Пока в европейской части России несколько десятков молодых людей либеральных взглядов объявили акцию "Бессрочка" против Путина, и теперь играют в прятки с полицией, в Ингушетии проходит бессрочка повзрослее.

Несколько тысяч людей заняли центральную площадь в Магасе и требуют отмены соглашения о границе с Чечнёй.

Вопреки обычной российской практике, глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров не разгоняет протестующих силой, а даёт высказаться, и даже виновато оправдывается за решение о границе, принятое тайно от народа. И мы знаем, почему.

Депутаты ингушского парламента проголосовали за договор о границе 4-го октября, на закрытом заседании и в большой спешке. Дело в том, что за несколько недель до этого на территории Сунженского района Ингушетии заметили строительную технику "Чеченавтодора". То есть, фактически чеченские строители уже тогда могли хозяйничать на территории чужого региона. Вопрос состоял лишь в том, пойдут власти Ингушетии на открытый конфликт, или попытаются замять дело и уступить Чечне спорную территорию.

Митинг в Магасе

Как видно, западные соседи Рамзана Кадырова выбрали второй вариант. Чем, разумеется, вызвали огромное недовольство ингушей. Всё выглядело буквально так, как будто республика побоялась внешнего врага и при малейшей угрозе с его стороны отдала солидную часть собственной территории.

Разумеется, власти Ингушетии начали оправдываться, что идёт "равноценный обмен территориями". Но судя по карте, прилагаемой к оригинальному тексту соглашения, подписанного Евкуровым и Кадыровым 26-го сентября, ни о какой равноценности речи не идёт. Если на северной части границы ещё можно посомневаться, получает Ингушетия равноценную территорию или нет, то в южной части границы (у реки Фортанги) Чечне отходит огромный горный и лесной массив, а Ингушетия не получает взамен вообще ничего. Большое "пузо", выпячивающееся влево в нижней половине карты на северной границе гор - это приобретение Чечни.

Глава Ингушетии Евкуров утверждает, что этот массив и так уже принадлежал Чечне ещё во времена СССР, и проблема была лишь в том, что из-за войны эта граница потеряла юридический статус.

Что ж, может и так. Но в глазах ингушского народа, уже привыкшего считать территорию своей, такой широкий жест властей, да ещё и в сочетании с тайностью голосования, выглядел предательством. Отсюда массовые протесты.

Отсюда же становится понятно, почему Евкуров не разгоняет народ. Потеря территории Ингушетии - это потеря и для него в том числе. Но на открытый конфликт с Кадыровым он пойти не может - силёнки не те.

В результате было найдено "гениальное" решение: представить ситуацию как конфликт ингушского народа с чеченскими властями, а самим вылавировать между ними как нейтральной стороне.

Нужно ли говорить о том, что такое самоустранение из конфликта лишь обострит ситуацию?

Разумеется, эскалации боится и федеральная власть, поэтому все кремлёвские СМИ натужно делают вид, что никаких протестов нет, и что Кадыров не делает заявлений в духе: "Готов с оружием в руках отстаивать Чечню".

митинг в Магасе 4 ноктября

Формально власть боится межнациональной розни. Но дело как всегда не в национальностях, а в капитале.

Со времён гашения чеченской войны Кремль привык откупаться от недовольства на Кавказе деньгами. Поначалу это было справедливо, потому что Грозный и множество других городов и сёл в Чечне были разрушены именно федеральными войсками. Однако со временем республика восстановилась, а огромный денежный поток федеральных дотаций так и не прекратился. Видимо, с целью задабривания руководства республики и предотвращения дальнейших конфликтов.

Более того, Чечне стали отходить огромные прибыльные компании типа "Чеченнефтехимпрома". Конечно, в этом есть логика - отдать региону полугосударственное производство, которое полностью находится на его территории. Вот только в остальной России это не работает: компании юридически регистрируются в Москве и налоги платят в бюджет Москвы, а регионам остаётся лишь стабильно отчитываться об убыточной экономике.

В результате клан Кадырова получил серьёзный переизбыток денег, а при капитализме избытки всегда "пускаются в рост". Обычно это приводит к скупке частной собственности, найму людей и выдаче кредитов под процент. Собственно передел территории как таковой редко кому нужен. По крайней мере до тех пор, пока там нет серьёзного капитала (заводов, полезных ископаемых и т.д). Та же Россия с Китаем за последние десятилетия несколько раз передавали друг другу незаселённые территории - и ничего.

Но Кавказ - это особый мир, где древние, практически феодальные традиции всё ещё сильны, к определению границ там относятся чрезвычайно серьёзно. Поэтому логично, что переизбыток своего регионального влияния Кадыров направляет в том числе на расширение территории.

Если бы федеральная власть была занята не только сохранением и приумножением своего бабла, она давно бы уже этот конфликт решила. В основном - предоставлением равномерных и справедливых дотаций всем регионам Кавказа (да и вообще России), чтобы избежать появления региональных центров переизбытка капитала.

Но поскольку на людях у нас экономят, финансирование получают преимущественно те, кому есть чем угрожать. То есть, те, кто решительно не согласен, чтобы на них экономили ещё больше.

Хватит ли такой решительности протестующим в Магасе - покажет время.