Некоторое время назад, когда только разгорался скандал вокруг Рамзана Кадырова, красноярский депутат Константин Сенченко обвинил главу Чеченской республики в том, что тот позорит, помимо всего прочего, звание Академика. Действительно, занятным образом Кадыров в 2004-м и 2005-м оканчивает два факультета Махачкалинского института бизнеса и права, а в 2006-м, не имея никаких научных достижений и обладая весьма сомнительным образованием, сходу становится почётным членом РАЕН.

Впрочем, если бы президент Чечни был единственным персонажем, роняющим сам статус и само звание учёного в России, беда была бы не столь масштабной. Но есть и другие «светила». К слову, в той же РАЕН состоит немало лжеучёных и депутатов от всех фракций Госдумы.

То есть, с одной стороны, мы видим высших чиновников и партийных функционеров, которые чудесным образом сплошь являются кандидатами и докторами наук. Клоуны всея Руси а-ля Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов оказываются продвинутыми философами, функционер «Единой России» Олег Платонов  - профессором РУДН и т.д. Неудивительно, что когда начинается очередная кампания по вскрытию плагиата в научной среде, именно в диссертациях политиков его находят в первую очередь и в огромных количествах. К слову, многие ещё помнят историю с тотальным «копипастом» в диссертации Путина.

С другой стороны, есть и иная категория – активно позиционирующая себя как «учёных мужей» и несущая «свет знания» в массы, но на деле лишь популяризирующая мракобесие и псевдонауку. И вот эти господа, на мой субъективный взгляд, ещё более отвратительны и опасны, нежели всякого рода путины, кадыровы, зюгановы и жириновские, которые являются в первую очередь политиками, а потому – лишь засоряют собой научное сообщество.

Гордость отечественной науки

Впрочем, позвольте сделать теоретическое отступление и сказать пару слов о сущности псевдонауки и её вреде для общества.

Наука и псевдонаука.

Помню, как однажды один мой университетский преподаватель заявил на семинаре по “Методологии истории”, что главной чертой научного знания является признание его научности большинством учёных. Однако нельзя не заметить, что этот консенсус также не вырастает на пустом месте - у учёных есть в арсенале ряд критериев, которые позволяют сделать вывод о том, является ли конкретная концепция научной, или же нет.

Очевидно, что этими критериями являются: объективность, доказательность и обоснованность, выраженность в конкретных научных понятиях, рациональность, системность, проверяемость, прогрессивность. Несоответствие хотя бы части из данных пунктов делает знание ненаучным, а подчас и антинаучным.

Здесь, правда, встаёт ряд вопросов, за которые активно цепляется псевдонаука. Во-первых, абсолютно объективное познание мира фактически невозможно – ибо наши органы чувств несовершенны. Можно привести простой пример с восприятием цветов. Рецепторы человеческого глаза, сформированные в процессе длительной эволюции, лишь по-своему улавливают отражённый от предметов свет, выдавая в нашем сознании определённую картинку. Представители других животных видов несколько иначе (порою – совсем иначе) воспринимают реальность. Что уж говорить – даже у людей восприятие окружающего мира порой может варьироваться. Во-вторых, во многих методах эмпирического познания неизбежно сквозит субъективизм. Довольно часто публикуются материалы, гласящие о том, что итоги эксперимента не в последнюю очередь зависят от лица, его проводящего. В-третьих, сама наука меняется, открывая новые грани объективной реальности. Старые понятия и концепции, считавшиеся научными, переходят в разряд устаревших или даже псевдонаучных. Вспомним хотя бы примеры алхимии или теорий древнегреческих мыслителей, искавших первооснову материи.

Впрочем, всё это отнюдь не поводы для научного нигилизма. Несовершенство нашего чувственного аппарата (к счастью, более-менее общего для всех представителей вида Homo sapiens sapiens) не мешает нам пытаться приблизиться максимально близко к познанию объективной реальности. Несовершенство эмпирических методов также не отменяет их значимости – в противном случае, человечество не взобралось бы на такие высоты в плане технического прогресса. Наконец, никто не умаляет значения научных дискуссий, главная цель которых – опровержение случайных или преднамеренных неточностей и фальсификаций.

Что касается псевдонауки, то журнал «Скепсис» уже сделал довольно широкую подборку материалов о её представителях. Такую, что трибунал можно назначать хоть на завтрашний день. Здесь и «мещанин во писательстве» Стариков, несущий откровенный бред и тасующий исторические факты, как вздумается безо всякого критического анализа и элементарного умения работать с историческими источниками. Здесь и приснопамятный Петрик со своими фильтрами для воды, которые, будь они действительно внедрены через лоббистов во власти, причинили бы массовый вред здоровью граждан. Здесь и профессор Добреньков, поддерживающий мракобесные псевдонаучные концепции (чего только стоит проведение им круглого стола с приглашением известного фальсификатора-гомофоба Пола Кэмерона). Здесь и популярный ныне Лев Гумилёв со своей теорией «космического фактора», который якобы приводит к всплескам «пассионарности» в тех или иных уголках планеты. Здесь новые пособия по биологии, медицине, истории, напичканные мракобесием, и много других сказок, получивших вдруг реалистичный облик.

Господин Петрик

Что же движет в таких случаях лжеучёными, преумножившимися в числе и активизировавшимися в последние десятилетия? Как и в любой науке, тут есть определённое число совершенно искренне заблуждающихся. Однако это лишь малая часть. Кто-то (как упомянутые Кадыров, Путин, Жириновский с Зюгановым) используют учёные степени для повышения своего политического авторитета. Кто-то – даже для откровенной идеологической работы в угоду правящему классу. Посмотрите хотя бы на того же Старикова или Дугина. Поскольку в народе довольно прочно укоренилось советское представление об учёном, эти шарлатаны могут под прикрытием своего статуса промывать мозги народу охранительством, «традиционными ценностями», религиозным мракобесием и далее по списку. Для кого-то наука стала прикрытием для реализации своих шкурных коммерческих интересов (пример – вышеупомянутый Петрик). Признаться, я не совсем понимаю, куда можно отнести разного рода «народных целителей» вроде Геннадия Малахова – как правило, они также попадают в последнюю категорию.

Стало быть, расцвет псевдонауки напрямую связан с интересами элит, да и в целом – с капиталистической системой. Примечательно, то тут, то там слышатся выпады в сторону «идеологичности» советской науки, но в плане этой самой «идеологичности» современные псевдоучёные дадут фору кому угодно. Стоит заглянуть хотя бы в школьные учебники. Здесь примечательны слова известного физика и телеведущего Сергея Петровича Капицы: Первый канал требовал, чтобы я, во-первых, громил советскую науку и, во-вторых, не возражал против всякой лженауки. Я отказался категорически. Тогда меня выгнали оттуда.

С.П.Капица долгое время был главным популяризатором науки в стране

Стоит упомянуть, что в условиях рыночной экономики даже те деятели, которые не желают отходить от принципов научности, вынуждены действовать в довольно узких рамках. Система грантов указывает учёным те направления, куда нужно прокладывать дорогу, а куда – нет. Более того, гранты, цель которых – максимально простимулировать прикладную науку, лишь минимально работают на поддержание фундаментальных отраслей знания, без развития которых всю систему ждёт лишь деградация. Впрочем,ситуация в науке – это отдельная тема для разговора.

Таким образом, опасность псевдонауки заключается в следующем. Она работает на мифотворчество и оболванивание народных масс, прививая ложное сознание. Она действует подчас в интересах правящего класса, которому проще держать в подчинении стадо овец, нежели общество думающих людей. Она способна привести к упадку целых отраслей знания (представьте, если все школьники и студенты начнут массово заниматься по шизофреническим учебниками по биологии и медицине). Она может принести ущерб здоровью людей. Давайте представим, что те самые фильтры Петрика были бы пущены в оборот. Или миллионы людей при серьёзных болезнях начали бы использовать уринотерапию по методу Геннадия Малахова вместо того, чтобы идти ко врачу. Наконец, всякого рода лжеучёные попросту роняют статус науки. Мы идём к тому, что апелляция к докторской степени больше не будет восприниматься всерьёз – ведь «Дугин-то тоже доктор».

Борьба против псевдонауки – это борьба за прогресс, а если смотреть шире – борьба с нынешней политической и экономической системой, борьба за культурное обновление общества. Но что мы реально можем сделать в этой борьбе?

Как бороться с мракобесами на кафедрах?

Очевидно, что полная победа над псевдонаукой возможна лишь при условии, когда её противники завладеют государственной властью. Необходима полная перестройка образовательной системы, дабы навсегда уберечь её от всевозможных добреньковых. Но кое-что прогрессивные силы могут сделать уже сейчас.

  1. Создать научно-популярный портал, который специализировался бы на разоблачении псевдонаучной деятельности в России. Этот ресурс мог бы стать площадкой для консолидации сторонников и защитников научных методов и местом для координации их действий.
  2. Установить контакты с комиссией Российской академии наук по лженауке. В сложившейся ситуации её члены объективно не могут влиять на положение вещей, но их позиции могут быть усилены при серьёзной общественной поддержке.
  3. Составить список псевдоучёных и лженаучных теорий. На преподавание данных теорий в системе образования должен быть наложен запрет, а их адепты выдворены со своих кафедр. Здесь, правда, необходимо знать меру и не выплеснуть с водой ребёнка. Необходимо, в первую очередь, взяться за те теории, ядро которых полностью опровергнуто или же морально устарело.
  4. Добиваться лишения научных степеней всех, кто получил их, пользуясь коррупционными схемами. В первую очередь, здесь полетят головы всевозможных политиканов.
  5. Достигать отставки всех учёных и чиновников, принимавших участие в “реформировании” образования в последние два с половиной десятилетия. В эту категорию попадают и такие лица, как Фурсенко и Ливанов, и коллаборационисты вроде Гельфанда. Необходимо провести расследование о результатах их деятельности. Не беда, если расформируют кафедру, факультет или даже ВУЗ, созданный по псевдонаучным шаблонам - гораздо больше вреда будет от их существования.
  6. Стремиться к тотальному закрытию факультетов и кафедр теологии в светских образовательных учреждениях. Думаю, тут особых пояснений не нужно.

Нужно понимать, что прогрессивным силам необходимо дать отпор наступающему варварству и мракобесию. Уже потеряно много, уже статус учёного упал, уже потребуется немерено усилий, чтобы вывести все нечистоты из системы науки и образования. И тенденции показывают, что ситуация будет лишь ухудшаться, если не дать псевдонауке бой.