Не так давно была опубликована моя статья, посвящённая т. н. «обществу потребления». В ней проанализирована сущность этой социально-экономической и культурной модели – в том числе, её неразрывная связь с развитием мировой капиталистической системы. Там же было уделено внимание и тем негативным влияниям, которые «общество потребления» производит на индивида и человечество в целом: начиная с отчуждения личности и заканчивая колоссальными перерасходами ресурсов и перспективой экологической катастрофы.

Казалось бы, на том материале можно было остановиться. Более того – это оказалось бы куда удобнее для меня самого. Ведь поставить проблему – дело куда более простое и в меньшей степени провоцирующее порицание (тем более, что Фромм, Бодрийяр и многие другие умы в известной степени проработали данную тему), чем попробовать наметить адекватный путь её решения. Но, увы – без этого предложения весь смысл предыдущего материала попросту теряется.

Consumer-Society

Собственно, речь пойдёт не о пути, а о нескольких путях выхода из «общества потребления», которые различаются как по степени вероятности своей реализации, так и по уровню прогрессивности.

Перед началом разбора этих вариантов позволю себе ещё раз сконцентрировать внимание читателя на мысли, которая была обрисована в первой части статьи. Смысл её заключается в следующем: хотя «общество потребления» и выглядит порою сугубо культурным и социально-психологическим феноменом, реальные корни его кроются в экономике и базирующейся на ней системе социальных отношений. Говоря языком классической марксистской литературы, мы рассматриваем прекрасный пример того, как базис целиком определяет надстройку, а бытие определяет сознание. Материально-техническая база сделала возможным тот уровень выпуска продукции, который имеется сейчас и без которого возникновение «общества потребления» было бы невозможно. Капиталистические отношения стимулируют отчуждение личности – одного из главных условий, в которых формируется «общество потребления». Транснациональные корпорации – закономерное порождение капитализма – держат за горло мир и, будучи заинтересоваными в увеличении прибылей, стимулируют посредством рекламы и прочих технологий насаждение ложных потребностей среди населения. Государства, власть в которых напрямую или же опосредованно принадлежит крупному бизнесу, лишь покровительствуют этому процессу. Отсюда закономерный вывод – стремясь разорвать порочный круг и отойти от модели «общества потребления», мы должны менять в первую очередь экономическую составляющую. Это не станет панацеей само по себе, но создаст необходимые условия для сдвигов в общественном сознании, распространении новых ценностей и т.д. Такое положение вещей понимал, кстати, и наиболее известный исследователь «общества потребления» Эрих Фромм, ставивший на первое место в своём плане преобразований именно перемены в структуре производства.

Fromm

Эрих Фромм

Отсюда же вытекает нищета вариантов преодоления «общества потребления» сугубо пропагандистскими методами и методом личного примера внутри и в рамках этой системы. Можно сколь угодно призывать людей отринуть нынешнюю модель социума, но индивиды, не живущие в вакууме, но вплетённые в систему социально-экономических отношений, если и согласятся с вами, то не смогут массово последовать вашему призыву. Жить в обществе и быть независимым от него невозможно. И схема «начни с себя» здесь явно не работает. Стоит заметить, что для тотального распространения и реализации тех или иных идей должны быть созданы необходимые социально-экономические и, порою, политические предпосылки. Примеров тому можно привести сколько угодно. Достаточно представить, какова была бы судьба христианского вероучения, появись оно, к примеру, в античной Греции V или IV в. до н.э. Разумеется, оно не получило бы хоть сколько-нибудь серьёзного распространения. Что уж говорить – идеи Маркса не только не могли бы обрести популярность, но и вряд ли вообще могли появиться всего столетием ранее – в середине-второй половине XVIII в., ибо до промышленного переворота и в первые его десятилетия практически невозможно было сформулировать эти самые идеи.

Уповать на «просветлённых» единиц, которые чудодейственным образом попадут на важные посты и разрешат ситуацию, также излишне наивно. В нынешней «демократической» системе – что российской, что западной – никто их туда и близко не подпустит. А если кто-то из них всё же чудом пробьётся в «верхи», то в результате первых же шагов он окончит свою жизнь как Владислав Листьев, который будучи гендиректором  ОРТ посмел ограничить рекламное время.

342126406

Однако возникает закономерный вопрос: что же должно случиться с экономикой, дабы «общество потребления» было подорвано?

Вариант первый – наименее приятный для нас и, конечно же, ни в коем случае не прогрессивный. Его реализация возможна, к примеру, в результате глобальной катастрофы, которая значительно ограничит потенциал человечества и подорвёт всю существующую систему производства и потребления. Гигантский метеорит, несколько метких атомных бомб или же другие напасти способны выбить человечество из нынешней колеи, надолго заставив позабыть о гонке за новыми разработками модных брендов.

Второй вариант чуть более позитивный, но, в конечном итоге, сводящийся к первому. Мы можем не предпринимать никаких изменений, а просто следовать нынешним трендам развития общества. Но не нужно быть знатоком диалектики, чтобы понять – эти тренды не могут быть вечными. Противоречия, заложенные в основе нынешнего способа производства, тем или иным способом доведут его до финального краха. Ничто не вечно – и элементарный ресурсный голод уже через несколько десятилетий рискует похоронить в опустевших шахтах и скважинах разлагающийся труп «общества потребления». Здесь же стоит вспомнить и об экологических проблемах – ведь столь мощного нерационального давления, которое мы видим сегодня, природа долго выдерживать не сможет.

20130206000206

Подрыв и деградация экономики могут стать вполне реальным финалом для «общества потребления». Однако есть и ещё один путь – прогрессивный.

Современные буржуазные идеологи пытаются представить нынешнюю мировую экономическую систему как единственно верный и возможный для реализации на практике вариант. Однако это не так. Вы думаете, что без вездесущей рекламы развитие торговли невозможно? Вы считаете, что частная собственность на средства производства – наиболее эффективная из всех форм собственности? Или вы уверены, что рынок является необходимым экономическим регулятором, а любое централизованное планирование здесь обречено на бюрократизм и косность?

Отнюдь нет. Некоторое время назад на «Вестнике бури» публиковалась замечательная статья про Общегосударственную автоматизированную систему учёта и обработки информации (ОГАС), которая разрабатывалась ещё в советское время и которая могла бы полностью изменить лицо экономики. Эффективное автоматизированное управление производством и распределением в масштабах государства и даже мира не только не утопия – при нынешних технических возможностях его повсеместное внедрение уже пару десятилетий как могло бы быть реализовано на практике. Не выдерживает критики и постулат либералов о примате частной собственности на средства производства, развенчанию которого также был посвящён отдельный материал на ВБ.

Что же касается перестройки управления производством на низовом уровне, то в одной из частей работы «Здоровое общество» Фромм довольно подробно обрисовал эту новую модель. Да и мне доводилось, используя уже новейшие примеры, касаться этой темы. Примечательно то, что даже в рамках капиталистического общества возникают и успешно существуют новые типы предприятий коммунитарного типа. Они-то и указывают необходимый вектор перестройки управления на предприятиях.

04_Gl_Tula

Академик Виктор Михайлович Глушков (в центре) и другие разработчики ОГАС.

Ликвидация завладевших миром тоталитарных корпораций, установление общественной собственности и введение глобальной системы централизованного управления экономикой на глобальном уровне и коллективного – на местах дали бы возможность покончить с технологиями массового оболванивания населения и создали бы все необходимые предпосылки для серьёзной культурной перестройки. Именно такое положение вещей сформировало бы условия, в которых потребление стало бы осознанным, а не навязанным актом; в которых творчество, самореализация, преодоление отчуждения личности заменили бы необходимость самоутверждаться путём гонки за брендами и скрашивать бессмысленность своего существования посредством всё возрастающего и столь же бессмысленного поглощения благ. Я уже не говорю о том, что такая система позволила бы куда более разумно использовать иссякающие ресурсы.

Описанное выше фактически является уничтожением капиталистической системы и установлением социалистических отношений. Собственно, социализм является третьим – наиболее сложным, но единственным прогрессивным путём выхода из «общества потребления». Но вставая на этот путь, человек бросает вызов самым влиятельным субъектам экономической и политической системы. Транснациональные корпорации и обслуживающие их интересы бюрократические госструктуры – главные враги в борьбе против «общества потребления». Это страшные и могущественные враги, которые к тому же будут готовы забыть о своих собственных противоречиях в том случае, если их общим интересам будет грозить опасность. Когда-то в известнейшем программном документе писалось: «Призрак бродит по Европе - призрак коммунизма. Все силы старой Европы объединились для священной травли этого призрака: папа и царь, Меттерних и Гизо, французские радикалы и немецкие полицейские.» Если этот призрак вновь проснётся и, тем более, начнёт обретать плоть и кровь, то объединятся все – Путин, Обама, Меркель, Порошенко, «Газпром», Apple, Microsoft… И тогда уже встаёт вопрос иного рода: каким образом прогрессивные элементы должны преодолевать этот напор?

Митинги и прочие подобные формы протеста здесь в качестве методов противодействия попросту не работают. Выборы? Как писал Марк Твен: «Если бы от выборов что-то зависело, то нам бы не позволили в них участвовать». Выше эта проблема уже затрагивалась. Акции прямого действия также явно не годятся для эффективной борьбы с корпорациями - это прекрасно продемонстрировало движение альтерглобалистов. Можно разгромить Mcdonald’s, подраться с полицией и даже сорвать важный саммит - но всё это, демонстрируя «безбашенность» активистов, не пробивает в системе даже сколько-нибудь серьёзной бреши. Не более продуктивны и террористические методы, мысли о которых часто приходят в головы тем, кто узрел ущербность системы. В «Бойцовском клубе», с упоминания которого я начал первую часть статьи, как раз представлен такой путь. Однако терроризм как метод борьбы не оправдал себя в истории - нагнав жути на угнетателей, он никогда не устранял самого угнетения.

tumblr_m71fbedybo1r9mwe3o1_1280

Конечно, имеет определённые шансы на воплощение путь, который наметили большевики в начале прошлого столетия - хотя и нужно признать, что его реализация крайне затруднительна. Борьба за перерождение «общества потребления» пролегает через взлом глобальной экономической и политической системы. Это невозможно без овладения властью наёмными работниками, ныне массово оболваниваемых этой системой. Наиболее сознательные элементы из этой среды по замыслу Ленина должны объединиться в кадровую партию нового типа – хорошо законспирированную и работающую как слаженный механизм на принципах демократического централизма. Пользуясь политическим кризисом, этот авангард, до этого уже заручившийся поддержкой народных масс, берёт власть в руки в одном из сегментов мировой системы, а затем – запускает процесс мировой революции, распространяя новый экономический уклад на другие территории и руша систему в целом.

Таким образом, культурная и социально-психологическая проблема глобального масштаба находит свои пути разрешения в экономической сфере, а также сфере политической. И, на первый взгляд, удивительным образом мы от обсуждения «общества потребления» плавно переходим к обсуждению идеи мировой революции. Впрочем, это уже отдельный разговор.