Я выступаю здесь как представитель одного класса перед представителями другого. Если вы считаете, что, повесив нас, вы уничтожите рабочее движение, движение, в котором ищут спасение миллионы людей, которые трудятся, не получая в награду ничего, кроме горя и нищеты, если вы так считаете, то зовите своего палача. Повесив нас, вы погасите искру, но здесь и там, повсюду вокруг вас разгорается пламя. Пока это скрытый огонь, но вам его не погасить!

Август Спис. Последнее слово перед вынесением смертного приговора по ложному обвинению во взрыве на чикагской площади Хеймаркет во время митинга за 8-часовой рабочий день 4 мая 1886 года.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Поражение Великой железнодорожной стачки 1877 года стало не только разгромом рабочего движения и поводом для репрессий против его лидеров, но и новым отправным пунктом в развитии борьбы американского пролетариата. Полученный сотнями тысяч рабочих урок практической политики способствовал повышению сплоченности и организованности профсоюзов, а также обособлению пролетарского авангарда от буржуазных партий. Скороспелые электоральные успехи социалистов, достигнутые на местном уровне в ряде промышленных центров, привели, однако, к формированию опасной иллюзии о возможности ликвидации капитализма за счет парламентской борьбы. Следующее десятилетие стало периодом увлечения электоральными комбинациями и политическими интригами.
Особенно отчетливо пагубность «розовых» мечтаний о решении проблем через «большую» политику проявилась в Нью-Йорке, где рабочие блоки от выборов к выборам безуспешно штурмовали мэрию — цитадель мафиозной группировки Таммани-Холл. Высшей точкой этого движения стала избирательная кампания 1886 года, в ходе которой социалисты и все «честные» буржуазные силы соединили усилия для продвижения на пост главы города известного на общенациональном уровне борца с коррупцией журналиста Генри Джорджа.
Одновременно с политической разворачивалась и профсоюзная драма. Нью-Йорк, как обычно, был одной из важнейших ее площадок.

Железнодорожная забастовка 1877 года привела к активизации созданного в 1869 году «Ордена рыцарей труда» - тайной профсоюзной организации, которая с 1881 года, когда было принято решение об отказе от секретного членства, открыто подхватила знамя, выпавшее из рук почившего в бозе Национального рабочего союза. К 1886 году численность «рыцарей» достигла 600 тысяч человек. И, несмотря на консерватизм их руководителей, они провели немало успешных стачек.

«Рыцари труда» проповедовали принцип универсальности профсоюза и принимали к себе всех рабочих, независимо от пола, национальности, расы, вероисповедания, профессии или отсутствия таковой. В противовес их прогрессивной линии группа «старых» тред-юнионов квалифицированных рабочих отстаивала цеховой способ организации по отдельным профессиям. Работая параллельно среди «Рыцарей труда» и вовне, они с начала 1880-х готовили почву для создания сепаратного профсоюза, основание которому было положено 15 ноября 1881 года в Питтсбурге. Там шесть наиболее сильных цеховых союзов (печатников, плотников, литейщиков, стекольщиков, табачников и металлистов) создали Федерацию организованных профсоюзов США и Канады. Попытки добиться реформирования «Рыцарей труда» им не удались, поэтому прозорливый лидер цеховиков Сэмюэль Гомперс умело использовал политические ошибки и личные недостатки «великого магистра» «Рыцарей труда» Теренса Паудерли, чтобы расколоть «орден» и создать на его обломках Американскую федерацию труда (АФТ). Оседлав нарастающую волну рабочего движения, Гомперс воспользовался ей для захвата контроля над американским пролетариатом.

Если не можешь подавить — возглавь. Именно так и поступил Гомперс, сделав АФТ на время вождем рабочих США в борьбе за социальные улучшения. Решающая битва двух направлений в профсоюзном движении состоялась в 1886 году, когда Паудерли из сектантских соображений и личных расчетов предал национальную стачку за восьмичасовой рабочий день. Это повлекло за собой раскол «Рыцарей труда» на умеренных и радикалов, сам же Паудерли был вскоре снят с поста и исключен из «ордена». Гомперсисты, боровшиеся до конца, вышли из забастовки моральными победителями.
Марксисты ключевой площадкой для своей профсоюзной работы сделали местные организации — так называемые Центральные рабочие союзы (ЦРС), разношерстные блоки тред-юнионов, которые по тем или иным причинам возникали в промышленных центрах. Крупнейшим подобным объединением был Центральный рабочий союз Нью-Йорка, а самым левым — ЦРС Чикаго, застрельщик всеобщей стачки в мае 1886 года.
К сожалению, как указано выше, американские социалисты в этот критический момент недооценили важность внутрипрофсоюзной борьбы и, сосредоточившись на призрачном электоральном журавле в небе, фактически уступили инициативу в рабочем движении Гомперсу и другим сторонникам «чистого» тред-юнионизма. Эта стратегическая ошибка привела к фатальным последствиям. Закрепившись, новая бюрократия повела американские профсоюзы по пути оппортунизма, коррупции и гангстеризма.

 

НА УЛИЦАХ НЬЮ-ЙОРКА

БЭКГРАУНД: НЬЮ-ЙОРК - ГОРОД КОНТРАСТОВ

С середины 1870-х по середину 1880-х Америка, несмотря на экономический кризис, переживала новый этап технологического развития. Тон ему задавали крупнейшие промышленные центры, в том числе и Нью-Йорк.
2 июля 1878 года в Нью-Йорке заработала первая линия надземной железной дороги. Распространение этого вида транспорта резко ускорило доставку грузов и людей. Только за первые шесть месяцев работы надземка совершила 14 миллионов пассажиро-поездок (в среднем по 14 на каждого жителя), превратив Нью-Йорк по сути в то, чем он является до сих пор — динамичный мегаполис. Улучшение городского транспорта способствовало усилению взаимосвязей рабочих, а также дало им новый мощный экономический рычаг давления.

Надземка Нью-Йорка

Вест-стрит, 1885


В 1878 году в городе появились первые телефоны, а с 1880 года началась электрификация. Первая электростанция централизованного энергоснабжения Нью-Йорка (и первая в США) мощностью 175 лошадиных сил открылась 4 сентября 1882 года на Перл-стрит. Она обслуживала 400 ламп у 82 пользователей. К 1884 году в городе действовали 10164 электролампы у 508 пользователей. Значительную часть потребителей составляли семьи местной элиты.

Электростанция на Перл стрит, 1882

 

Резиденция Вандербильта. Нью-Йорк. 1886


В то время, как представители крупного капитала приобщались к новинкам прогресса, жизнь местного «дна» не претерпела особых изменений. 20 марта 1878 года британская газета «Таймс» так охарактеризовала жизнь в нью-йоркских трущобах:

Человеческие существа набиты как сельди в бочке в маленькие, темные, грязные, плохо вентилируемые комнаты.

В той же статье автор дал и общую характеристику положения безработных в США:

По всей стране в городах, поселках и промышленных центрах, имеется много безработных рабочих, тысячи бродят по стране, занимаются нищенством и грабежами.

Тенемент 1881

По различным оценкам количество безработных в 1877-1878 года составляло от полумиллиона до трех миллионов человек. Упала трудовая иммиграция: в 1878 году в США въехали только 138 тысяч человек (для сравнения — в 1873 году прибыли 460 тысяч иммигрантов).

Впрочем, экономика в Новом Свете выправлялась быстрее, чем в Старом, и с 1880 года через Нью-Йорк хлынул новый поток дешевой рабочей силы, в первую очередь из числа восточноевропейских евреев и итальянцев. С трудом накопив шесть гиней (6,3 фунта) на трансатлантический билет третьего класса, позволявший путешествовать в трюме, пролетарские семьи отправляли в эмиграцию на поиски лучшей доли самых молодых и сильных своих членов. Молодость и сила, однако, не гарантировали отменного здоровья, так что многие из иммигрантов после тяжелого океанского плавания оставались за порогом земли обетованной, не пройдя карантин.

Приют иммигрантов, Нью-Йорк, 1885

В книге «Эмигрант-любитель» автор «Острова сокровищ» Роберт Стивенсон, совершивший переезд в США вместе с трудовыми мигрантами, ярко и без прикрас показал социальное неравенство и жестокость во взаимоотношениях рабочих и капиталистов. Его поразило бессердечие пароходной компании по отношению к трюмным пассажирам, которым швыряли в лицо объедки со стола пассажиров первого класса, а с другой стороны — меркантилизм некоторых эмигрантов, убежденных в том, что единственная сила на земле — деньги. Вот какой образ подобного рабочего рисует Стивенсон:

Его глаза были запечатаны корыстолюбием. Он ничего не видел, кроме денег и паровых машин. Он не понимал, что значит слово «счастье». Он забыл простые чувства, испытываемые нами в детстве, а возможно, никогда не вкушал восторгов юности. Он верил в производство, эту фикцию, столь полезную для экономики, словно она реальна, как смех, например; производство при воздержании от спиртных напитков было его богом и поводырем. Если ему казалось, будто что-то, неважно что, может помешать беспрерывному неистовому производству зерна и паровых машин, он негодовал, словно видел в этом заговор против народа.

5-ценовая ночлежка, 1886, Нью-Йорк

Но не все мигранты были таковы. Стивенсон отзывается с похвалой о лучших из них за то, что они «не грубы, не суетливы, «всегда готовы помочь, деликатны, терпеливы и спокойны»; он даже считает, что их «деликатность лежит ближе к истокам истинного благородства, чем вежливость в более рафинированных и претенциозных кругах». Конечно, Стивенсон видел рабочих через призму предрассудков своего круга. Но он достаточно проницателен, чтобы уловить главное:

Источником всех зол, по их мнению, было правительство, а следовательно, лекарством от них должен быть правительственный переворот. Они и слышать не хотят о том, что им самим надо исправиться, но желают, чтобы весь мир изменился в одно мгновение, и они смогли бы, оставаясь по-прежнему ленивыми, расточительными и распущенными, пользоваться жизненными благами и уважением, которые должны служить наградой за противоположные качества.

Тенемент, 1881

Итак помимо рабочих рук мигранты везли в Америкуи своё недовольство экономическим и политическим строем, подкрепляя растущее раздражение «коренного» пролетариата.
1870-е были временем серьезного падения заработной платы. Средний дневной заработок в штате Нью-Йорк с 1871-1873 по 1877-1878 годы снизился по некоторым профессиям следующим образом (в долларах и центах):

Каменщики: с 3,83 до 2,81;

Плотники и столяры: с 3,28 до 2,85;

Батраки: с 1,50 до 0,88;

Разнорабочие: с 1,72 до 1,25.

Жилье носильщика, 1886, Нью-Йорк

Каморка пожилой швеи, Нью-Йорк, 1885

Семья квалифицированного рабочего в своей комнате, 1885, Нью-Йорк

Следует учесть, что рабочих заставляли бесплатно выполнять многие вспомогательные операции, а также не оплачивали дни простоя по вине работодателя. Особенно мало зарабатывали разнорабочие и батраки, которых привлекали к труду крайне нерегулярно.
В 1880-е ситуация с зарплатой не улучшилась. Например, «подмастерья» пекарей получали в середине десятилетия не более 8 долларов в неделю. В одной из социалистических газет был опубликован рассказ профсоюзного активиста Майкла Макграта о групповом самоубийстве четырех пекарей-немцев, чья зарплата составляла доллар в неделю при 16-часовом рабочем дне. Из-за этого они вынуждены были жить прямо в круглосуточно работающей пекарне.

Перед столярной мастерской. Нью-Йорк. 1880.

В какой-то мере падение зарплаты компенсировалось удешевлением продуктов питания в результате нарастания аграрного кризиса перепроизводства. Например, за 10 лет с 1870 по 1880 цена на хлеб в Нью-Йорке снизилась на 25%. Однако, при этом дорожали другие предметы первой необходимости, так что уровень жизни рабочего класса в целом не рос, а снижался.

Жилищные условия по-прежнему оставались очень плохими. В 1880 году из 1,2 миллиона жителей Нью-Йорка миллион с лишним обитал в 37 000 многоквартирных домов. В большинстве они представляли собой настоящие трущобы. Там не было никакой проточной воды, и в спальнях часто вообще не оказывалось окон. Здания стояли так близко друг к другу, что люди могли передать вещи через переулок из окна в окно.

Трущобы Нью-Йорка. 1882

Стирка в трущобах, 1881

Показатели плотности населения поражали современников. Если в Лондоне средняя плотность населения составляла 15 тысяч человек на квадратную милю, а в Кантоне 35 тысяч, то в Нью-Йорке на одной миле в среднем обитали 54 тысячи человек. Если же произвести подсчет только жилой площади без учета пустующих земель, предприятий и учреждений, то плотность возрастала до 85 тысяч. При этом существовали жилые районы, где плотность населения начиналась от 150 тысяч человек на милю и достигала на пике 276 тысяч даже с учетом дорог и дворов. В самом большом нью-йоркском доме проживали 2500 человек, при этом каждая комната являлась еще и мастерской. В адских условиях трущоб умирали 65% детей в возрасте до 5 лет. Коммунальная реформа 1879 года запретила строительство новых многоквартирных домов без водопровода и туалета, однако, старые «тенементы» продолжали существовать.

 

СТАЧКИ И БОЙКОТЫ

В описываемый период в США происходил неуклонный рост забастовочного движения. Если в 1881 году во всей стране по совокупному подсчету участников стачек бастовали 130 тысяч рабочих, то в 1886 году - свыше 600 тысяч. В штате Нью-Йорк в 1880 году было зафиксировано около 500 стачек, а в 1886 — приблизительно 1500, не считая майской всеобщей забастовки.

Летом 1883 года бастовали рабочие и служащие телеграфной сети США. Фактически это была борьба Братства телеграфистов с группой монополий, контролировавшихся олигархом Дж. Гульдом. 20 тысяч трудящихся выcтупили против систематического снижения заработков и за сокращение рабочего времени. Руководство «Рыцарей труда» предательски самоустранилось от помощи стачечникам. Лидерство в забастовке перешло к Центральному рабочему союзу Нью-Йорка, который не обладал достаточными средствами и связями в масштабах страны, чтобы привести телеграфистов к победе.  

Паудерли и другие лидеры Рыцарей Труда

Поединок рабочих с Гульдом, однако, продолжился. Эстафету стачек подхватили железнодорожники. Бюрократия «Рыцарей труда» во главе с Теренсом Паудерли всячески противилась дальнейшей борьбе, но местные профсоюзы на этот раз проигнорировали центр и одержали победу.
Непоследовательность Паудерли и его окружения оказала трагическое влияние на дальнейший ход грандиозной дуэли, за которой следила вся Америка. Весной 1886 года Гульд перешел в наступление. Он запретил тред-юнионы, закрыл охваченные ими мастерские, произвольно уволил активистов, а остальным работникам сократил зарплату.
1 марта 1886 года рабочие ответили забастовкой. Возглавлял ее социалист Мартин Айронс. К 6 марта бастовали 10 тысяч сотрудников железнодорожной сети Гульда и его мастерских, в том числе стрелочники, линейные ремонтники, грузчики угля, шахтеры, телеграфисты. «Рыцари труда» требовали от компании признания своих организаций и установления минимальной заработной платы для неквалифицированных рабочих в размере 1,5 доллара в день.
Против стачечников выступили официальные власти, пресса, мелкие предприниматели и собственное профсоюзное руководство. Глава Братства машинистов П. М. Артур публично осудил забастовщиков, а лидер «Рыцарей труда» Паудерли призвал рабочих прекратить стачку. В результате мужественно сражавшиеся железнодорожники, преданные собственными центрами, потерпели тяжелое поражение.

Все более решительно вступали в борьбу за свои права работницы. Там, где они действовали рука об руку с мужчинами, стачки проходили особенно эффективно.
В октябре 1877 года 10 тысяч мужчин и женщин, в основном натурализованных американцев немецкого и еврейского происхождения, работавших в табачной промышленности Нью-Йорка, вдохновившись мужественным примером железнодорожников, покинули компанейские многоквартирники и объявили забастовку с требованием сокращения рабочего времени и увеличения зарплаты. Во главе стачки встал Сэмюель Гомперс, будущий лидер оппортунистов США, а в ту пору боевой вождь нью-йоркских табачников.
К слову, среднее жалование мужчины-табачника на тот момент составляло 3 доллара в неделю, женщины и дети получали половину этой суммы. Из зарплаты вычитали за отвратительное жилье без санитарных условий. Об уровне жизни табачниц красноречиво говорят следующие факты. Очередная медицинская инспекция фабрик не смогла выявить хотя бы одной полностью здоровой девушки, большая их часть страдала различными заболеваниями легких. Ежегодный полицейский отчет сухо констатировал, что почти половина уличных проституток Нью-Йорка совмещает свое ремесло с работой на табачных предприятиях.

Капиталисты привлекли к работе штрейкбрехеров, молодых эмигранток из Богемии, однако, те трудились из рук вон плохо и не обеспечивали прежнее качество и количество товара. Большую поддержку табачникам оказало общественное мнение. В городе развернулась шумная антиштрейкбрехерская кампания бойкота продукции табачных фирм под лозунгом «Курить сигары только производства американских девушек!». В этом случае шовинизм сработал против сами владельцев крупного капитала. К тому же единый фронт торговцев табаком раскололся. Фабрики, имевшие запасы более качественной «американской» продукции, оказались в выигрышном положении к конкурентам.

Карикатура на борьбу профсоюзов с штрейкбрехерами

Довершило дело грубое насилие полиции. В ходе одной из уличных потасовок с пикетчицами коп ударил беременную женщину и вызвал выкидыш. В ответ на табачные компании обрушились и без того не любившие «дьявольское» курево христианские фундаменталисты. Десятки матрон и священников с библиями наперевес пополнили ряды пикетчиц.
В решающий момент Гомперс проявил присущую ему гибкость и позволил боссам табачной индустрии сохранить лицо, признав в феврале 1878 года поражение стачки де-юре. Реально же забастовка завершилась победой профсоюза табачников. Рабочее время постепенно сократили, зарплату слегка прибавили, компании уменьшили немного плату за жилье и приняли некоторые меры к перестройке общежитий по санитарным нормам. Богемские табачницы влились в профсоюз, существенно пополнив его ряды. Фактическая победа табачников выдвинула Гомперса на первые роли, чем он воспользовался, к сожалению, во вред американскому пролетариату. Уже в ходе «табачной» стачки он сформулировал свое правило, гласившее, что любые профсоюзные акции всегда должны быть направлены исключительно на создание благоприятных переговорных условий и достижение компромисса. Политические цели по Гомперсу для тред-юнионов недопустимы.

Это был не единственный пример храброй борьбы работниц. Забастовка 3 тысяч ковровщиц против штрафов, снижения зарплаты на 10% и за право на создание тред-юниона, в феврале 1885 года в Йонкерсе завершилась их арестом по обвинению в беспорядках, но женщины были оправданы присяжными. На суде открылась ужасающая картина чудовищных условий труда, бесчеловечной эксплуатации и сексуального насилия, царившая на предприятии капиталиста Александра Смита. В цехах отсутствовала нормальная вентиляция, из-за чего работницы часто высовывались в окно за глотком свежего воздуха. Если их ловили, то отправляли на «покаяние» к мастеру. Станок в это время простаивал, и девушку штрафовали. Переходы с одного места работы на другое, более выгодное, внутри предприятия осуществлялись только с разрешения прежнего начальника, которое выдавалось, как правило, «покладистым» сотрудницам. Разговоры под страхом увольнения запрещались не только в рабочее время, но и в обеденный перерыв. Владелец частенько навещал фабрику и лично наедине «проверял квалификацию» той или иной ковровщицы. «Гарем казарменного типа», - так назвал ковровое предприятие Смита один из адвокатов, защищавших женщин.

В поддержку забастовщиц Центральный рабочий союз Нью-Йорка устроил торжественный обед с участием 2 тысяч делегатов от профсоюзов города. На нем удалось собрать значительную сумму в забастовочный фонд ковровщиц. Они продержались полгода и победили. Хозяин выполнил все требования, кроме формального признания профсоюза, но по факту перестал преследовать его членов. Победа ковровщиц в Йонкерсе является одним из наиболее ранних примеров успешной профсоюзной борьбы против харассмента.

В апреле 1885 года на обувных фабриках Бреннана и Уайта началось массовое вступление женщин в тред-юнион. При этом среди мужчин такой тенденции не наблюдалось. Предприниматели ответили локаутом, рассчитывая на патриархальные предрассудки. Тогда работники-мужчины объявили забастовку и присоединились к движению за создание профсоюза. Попытки отыскать штрейкбрехеров ни к чему не привели. В отчаянии бизнесмены решили «нанять» женщин, отбывающих срок в тюрьме, но это вызвало настоящий мятеж среди осужденных. Ни одна из уголовниц и проституток не согласилась стать «скэбом» (штрейкбрехером). Благодаря гендерной солидарности профсоюз победил.

Первое шествие в честь Дня Труда 5 сентября 1882 в Нью-Йорке

Бойкот как эффективное оружие в классовой борьбе по примеру табачников стали применять и другие профсоюзы.
В апреле 1881 года профсоюзы Бруклина успешно бойкотировали пекарню Джона Шульца за то, что он уволил работников, вступивших в тред-юнион. Рабочие заявили, что не будут покупать в магазинах, принимающих на реализацию хлеб из пекарни Шульца. Двадцать торговых точек, чтобы не потерять основную массу клиентов, стали брать хлеб у конкурентов Шульца. 200 работниц обошли весь Бруклин, призывая каждую семью среднего класса, приобретавшую хлеб по заказу прямо у Шульца, отказаться от соглашения с ним. В итоге бизнес борца с профсоюзами накрылся медным тазом, он вынужден был сам стать наемным работником, вступил в тред-юнион (!) и через несколько лет оказался в числе наиболее воинствующих активистов профсоюза пекарей (!!). Питер Доэглер, чье пиво в 1885 году по требованию Центрального рабочего союза бойкотировали 300 салунов Нью-Йорка в ответ на разгром ячейки тред-юниона пивоваров, оказался умнее и вовремя восстановил уволенных активистов.
12 июня 1882 года 600 грузчиков New York Central and Hudson River Railroad объявили забастовку, требуя повышения оплаты труда на три цента с 17 до 20 центов в час. Стачку немедленно поддержали их коллеги по всему Гудзону до Джерси-Сити включительно, а также работники, обслуживающие пассажирское пароходное сообщение по этой реке. Число бастующих достигло 3 тысяч.

Монополия железнодорожных компаний была столь ненавистна людям, что к рабочим присоединились многие газетчики (отказались брать рекламу) и торговцы (перестали отправлять товары). Домовладельцы заморозили для грузчиков платежи за жилье, а некоторые даже временно отменили их. Хозяева пекарен предоставили семьям бастующих бесплатный хлеб. Массовые уличные сборы и взнос Земельной лиги позволили сформировать приличный забастовочный фонд. Тем не менее, к середине августа стачка выдохлась и завершилась поражением, потому что компания смогла завезти квалифицированных штрейкбрехеров и найти новых заказчиков.

Однако в декабре 1883 году печатники Нью-Йорка начали кампанию, показавшую героический пример образцового бойкота и бескомпромиссной классовой солидарности. Во время конфликта с газетой «Нью-Йорк Трибюн» из-за запрета профсоюзной организации в ее типографии они, не устраивая стачки, отказались выполнять заказы ее редакции и ее рекламодателей. Битва продолжалась 9 лет и завершилась в 1892 году капитуляцией газеты, превратившейся в малоприбыльное издание и сохранившейся только благодаря дотациям республиканской партии. Особенно впечатляет то, что столь длительное по времени и значительное по масштабам сражение, в которое были вовлечены тысячи печатников штата, провели ради профсоюзной организации всего 15 человек!

Буржуазия ответила на бойкоты судебным насилием. Рабочих обвиняли в соответствии с законом против заговоров. Пик преследований пришелся на 1886 год, когда в Нью-Йорке были признаны виновными в «заговорах» с целью бойкота более 100 профсоюзных активистов.

В апреле 1886 года на всю страну прогремела нью-йоркская кампания бойкота пекарни Эстер Грей на Хадсон-стрит в Вест-Сайде. На предприятии госпожи Грей рабочий день составлял в будни 17 часов, а в субботу 19 часов. Там эксплуатировался труд только что прибывших в США мигрантов, не владевших языком и не имевших возможностей для лучшего трудоустройства. Профсоюз пекарей потребовал от нее соблюдать предложенную им норму рабочего дня: 12 часов в будни и 14 часов в субботу. Грей отказалась. Начался бойкот ее пекарни. У дверей встали пикетчики тред-юниона, которых «Нью-Йорк Таймс» охарактеризовала как «пьяных и полупьяных мужчин, оскорбляющих прохожих».

Буржуазия на примере пекарни Грей решила доказать, что ее солидарность сильнее рабочей. Четыре крупнейшие газеты города начали сбор средств для закупки у нее хлеба, который затем отправляли в благотворительные организации. Миллионер, президент Тихоокеанской железной дороги Чарльз Крокер публично пожертвовал на эту цель 50 долларов. Жители фешенебельных кварталов использовали бойкот как повод для прогулки в пекарню Грей, покупали там пирожные и на глазах пикетчиков раздавали их беспризорникам.
Однако, к исходу второй недели апреля энтузиазм местной элиты поугас. Поток взносов превратился в ручеек, а потом и вовсе иссяк. Тогда полиция стала каждый день арестовывать пикетчиков по обвинению в уличных беспорядках и штрафовать на 12 долларов. Затем состоялся групповой судебный процесс по обвинению в заговоре, завершившийся еще более крупными штрафами. Пекари формально отказались от бойкота.

Карикатура на рабочий бойкот пекарни Эстер Грей

Казалось бы, победа капитала, но не тут-то было. Газетная шумиха скоро улеглась, богачи перестали кататься в пекарню Грей за пирожными через весь город, а прежние клиенты не спешили возвращаться к вампирше, которую теперь ненавидел весь район. Доходы пекарни скоро так сильно упали, что госпожа Грей вынуждена была свернуть дело.
В 1884-1885 годах нью-йоркские профсоюзы провели 237 кампаний бойкота против газет, производителей шляп, сигар, ковров, одежды, обуви и даже веников. Пострадали от них пекарни, типографии, пивоварни, фабрики крахмала, пароходные и железнодорожные компании. Нельзя не отметить серьезную кампанию бойкота против товаров, сделанных китайцами. Несомненно, в ней присутствовал элемент шовинизма, но также нельзя закрывать глаза на тот факт, что китайских кули фактически использовали как штрейкбрехеров. Вывезенные прямо из средневековых деревенских условий, они не поддавались организации и срывали стачки, сводя на нет усилия тред-юнионов.

В большинстве случаев бойкот приносил пользу, когда был тесно увязан со стачками против отдельных компаний, производящих в первую очередь на местный рынок дешевые сигары, пиво, недорогую одежду и обувь или оказывающих внутригородские услуги пролетарским слоям, поскольку тогда бизнесменов брали за горло с двух сторон рабочие и конкуренты. В боевом 1886 году трудящиеся Нью-Йорка осуществили 165 бойкотов, из которых 119 аккомпанировали забастовкам. Среди этнических групп пролетариата активнее всего бойкот использовали белые «нейтивные» англоамериканцы и ирландцы. Первые опирались на давнюю традицию, восходящую еще к «Бостонскому чаепитию» времен Войны за независимость, вторые привезли тактику бойкота с родины, где она стояла на вооружении ирландских националистов.

В 1880-е нью-йоркские профсоюзы совершили небывалый ранее шаг в сторону преодоления эйджистских предрассудков, приступив к систематической организации и вовлечению в стачки работающих детей. Такие действия предпринимались и ранее, но Центральный рабочий союз Нью-Йорка впервые поставил задачей создать союзы в тех отраслях и среди тех профессий, где детский труд применялся особенно массово. Первой ласточкой стала забастовка в августе 1888 года посыльных Американской окружной телеграфной компании, в которую активно и самостоятельно наряду со взрослыми включились дети и подростки. Вслед за посыльными бастовали продавцы газет и даже гостиничные «бои».

Юные продавцы газет Нью-Йорка

Активное участие в забастовочной борьбе стали принимать деятели искусства, в первую очередь работники музыкальной индустрии. В первой половине 1880-х нью-йоркская публика неоднократно лишалась концертов и музыкальных спектаклей из-за стачек настройщиков, певцов комической оперы и оркестров.

Ключевое значение для рабочего движения США имела кампания за сокращение рабочего дня. Федерация тред-юнионов и рабочих союзов еще на своем втором съезде в 1882 году приняла резолюцию о требовании 8-часового рабочего дня, предложенную представителями чикагских рабочих, и обратилась к президенту США, который оставил призыв тред-юнионов без внимания.

Важной вехой в развитии американского рабочего движения стал профсоюзный съезд цеховиков 1884 года, который принял резолюцию, внесенную от имени Интернационального союза плотников и поддержанную многими другими делегатами. Резолюция призывала установить 8-часовой рабочий день с 1 мая 1886 года. Организациям предлагалось провести голосование о всеобщей забастовке в поддержку этого требования. Резолюция следующего съезда в 1885 году выражала надежду, что предприниматели согласятся с представленным им документом о 8-часовом рабочем дне. Федерация тред-юнионов оставалась единственным национальным профсоюзным центром, который поддерживал движение за сокращение рабочего дня. Оно сопровождалось небывалым ростом федерации.

Плакат за 8-часовой рабочий день

К 1886 году в рядах организации, в конце года сменившей название на «Американскую федерацию труда» (АФТ), насчитывалось 138 тысяч членов.  Местные организации «Рыцарей труда», активно участвовавшие в движении, также росли в этот период исключительно быстро. Но руководство ордена решительно выступило против проведения всеобщей забастовки за 8-часовой рабочий день. Паудерли мотивировал свою позицию тем, что, во-первых, движение такого характера носит недопустимую политическую окраску, а во-вторых, тем, что массы не созрели для таких решительных действий, в силу чего борьба обречена на неудачу. Паудерли фактически сорвал переговоры с представителями АФТ о совместных действиях. 13 марта он разослал местным отделениям секретный циркуляр, где категорически высказывался против участия в забастовке 1 мая. Несколько дней спустя циркуляр был опубликован в буржуазной прессе, что нанесло чудовищный удар по авторитету «Рыцарей труда» среди рабочих.

Нью-Йорк был одним из наиболее накаленных участков классовой борьбы весной 1886 года. В начале марта разразилась стачка трамвайщиков, переросшая фактически в уличный бунт с перекрытием дорог и параличом городского транспорта. 4 марта полиция силой подавила забастовку и разблокировала движение.

Забастовка нью-йоркских трамвайщиков в 1886

В конце апреля президент США Г. Кливленд выступил с посланием конгрессу по рабочей проблеме. Признавая остроту конфликта между рабочими и предпринимателями, Кливленд отметил «жадность и чрезмерные требования» последних. Упрекнув трудящихся в «недостаточной осторожности», президент пообещал с помощью правительственного вмешательства ликвидировать разногласия. Послание было направлено на то, чтобы успокоить общественное мнение и отвлечь рабочих обещаниями. Этот номер не прошел. 1 мая 1886 года началась всеобщая забастовка.

Центром выдающейся майской стачки за 8-часовой рабочий день был Чикаго, далее по числу забастовщиков шли Нью-Йорк, Милуоки, Цинциннати, Бостон, Питтсбург, Сент-Луис. Чикаго и Нью-Йорк, два крупнейших в США промышленных центра, дали вместе 90% бастующих, причем, если стачка в Чикаго после Хеймаркетского взрыва была подавлена террором, то в Нью-Йорке в обстановке острейшего политического кризиса она завершилась частичной победой бастующих. Местный бизнес под давлением рабочих пошел на уступки и снизил количество рабочих часов.


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ИССЛЕДОВАНИЙ

  1. У. З. Фостер. Очерки мирового профсоюзного движения. М.: Профиздат, 1956
  2. Joanne Reitano. The Restless City: A Short History of New York from Colonial Times to the Present. New York: Routledge, 2010
  3. William Gillette. Retreat from Reconstruction, 1869–1879. Louisiana State University Press, 1982
  4. Eric Arnesen (ed.). Encyclopedia of U.S. Labor and Working-class History. Routledge, 2006
  5. History of the Communist Party of the United States by William Z. Foster http://williamzfoster.blogspot.ru/
  6. Richard Briggs Stott. Workers in the Metropolis: Class, Ethnicity, and Youth in Antebellum New York City. Cornell University Press, 1990
  7. Зинн Г. Американская империя. М.: Алгоритм, 2014.
  8. Peter R. Eisenstadt and others.The Encyclopedia of New York State. Syracuse University Press, 2005.
  9. John Commons and others. History of Labour in the United States. Beard Books, 1918.
  10. Edward Ellis. The Epic of New York City: A Narrative History. Basic Books, 2011
  11. Gareth Davies, Julian E. Zelizer. America at the Ballot Box: Elections and Political History. University of Pennsylvania Press, 2015
  12. Севостьянов Г. Н. и др. История США в 4-х томах. М.: Наука, 1983.
  13. David Roediger, Philip Sheldon Foner. Our Own Time: A History of American Labor and the Working Day. London-New York. Verso, 1989.
  14. Л.А. Мендельсон. Теория и история экономических кризисов и циклов. Том 2. М.: Издательство социально-экономической литературы, 1959.
  15. Хомбергер Эрик. Нью-Йорк — история города. Спб: Эксмо, 2008.
  16. Elliott Shore, Ken Fones-Wolf, and James P. Danky (eds.). The German-American Radical Press: The Shaping of a Left Political Culture, 1850-1940. Urbana: University of Illinois Press, 1992
  17. Victoria C. Hattam. Labor Visions and State Power: The Origins of Business Unionism in the United States. Princeton University Press, 2014
  18. Harmut Keil (ed.). German Workers' Culture in the United States, 1850 to 1920. Washington, DC: Smithsonian Institution Press, 1988
  19. Paul Buhle. Marxism in the United States: Remapping the History of the American Left. London: Verso, 1987.
  20. Howard H. Quint. The Forging of American Socialism: Origins of the Modern Movement. Columbia: University of South Carolina Press, 1953
  21. Frank Girard and Ben Perry. The Socialist Labor Party, 1876–1991: A Short History. Philadelphia, PA: Livra Books, 1991
  22. Bernard Johnpoll, Lillian Johnpoll. The Impossible Dream: The Rise and Demise of the American Left. Westport, CT: Greenwood Press, 1981
  23. Kenneth T. Jackson. The Encyclopedia of New York City. New Haven, CT: Yale University Press, 1995
  24. Олдингтон Ричард. Стивенсон: Портрет бунтаря. М.: Терра, 2001.
  25. A Socialist Editor Missing: Fears that Philip Van Patten Has Committed Suicide. New York Times, April 23, 1883.
  26. Morris Hillquit. History of Socialism in the United States. New York: Funk and Wagnalls, 1903
  27. Aaron Brenner, Benjamin Day, and Immanuel Ness. The Encyclopedia of Strikes in American History. Armonk NY: M.E. Sharpe, 2009
  28. Dirk Hoerder (ed.). American Labor and Immigration History, 1877-1920s: Recent European Research. Urbana: University of Illinois Press, 1983
  29. Philip Van Patten. Report of the NEC to the 2nd National Convention of the Socialist Labor Party of America: Allegheny City, Pennsylvania — Dec. 26, 1879. Corvallis, Oregon: 1000 Flowers Publishing Co., 2011
  30. Robert E. Weir. A Fragile Alliance: Henry George and the Knights of Labor. American Journal of Economics and Sociology, 56, no. 4 (Oct. 1997)
  31. Louis F. Post and Fred C. Leubusher. Henry George's 1886 Campaign: An Account of the George-Hewitt Campaign in the New York Municipal Election of 1886. New York: John W. Lovell Company, 1887
  32. Barker, Charles Albro. Henry George. Oxford University Press, 1955
  33. Богина Ш. А. Иммигрантское население США. Л.: Наука, 1976
  34. Зубок Л. И. Очерки истории США (1877 — 1918). М.: Госполитиздат, 1956
  35. Аскольдова С. М. Формирование идеологии американского тред-юнионизма. М.: Наука, 1976
  36. Rosanne Currarino. The Labor Question in America: Economic Democracy in the Gilded Age. Chicago, University of Illinois Press, 2011
  37. Craig Phelan. Grand Master Workman: Terence Powderly and the Knights of Labor. Westport, Greenwood Publishing Group, 2000
  38. Louis F. Post and Fred C. Leubuscher. An Account of the George-Hewitt Campaign in the New York Municipal Election of 1886. New York: John W. Lovell Company, 1887
  39. Proceedings of the National Convention of the Socialistic Labor Party Held at Turner Hall, Allegheny City, PA, Commencing Dec. 26th, 1879. Detroit: National Executive Committee of the Socialistic Labor Party, 1880
  40. Michael A. Gordon. The labor boycott in New York City, 1880–1886, Labor History. Vol. 16, № 2, 1975
  41. John F. Reynolds and Richard L. McCormick. Outlawing "Treachery": Split Tickets and Ballot Laws in New York and New Jersey, 1880-1910. The Journal of American History. Vol. 72, № 4, March 1986
  42. Steven J Ross. The Culture of Political Economy: Henry George and the American Working Class. Southern California Quarterly, Vol. 65, №. 2, Summer 1983
  43. Mary Beard. A Short History of the American Labor Movement. New York, Harcourt, Brace and Co, 1921
  44. Nathan Fine. Labor and Farmer Parties in the United States, 1828 — 1928.  New York, Rand school of social science, 1928
  45. Richard T. Ely. The Labor Movement in America. Boston,T. Y. Crowell & company, 1886