, проливать свою кровь за их интересы, мы были плохими патриотами их барышей, их прибылей, ибо всегда были патриотами рабочего класса. Но теперь в нашей стране господствуют рабочий класс и крестьянская беднота. Это ныне другая страна, на почве которой, пропитанной насилием, рабством, потом многих поколений, впервые во всемирной истории поднялся во весь рост рабочий класс и сказал: "я здесь хозяин, и нет другого хозяина, кроме меня". И к этой России у нас есть самое пламенное чувство, и за нее мы все готовы свои головы сложить и кровь свою пролить до последней капли».

По всей видимости, он решил упомянуть о проблеме именно в ответ на только разгоравшиеся обвинения о лже-патриотизме в свою сторону. И неспроста: именно в разгар гражданской войны созданы чудные страшилки «о еврейских звездах над Россией» как русскими, так и другими националистами.

Подтверждает наши выводы и его статья «Россия или Колчак?», в которой он крайне патриотично отзывается о нашей стране:
«Россия - это трудящиеся, которые взяли в свои руки управление страной и принялись залечивать ее старые раны и язвы и строить новую разумную жизнь. Россия - это многомиллионный народ, который желает жить в мире и братстве со всеми другими трудовыми народами. Россия - это молодые и грядущие поколения, дети наши, внуки и правнуки, которым мы передадим страну, освобожденную от того варварства и зверства, которые тяготели над нею веками». Едва ли бы русофоб написал такие прекрасные строки.

Любят ещё товарища Троцкого превращать в украинского националиста, сторонника размежевания Украины с Россией. Но воззвания его, такие как «Россия, на помощь донецкому шахтеру!», говорят об обратном: «Товарищи-рабочие всей России и вы, сознательные честные крестьяне! Обратите ваши взоры в сторону Донецкого бассейна. Если вы поможете ему, он вам воздаст сторицею. В обмен за хлеб, одежду и обувь донецкие пролетарии дадут вам свой драгоценный уголь, который согреет, осветит и оживит всю страну. Советская Россия, на помощь донецкому шахтеру!»

Вот ещё одно такое воззвание. И ещё одно, где он прямо говорит: «Я верю, товарищи, верю вместе с вами, что это бедствие, этот враг будет сокрушен, и что мы водрузим красное знамя довольства и просвещения над Советской Россией и Советской Украиной. Мы покажем всему миру, что в Советской Украине, как и в Советской России, нет больше голода, нищеты, невежества и эпидемий. Это будет означать освобождение рабоче-крестьянской России и Украины».


Во всех своих речах времён гражданской войны Троцкий постоянно подчёркивал важность и Украины для России,  и России для Украины. Также он говорил о том, что необходимо создать принципиально новый характер этих взаимоотношений: не феодально-грабительский, как прежде. Новым характером должны были сталь взаимопомощь и коллективная выручка украинских и российских рабочих по отношению к друг другу.

           Особое внимание Троцкий уделял организации нового быта как одному из методов достижения успеха Советской власти. В воззваниях выше об этом упоминается, но стоит привести пример из источника, который целиком и полностью посвящён этому, чтобы было нагляднее. Одним из таких был приказ «Борьба за чистоту» 1920 года. Вот одно из наиболее характерных положений приказа:

«Очистку произвести не в ущерб нормальному ходу работ предприятий и учреждений, но с максимальной энергией свободными от других работ рабочими. К очистке привлечь по трудовой повинности через исполкомы ближайшее население, воинские части, а также и самих работающих, путем устройства субботников и воскресников».

Также, Лев Давидович понимал, что любое совершенствование быта невозможно без хорошо налаженного порядка работы. К примеру, есть целый доклад к Московской конференции РКП(б), который так и называется: «Труд, дисциплина, порядок».

Троцкий не был исключением среди большевиков. Приведём пример из работы Ленина «О национальной гордости великороссов» для большей наглядности:

«Чуждо ли нам, великорусским сознательным пролетариям, чувство национальной гордости? Конечно, нет! Мы любим свой язык и свою родину, мы больше всего работаем над тем, чтобы ее трудящиеся массы (т. е. 9/10 ее населения) поднять до сознательной жизни демократов и социалистов. Нам больнее всего видеть и чувствовать, каким насилиям, гнету и издевательствам подвергают нашу прекрасную родину царские палачи, дворяне и капиталисты...».

Исходя из того, что мы видим, Троцкий относился с пренебрежением не к русским, не к национальным обычаям и культуре, а к тем пережиткам, которые, по его мнению, мешали развиваться молодой Советской России. К рабочему же люду, он, безусловно, относился крайне положительно (как и многие другие большевики).

Более того, в отличие от нынешних правоконсервативных, националистических и иных антисоветских и антикоммунистических кругов, он предлагал реальную альтернативу существовавшим порядкам, прямо излагая свою точку зрения. Наверное, стоит задуматься тем правым популистам, которые помимо «изгоним нерусских» ничего не знают и не умеют в деле реальной помощи русскому народу.