Выбор штаба

Даша проснулась промозглым мартовским утром и посмотрела в окно. Слякоть на улице наводила уныние, хотелось подольше полежать в кровати и полистать ленту в соц. сети. Но сегодня был особенный день. Сегодня Даша планировала навсегда изменить свою жизнь: наконец-то дать волю чувству гражданского долга, которое долгие годы томилось у неё внутри и не решалось показаться миру. Слишком холоден был этот мир, слишком любил он смеяться над высокими порывами души, опошлять и унижать всё, до чего дотянется ядовитым языком постмодерна.

Даша давно уже смутно чувствовала, что каждый день, спущенный на обывательскую суету, - прожит зря, что цинизм окружающих - не та вода, в которой стоит топить свою жизнь. Но не решалась открыто покончить с этим.

Полгода назад в Интернете она наткнулась на ролики о предстоящих выборах Президента. О том, как они будут фальсифицироваться, и о том, как потом победивший Жулик начнёт подминать всю страну, чтобы обеспечить богатство себе и своим приближённым. Даша была уверена, что это происходило и раньше, иначе почему жители такой богатой страны как Россия получают зарплаты в 5-7 раз ниже, чем в Европе или США? Почему вынуждены брать кредиты под грабительские проценты? Почему дороги разрушены, будто после ковровой бомбардировки? Почему вместо научных центров, институтов и школ страна застраивается храмами?

Даша хотела покончить с этим. Поэтому внимательно изучила все видеоролики и решила стать наблюдателем на выборах. Пусть она не остановит фальсификации по всей стране, но хотя бы проконтролирует свой микрорайон. А если и не сможет остановить вброс, то расскажет согражданам о том, как их обманывают, а голоса - подделывают. И если она не одна такая, если по всей стране таких людей десятки тысяч, вместе они смогут отвести страну от края пропасти.

Первое, что предстояло сделать - выбрать кандидата, от штаба которого она пойдёт на выборы. Перед Дашей сразу встала дилемма: идти от “оппозиционного” кандидата или от откровенно марионеточного?

С одной стороны, наблюдателей от фальшивых кандидатов считают за юродивых, поэтому не чинят им препятствий (по крайней мере, пока наблюдатель не покажет свои настоящие намерения). С другой стороны у такого марионеточного кандидата и штаб ненастоящий. Если придётся просить о помощи - вряд ли они помогут, а то и вообще полиции сдадут.

И наоборот, идти от “настоящего оппозиционера” - значит получить боевой штаб себе на подмогу, но с самого начала столкнуться с ненавистью продажной избирательной комиссии. Ходили слухи, что у избиркомов есть приказ под любыми предлогами выгонять наблюдателей от Грудинина и Собчак на время подсчёта голосов.

По сути, Даше нужно было решить, сможет ли она обойтись без помощи штаба в день голосования? Если да, то можно было притвориться дурочкой и пойти, например, от имени Жириновского или Бабурина. Если нет, то лучше идти от КПРФ - у них был самый большой опыт наблюдения в истории постсоветской России. И хоть руководство партии часто “сливалось” в пользу противника, люди на местах боролись за честные выборы, и в отдельных случаях - довольно успешно.

Поначалу Даша решила пойти ва-банк и позвонить в штаб ЛДПР, но там упорно не хотели брать трубку. Поскольку до выборов оставалось всего несколько дней, решать вопрос нужно было как можно быстрее, так что пришлось звонить в КПРФ. В конце концов, это были первые выборы для девушки, а в штабе Грудинина обещали провести дополнительное обучение для наблюдателей.

Даше ответил мужской голос:
- Избирательный штаб Павла Грудинина по городу Мухосранску, здравствуйте.
- Здравствуйте, я хотела бы записаться наблюдателем на выборы Президента.
- Наблюдателем? Отлично, нам как раз вас не хватает. Скажите, а вы не хотели бы устроиться членом избирательной комиссии с правом совещательного голоса?
- Что, простите?
- Это почти то же самое, что наблюдатель, только имеет право находиться в комиссии до дня голосования и смотреть документы на участке.
- Э-э-э… а зачем это нужно? - Даша была слегка ошарашена. Ей всегда казалось, что стать членом избирательной комиссии невероятно сложно.
- Видите ли, у нас есть подозрения, что массовые фальсификации будут ещё на этапе досрочного голосования, и обычными наблюдателями в день выборов тут не обойдёшься. Надо иметь кого-то с постоянным доступом к документации, к спискам досрочно проголосовавших и так далее.
- А-а-а… Понятно. Вы знаете, я боюсь, не смогу постоянно в комиссии быть. У меня очень плотный график учёбы...
- А там не нужно постоянно быть. Просто заезжать к ним раз в день, допустим, в пять вечера, и смотреть, кто уже проголосовал. Сверять списки, отчитываться в штаб.

Даша на секунду задумалась. Допустим, она будет посещать пары, но к работе в комиссии всё равно придётся серьёзно готовиться. А это значит, что диплом придётся отложить, а домашние задания - игнорировать. Сможет ли она потом нагнать программу? Поразмыслив, девушка решила, что пока к такому не готова:
- Вы знаете, боюсь, у меня не хватит времени. Если можно, я бы пока просто наблюдателем побыла.
- Ну хорошо. Тогда подъезжайте к нам с паспортом, мы подготовим для вас документы. Потом, за два дня до выборов у нас будут короткие обучающие курсы в штабе, там же распределим вас по участкам. Адрес знаете?
- Да, я уже посмотрела.
- Отлично, ну будем ждать вас. Всего доброго.
- До свидания.

Даша почувствовала лёгкое удовлетворение: первый шаг свободного человека сделан. Она наспех позавтракала и поехала прямиком в штаб КПРФ.

Её встретил молодой смуглый брюнет, который представился как Диего. На недоумённый вопрос Даши парень ответил, что его папа - из Мексики, - приехал в СССР в конце 80-х, будучи студентом. Да так тут и остался. По любви.
- А почему ты пришёл в КПРФ, - спросила Даша, - ты коммунист?
- Наверное, отчасти. Знаешь, за последние десятилетия столько мусора нанесли на это слово. Иной раз и не знаешь, что ответить. Но уж во всяком случае я выступаю за социальную справедливость.
- А я вот очень долго думала, прежде чем позвонить в КПРФ. В Интернете говорят, что эта партия сливает протест.
- Всё не так просто. - серьёзно ответил Диего, - Есть разные люди, и в верхушке партии, и в низах. И добрые, и честные, и злые, и карьеристы. Каждое решение партии - результат борьбы внутри партии. И если я могу внести вклад в эту борьбу и подвинуть партию в нужном направлении, то почему бы не сделать это?

Даша молча кивнула. Её что-то смущало в позиции Диего, но она не могла сформулировать, что именно. Поэтому решила отложить этот разговор на потом.

Диего принёс анкету и попросил Дашу заполнить свои данные. Пока девушка писала, за соседним столом разговаривали два немолодых человека. Один был совсем дедушкой, словно с карикатурных плакатов о ядерном электорате КПРФ, второй - лысеющий мужчина лет 45 в пиджаке и с пузиком. Дедушка жаловался:
- А мне что Грудинин, что Зюганов - оба только болтают! Вот щас бы взял только кто-нибудь и позвал бы людей на баррикады. Думаешь, не пошли бы? Да я в первом ряду бы был! Мужики сейчас злые, прокормить семью невозможно… Как на пороховой бочке сидим! А я вот думаю, ни Грудинин, ни Зюганов специально ничего не говорят, чтобы филить этот ненароком не поджечь. Устроились себе там в Москве и сидят довольные. Только думают, как бы чего не стряслось.
- Иван Игнатьич, - с ухмылкой отвечал лысенький мужичок, - какие тебе баррикады? Тебе уж седьмой десяток лет идёт! Ты о других не думаешь. А для других смута - это зло. Видел, как на Украине бандеровцы к власти пришли? Тоже с баррикад начиналось. А теперь гляди, чем закончилось... Как правильно Геннадий Андреич сказал, Россия исчерпала лимит на революции!
- И что ж теперь, терпеть всё это?
- Конечно, нет! Мы для чего тут собрались? Чтобы обеспечить поддержку народно-патриотическому блоку путём голосования. А будут у КПРФ голоса - будут и полномочия. И все твои проблемы решим - ты только проголосуй. Как говорится, орудие пролетариата - бюллетень!

Дедушка ничего не ответил, только горестно вздохнул. Лысенький сделал самодовольное выражение лица, будто победил на дебатах, и пошёл куда-то в соседнее помещение.

- А кто этот мужчина, с лысиной? - тихо спросила Даша у Диего.
- Это наш большой начальник и спонсор, Виктор Пантелеймонович. Владелец ТЭЦ и нескольких торговых центров. С самим губернатором на короткой ноге! Благодаря ему наших активистов из обезьянников вытаскивают, когда они на пикете каком-нибудь полиции попадутся. Он, конечно, сам не одобряет радикализм наших ребят, но зато в беде не бросает.
- А это нормально, что один коммунист целой ТЭЦ владеет?
- Конечно! Он же патриот, национальный собственник! Если бы он себе инфраструктуру не прихватил, её бы разгромили уже давно! Сколько у нас заводов позакрывалось, а ТЭЦ всё стоит, цветёт и пахнет. Побольше бы стране таких собственников!
- Хм… ну ладно, я заполнила анкету. Посмотри, пожалуйста, всё правильно?
- Так-с так-с… Да, всё верно. Ну что ж, мы позвоним тебе дня за три до выборов и скажем, когда приходить на обучение. Есть ещё вопросы?
- Пока нет. До свидания.
- Рад был знакомству. Надеюсь, ещё увидимися. - на прощание Диего улыбнулся снисходительной улыбкой старшего брата.

По дороге домой Даша не могла отделаться от мысли, что мир не так прост, как показывали в мультсериале про её тёзку, и что не так-то просто отделить силы света от сил тьмы. Иногда линия разделения проходит не между партиями, и даже не между конкретными людьми, а скорее по самим людям. Оставалось надеяться, что Диего всё-таки больше на светлой стороне и в решающей схватке пойдёт не за сильным, а за справедливым.

Продолжение следует...

Основные тезисы части:

  1. Идите в наблюдатели на выборах. Стране от вашего наблюдения хуже точно не будет, а для вас это бесценный опыт.
  2. Хватает сил и времени? Идите в члены комиссии с правом совещательного голоса. Не хватает сил или времени? Ничего страшного, идите обычным наблюдателем.
  3. Считаете, что справитесь без помощи штаба? Идите от Жириновского, Бабурина или Явлинского. Тогда вас будут считать за дурачка, и появится возможность спрятать побольше козырей в рукаве. Считаете, что понадобится помощь? Идите от Грудинина. Тогда комиссия будет вас заранее ненавидеть, но зато есть серьёзная вероятность, что штаб будет реально помогать.
  4. Даже внутри партии и региона люди бывают очень разные. И даже один и тот же человек может колебаться в своей позиции. Всегда действуйте по ситуации и будьте готовы к предательству с любой стороны.