В массовом сознании Япония ассоциируется с высокими технологиями, бело-розовыми цветами сакуры,  популярным во всём мире жанром анимации, специфической кухней и прочими стереотипными вещами и явлениями. Человек немного глубже знакомый с историей этой страны наверняка вспомнит так называемое «японское экономическое чудо» или Кабуки, один из видов традиционного японского театра. Изучение политического пространства и процессов,  происходящих в Японии, остаётся уделом небольшого количества востоковедов и учёных-японистов. Между тем, в Японии, как и в каждой стране, существуют свои социальные противоречия, классовое неравенство, сверхэксплуатация наёмных работников и всё то, о чём вам не расскажут глянцевые журналы и рекламные буклеты туристических агентств, предлагающих посетить «страну восходящего солнца». И, конечно же, в Японии существует своя коммунистическая партия, являющаяся отнюдь не маргинальной политической силой. Коммунистическая партия Японии – одна из крупнейших неправящих компартий мира, которая ещё в ХХ веке пошла по своему собственному уникальному пути развития и начала использовать элементы идеологического комплекса еврокоммунизма едва ли не раньше, чем сами европейские коммунисты.

О еврокоммунизме сказано и написано немало, зачастую сам термин «еврокоммунизм» употребляют в постсоветском левом дискурсе в качестве жаргонизма, имеющего негативную окраску, или используют этот термин для обозначения любой левой партии, осуществляющей свою деятельность в центральной или западной Европе. Поэтому, прежде чем перейти к рассмотрению истории и особенностей идеологической эволюции японской компартии, стоит вспомнить о генезисе данной модификации коммунистической идеологии и её основных положениях. Еврокоммунизм стал результатом идеологической трансформации ряда коммунистических партий после Второй мировой войны. Основными положениями еврокоммунизма можно считать: признание сосуществования частной, государственной и кооперативной собственности; борьбу за власть парламентскими методами; единство с прогрессивными некоммунистическими силами; в ряде случаев – отказ от конфронтации с религией, а также признание индивидуальных и демократических свобод [18, с. 67]. Большинство коммунистических партий, исповедовавших “каноническую” версию еврокоммунизма, потеряли своё прежнее влияние или вовсе перестали существовать. К примеру, Французская коммунистическая партия, стабильно получавшая в 1950-ых и 1960-ых годах на общенациональных выборах от 25% до 30% на парламентских выборах, в 2002 году получила всего 4,8% голосов [1]. Схожая политическая судьба постигла и Коммунистическую партию Испании, имевшую во времена фашистской диктатуры Франко большую популярность, чем в нынешней Испании. После смерти Франко у КПИ был всплеск популярности, но затем рейтинг партии  падал, в 1982 – лишь 4% и 4 мандата в Кортесах [2]. Итальянская коммунистическая партия, некогда одна из сильнейших компартий Европы, и вовсе мутировала в сторону социал-либерализма, впоследствии превратившись в деидеологизированную Демократическую партию [3].

Картинки по запросу "демократическая партия италии"

Однако “еврокоммунизм” не является идеологическим феноменом, характерным исключительно для коммунистических партий стран Европы. Одна из коммунистических партий, использующих в своей идеологии элементы еврокоммунизма – Коммунистическая партия Японии (КПЯ). Уникальность  эволюции японской компартии состоит в том, что изменения в её идеологии начали происходить ещё до падения социалистического блока и независимо от «первопроходцев» еврокоммунизма в лице итальянской, испанской и французской компартий. В отличие от европейских компартий, которые шли по пути еврокоммунизма, КПЯ не только сохраняет, но и периодически улучшает свои электоральные позиции, продолжая позиционировать внешнюю приверженность научному социализму.

Коммунистическая партия Японии была основана в 1922 году, на базе независимых профсоюзов и марксистских кружков [4]. Как и в случае с американской и рядом европейских компартий, предшественницей японской компартии была Социалистическая партия Востока (СПВ), созданная в 1872 году и запрещённая властями в 1887. Первый лидер японских коммунистов Сэн Катаяма называл её “родоначальницей пролетарской партии”, т.к. именно создание СПВ подтолкнуло японскую общественность к изучению социалистических идей, созданию первых кружков и организаций социалистического толка[5, c. 34]. Следует особо отметить, что на момент создания СПВ наибольшее распространение в Японии имели идеи утопического социализма и так называемого «христианского социализма». Преобладание мелкой и кустарной промышленности, немногочисленность пролетариата, и пополнение его рядов за счёт разоряющейся мелкой буржуазии, придавало популярности разнообразным формам мелкобуржуазного социализма, подразумевавшими возможность гармонизации отношений между трудом и капиталом. Централизация японской промышленности и создание крупных концернов сделали неэффективными старые рабочие организации, которые представляли собой небольшие замкнутые на себе ячейки, и поставили перед трудящимися Японии вопрос о создании массовых организаций для защиты своих прав. После запрета СПВ, в 1907 году была создана Социалистическая партия Японии (СПЯ). На II съезде СПЯ заявила о том, что она «ставит своей целью осуществление социализма», и тоже была запрещена, а часть её руководителей обвинили в подготовке государственного переворота, приговорили судом к бессрочным каторжным работам и даже смертной казни [5, c. 50]. Организованное социалистическое движение в Японии прекратило своё существование на долгое время, в стране действовали лишь небольшие разрозненные группы. Однако ситуация изменилась после победы Октябрьской революции в России, вдохновившей японских рабочих на массовые антиправительственные выступления, которые получили название «рисовые бунты». После их подавления, все последующие протесты начинали приобретать политическую окраску, повсеместно создавались рабочие, студенческие и женские организации. Период деморализации левого движения в Японии окончился. В этих условиях была создана новая организация — Социалистическая лига Японии (СЛЯ), объединявшая коммунистов, социалистов, анархистов и профсоюзных активистов. Эта организация была распущена указом японского правительства в соответствии с законом «Об охране общественного порядка и спокойствия» несмотря на то, что ограничивалась общей агитацией и из-за идейной разнородности не представляла собой реальную политическую силу [5, c. 67].

Таким образом, предпосылками для создания КПЯ стали следующие факторы: централизация производства, популярность социалистических идей в массах, неудачный опыт построения идеологически неоднородных организаций и сильное рабочее движение, вдохновляемое примером русских большевиков.

Первоначально значительное влияние на идеологическую линию японских коммунистов оказывал Коминтерн.  В ноябре 1918 года по инициативе Коминтерна была созван 1-ый съезд коммунистических организаций народов Востока. На этом съезде участники признали целесообразным подготовить материалы, которые способствовали бы коммунистам Японии в агитационной работе. На втором подобном съезде,  в отличие от первого, представители Японии не присутствовали, однако передали съезду доклад видного деятеля социалистического движения того времени Хитоси Ямакава со оценкой ситуации в стране. В докладе было выражено стремление японских коммунистов «изыскать путь для постоянных и тесных отношений с 3-им Коммунистическим Интернационалом для ведения пропаганды и получения от него необходимых указаний и помощи» [5, c.70]. Решающее значение имел съезд Коммунистических и революционных организаций Дальнего Востока, созванный в январе 1922 году, на котором японская делегация лично встретилась с лидером российских большевиков Владимиром Ильичом Лениным [4]. На этом съезде С. Катаяма выступил с докладом, где содержался призыв к народам Востока объединиться и бороться с японским империализмом. Съезд признал необходимым создание в Японии коммунистической партии на основе соединения стихийного рабочего движения с теорией научного социализма. Тем не менее, программа КПЯ была принята не сразу - из-за того, что партия получила в наследство от организаций-предшественниц идейную раздробленность, на момент основания в партии сохранялись как представители правой социал-демократии, так и анархисты. Около полугода среди членов КПЯ шли дискуссии о всеобщем избирательном праве, союзниках пролетариата и характере революции, которая, по мнению японских коммунистов, ожидала Японию в скором времени.  Только в марте 1923 года был принят проект программы КПЯ, подготовленный Коминтерном совместно с японской делегацией. Отдельно стоит отметить, что в проекте программы ставились задачи в том числе демократического характера: всеобщее избирательное право для мужчин и женщин, а также свобода ассоциаций, печати, слова, собраний. В этом программном документе содержались следующий требования, носившие социальный характер: 8-часовой рабочий день, страхование, введение прогрессивного подоходного налога и конфискация земли в пользу крестьян [5, c. 75].

Таким образом, в программе признавался тот факт, что для реализации перехода на качественно новый уровень социалистических преобразований, была необходима реализация демократической программы-минимум. Поскольку в Японии, по мнению как японских коммунистов, так и международного коммунистического движения, существовал капитализм, облачённый в форму феодальных отношений. Такая постановка целей была характерна для большинства партий, считавших себя марксистско-ленинскими, так как в соответствии с коммунистической теорией , действительное развитие отрицает не только тот, кто признает лишь количественную сторону его процесса, но и тот, кто в становлении видит только качественные изменения, кто всюду видит или требует революций и скачков, напрочь отрицая тем самым реформы [10, c. 64]. Так и японская компартия наряду с требованием создания рабоче-крестьянского правительства требовала избрания демократического парламента и замену монархии демократической республикой. 

Программа КПЯ того времени отражала стремление японских социалистов и коммунистов облечь свою теорию в наукообразную форму и представляла собой отрицание предыдущих этапов развития левого движения в Японии, характеризовавшихся «идеальными» устремлениями к обществу социальной справедливости и базировавшихся на «христианско-социалистических» концепциях и утопическом социализме.

Однако вопрос о реализации минимальной и максимальной программы в партии оставался дискуссионным, к началу 1930-ых в КПЯ сформировалась «Рабочая группа КПЯ», которая считала буржуазно-демократический этап революции завершенным и выступала с тезисом о необходимости пролетарской революции [4]. Другое течение, представленное руководством КПЯ, считало, что Японии предстоит пролетарская революция по форме, но по содержанию вынужденная решать задачи буржуазно-демократического характера. Обе эти идеологические линии противоречили тезисам Коминтерна 1927 года, в которых было указано, что предстоящая в Японии революция будет носить исключительно буржуазно-демократический характер. 

После чего Коминтерн фактически вмешался в внутрипартийную дискуссию и содействовал борьбе якобы «здоровых элементов» в КПЯ с фракциями внутри партии. Ситуация осложнялась тем, что в это же время в Японии формировалась милитаристская диктатура, основанная на японизированном варианте фашизме – «ниппонизме».  Установление в стране полуфашистской диктатуры сопровождалось репрессиями в отношении коммунистов и попытками поставить КПЯ вне закона, в результате чего во второй половине 1930-ых КПЯ была практически уничтожена, а отдельные члены партии действовали только в эмиграции или глубоком подполье. Вновь активизировать свою деятельность КПЯ удалось только после победы над милитаристской Японией в 1945 году. Именно тогда партия впервые провела свой съезд легально, однако из-за начала «Холодной войны» американские оккупационные власти содействовали запрету КПЯ, и  июне 1950 года партия снова была запрещена. Деятельность КПЯ в послевоенный период и вплоть до запрета характеризуется требованиями демократизации политической жизни, преодоления последствий милитаризма и за независимость от оккупационной администрации США [6]. Отход от рафинированной марксистско-ленинской повестки был обусловлен построением «единого фронта» во время милитаристской диктатуры, что подразумевало работу и сотрудничество с левореформистскими организациями и профсоюзами, что влекло за собой взаимовлияние коммунистической и социал-демократической идеологии [5, c. 200]. Неудивительно, что после активизации своей деятельности КПЯ в 1945 г., коммунисты поддержали на выборах в парламент Социалистическую партию Японии, которая, впрочем, не являлась типичной социал-демократической партией [7]. В связи с этим не лишним будет вспомнить слова представителя КПСС Михаила Суслова на международном совещании коммунистических партий в ноябре 1957 года в Москве: «Недавно мы принимали у себя делегацию Японской социалистической партии. Мы убедились, что японские социалисты гораздо прогрессивнее западноевропейских. Они заявили, что имеется возможность сотрудничества с японскими коммунистами по довольно широкому кругу вопросов [8, c. 267].» В той же речи Суслов отметил, что подобное сотрудничество исключило бы опасность возрождения милитаризма в Японии.

Во многом послевоенная программа КПЯ совпадала с положениями, которые были озвучены в середине 1960-ых годов западноевропейскими коммунистическими партиями и впоследствии оформились в идеологический комплекс, получивший название «еврокоммунизм» и рассматривавшийся (про)советскими коммунистами как одна из разновидностей ревизионизма. К слову, КПЯ приняла на вооружение некоторые «еврокоммунистические» установки за долго до появления термина «еврокоммунизм» и его формирования в целостную теоретическую модификацию коммунистической идеологии. Не смотря на идеологическую трансформацию КПЯ в сторону еврокоммунизма, уже в 1950-ых годах партия попала под влияние Коммунистической партии Китая (КПК), выступила с критикой СССР как «ревизионистского государства» и   приняла «Программу 1951-го года», которая исключала возможность мирного прихода к власти и декларировала методы «народной войны» по образцу Китая [11].

Можно выделить следующие предпосылки резкого и практически единовременного перехода КПЯ на маоистские позиции: стремление отмежеваться от влияния СССР и ВКП(б)  (даже после отказа от маоизма КПЯ не принимала участия в Международном Совещании Коммунистических и рабочих партий 1969 года) и запретом на деятельность в легальном поле в 1950 году [9]. Стремясь подчеркнуть свою независимость от Москвы, КПЯ в 1969 году также выступила за возвращение Курильских островов в состав Японии и аннулирования того положения Сан-Францисского мирного договора, в соответствии с которым Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова [13, c. 220]. При этом, КПЯ выступает против обладания ядерным оружием какой-либо страной или концепции военных блоков, а также выступает против любых попыток пересмотреть 9-ю статью Конституции Японии, которая гласит: «Японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров». После распада СССР КПЯ выпустила заявление под названием «Мы приветствуем конец великого исторического зла империализма и гегемонизма [14].»

Уже к середине 1950-ых КПЯ начала терять свой электорат, который переходил к умеренным социалистам. К 1958 году КПЯ запустила обратную модернизацию к своим послевоенным установкам и к 1961 году была принята более умеренная программа КПЯ. К середине 1970 гг. из программы  изъяты упоминания диктатуры пролетариата и всех упоминаний о марксизме-ленинизме, которые были заменены термином «научный социализм». На XIII съезде КПЯ (1976) была принята «Декларация свободы и демократии», призывавшая сначала к демократическому обновлению страны через создание демократического коалиционного правительства, а затем – к построению коммунизма. В результате, КПЯ стала, вероятно, первой азиатской компартией, занявшей позиции еврокоммунизма. Это подразумевало включение КПЯ в политический процесс в качестве системной оппозиции [12, c. 131].

В 1980-ых годах трансформация КПЯ происходила под влиянием критики со стороны оппонентов правоцентристской Либерал-демократической партии (ЛДП). В преддверии девяностых ЛДП старалась навязать коммунистам дискуссию о социализме, критикуя социалистический выбор в любом его варианте. Это вызывало необходимость идеологизировать предвыборную агитацию, работая не столько на привлечение электората, сколько на борьбу с идеологическими оппонентами из правого лагеря [13, c. 219]. Во многом благодаря этому, КПЯ сохранила приверженность основным положениям коммунистической идеологии и  продолжает заявлять о необходимости построения социалистического и коммунистического общества, а ключевым элементом социалистической трансформации партия по сей день считает социализацию средств производства [15]. В политической сфере КПЯ также выступает против вмешательства императора Японии в политику, хотя и прекратила выступать за демонтаж монархии и обещает не призывать императора отречься от престола в случае прихода к власти [14]. В 2015 году партия признала, что за последние 30 лет император не заявлял ничего, противоречащего основному закону страны, согласившись присутствовать на церемонии открытия сессии парламента, которую коммунисты не посещали до с 1947 года [18]. Отметим, что японский император после поражения Японии во Второй мировой войне был вынужден признать, что не является потомком богов и с того времени выполняет исключительно церемониальные функции [7].

В действующей программе КПЯ говорится: «Японское общество нуждается в демократической революции вместо социалистической. Эта революция сможет покончить с чрезмерным подчинением по отношению к Соединённым Штатам и тираническими правилами больших корпораций и бизнес-кругов; революция, которая обезопасит и приведёт Японию к подлинной независимости и привнесёт демократические реформы в политику, экономику и в общество» [15]. На сегодняшний день КПЯ  осуждает сталинизм с левых позиций: «С 1960-х годов мы [КПЯ] предпринимали усилия по преодолению ложной идеологии Сталина, возрождению первоначальной идеи научного социализма и дальнейшему ее развитию в соответствии с новыми обстоятельствами, с которыми сталкиваются Япония и мир. Для этого необходимо провести углубленное исследование классических работ научного социализма [16]». КПЯ также считает недопустимой догматизацию теории насильственной революции и придерживается теории «революции большинства» или «пошаговой революции», в соответствии с которой каждая стадия общественного развития должна наступать тогда, когда будет принята и одобрена большинством [17]. Впрочем, ничего нового японские коммунисты не изобрели, ещё В. И. Ленин, указывал, что победа пролетариата невозможна без поддержки его борьбы огромным большинством трудящихся [20].
Так, по мнению японских коммунистов, современная Япония нуждается не в социалистической, а в демократической революции. При этом, японские коммунисты критически относятся к опыту построения социализма с «китайской спецификой», хотя и выступают против конфронтационных отношений с Китайской Народной Республикой [15].

В отличие от западноевропейских коммунистических партий, КПЯ не утратила своего влияния и в 2017 получила 7, 91% (4,4 миллиона голосов) в Палате представителей (нижняя палата парламента) и 10,74% (6, 02 миллионов голосов) в Палате советников (верхняя палата парламент) по результатам выборов 2016 года. В КПЯ состоит более 300.000 тысяч членов, что позволяет назвать КПЯ одной из крупнейших неправящих коммунистических партий мира (В середине 1960-х гг., по оценкам госдепартамента США, в КПЯ состояло около 120 тыс. человек (0,2% от работоспособного населения страны)[14] [17]. Именно от КПЯ избрано больше всего депутаток-женщин[14].

КПЯ, восприняв демократические права и свободы, парламентские методы борьбы, признав некоторые консенсусные для японского общества ценности и не отказавшись при этом от марксистской фразеологии и ориентации на «научный социализм» фактически предвосхитила развитие современных компартий Европы, находящихся в поиске своего идеологического лица между радикальными левыми позициями и призывами к «демократическому и социальному обновлению» общества. Стоит также отметить, что «еврокоммунизм» в Японии формировался независимо от идеологической трансформации европейских коммунистических партий и отдельные его элементы были взяты на вооружение японской компартией задолго до концептуального оформления еврокоммунизма. 

Позиция КПЯ по тем или иным вопросам может вызывать вполне обоснованную критику, но то, что японское коммунистическое движение проделало уникальный путь идеологической трансформации и, при этом, несмотря на невиданный размах репрессий, не превратилось в декоративный атавизм японской политической системы остаётся фактом бесспорным и удивительным.  В отличие от многих «реликтовых» коммунистических партий, КПЯ не вдарилась в консерватизм и реконструкторство. Справедливости ради, стоит отметить, что и предпосылок для этого у КПЯ практически не было. При этом, японские коммунисты не потеряли своё идеологическое лицо на фоне деморализации, произошедшей после распада мировой социалистической системы, как это произошло с рядом коммунистических партий Европы.

Можно прогнозировать, что в обозримом будущем КПЯ будет оставаться весомой силой в политическом пространстве Японии и по мере падения консервативных настроений в обществе приобретать популярность благодаря не только социальным, но также демократическим, экологическим и феминистским пунктам своей повестки.

Список использованной литературы

  1. 1er tourdesélectionslégislativesdu 9 juin 2002 [Электронный ресурс]– Режим доступа: http://www.assemblee-nationale.fr/elections/resultats.asp– Дата доступа: 11.09.2019
  2. Потапейко, П. Левые партии южной Европы [Электронный ресурс] / П. Потапейко – Режим доступа: https://imhoclub.by/ru/material/levie_partii_juzhnoj_evropi_1– Дата доступа: 19.01.2019
  3. Жвания, Д. ИКП- смерть как расплата за соглашательство [Электронный ресурс] /Д. Жвания – Режим доступа: https://www.sensusnovus.ru/analytics/2013/07/10/16762.html– Дата доступа: 19.01.2019
  4. Марков, М. Создание КПЯ. Рабочее и социалистическое движение в Японии в 20- е годы [Электронный ресурс] /М. Марков – Режим доступа: https://www.rotfront.su/%D1%81%D0%BE%D0%B7%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BA%D0%BF%D1%8F-%D1%80%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D1%87%D0%B5%D0%B5-%D0%B8-%D1%81%D0%BE%D1%86%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81/– Дата доступа: 19.01.2019
  5. Коваленко,И.И. Очерки истории коммунистического движения Японии до Второй мировой войны/И.И. Коваленко. – М.: Издательство «Наука». – 1979. – 273 с.
  6. Восстановление и формирование новых демократических партий [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://studme.org/129858/politologiya/vosstanovlenie_formirovanie_novyh_demokraticheskih_partiy– Дата доступа: 11.09.2019
  7. Марков, М. Рабочее и социалистическое движение в Японии после окончания Второй мировой войны[Электронный ресурс] /М. Марков – Режим доступа: https://www.rotfront.su/рабочее-и-социалистическое-движение-2/– Дата доступа: 19.01.2019
  8. Наследники Коминтерна. Международные совещания представителей коммунистических и рабочих партий в Москве (ноябрь 1957): документы / гл. ред. Н.Г. Томилина ;сост.: Л. А. Величанская (отв. сост.),, А.С. Стыкалин // Документы и материалы встреч и совещаний представителей коммунистических и рабочих партий. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2013. – 623 с.
  9. История Коммунистической партии Японии  [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ediro.ru/istoriya-partii/istoriya-partii/istoriya-kommunisticheskoi-partii-yaponii.html – Дата доступа: 11.09.2019
  10. Штайгервальд, Р. Введение в марксистскую философию/Р. Штайгервальд. – М.: Политиздат.– 1982. – 144 с.
  11. Эволюция партийно-политической системы Японии во второй половине ХХ в. (ЛДПЯ, Демократическая партия, Комэйто, КПЯ, СДПЯ) [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://studopedia.org/5-136526.html – Дата доступа: 11.09.2019
  12. Сосковец, Л.И. Политическая система Японии / Л.И. Сосковец. –Издательство Томского политехнического университета. –2014. –  164с.
  13. Сенаторов, А.И. Политические партии Японии: сравнительный анализ программ, организации и парламентской деятельности (1945-1992) / А. И. Сенаторов. – М.: Издательская фирма «Восточная литература» .РАН– 1995. –352 с.
  14. Кальчева, А. Коммунистическая партия Японии [Электронный ресурс] / А. Кальчева – Режим доступа: http://leit.ru/modules.php?name=Pages&pa=showpage&pid=1462– Дата доступа: 19.01.2019
  15. Костюк, Р. Еврокоммунизм прижился на Японских островах [Электронный ресурс] / Р. Костюк – Режим доступа: http://rabkor.ru/columns/left/2016/08/23/eurocommunism/ - Дата доступа: 12.09.2019
  16. TheCommunistManifestoandthedevelopmentoftheJapaneseCommunistParty[Электронный ресурс]– Режим доступа: http://www.jcp.or.jp/english/jcpcc/blog/2018/10/20181011-the-communist-manifesto-and-the-.html– Дата доступа: 11.09.2019
  17. WhatisJCP?[Электронный ресурс]– Режим доступа:http://www.jcp.or.jp/english/2011what_jcp.html– Дата доступа: 11.09.2019
  18. Японские коммунисты впервые за 60 лет придут на открытие сессии Коккай[Электронный ресурс]– Режим доступа:https://az.sputniknews.ru/world/20151224/403159381.html– Дата доступа: 11.09.2019
  19. Каторжевский, П. Коммунистические партии стран Европы "до" и "после" еврокоммунизма / П.Н. Каторжевский // Левые идеологии, движения и организации в истории. Исторические документы и актуальные проблемы археографии, источниковедения, российской и всеобщей истории нового и новейшего времени : Сборник избранных статей участников Девятой Международной конференции молодых ученых и специалистов «Clio-2019» [отв. редактор А.К. Сорокин]. – М. : Политическая энциклопедия, 2019. – С. 67 - 73.   
  20.  Ленин, В. И.. О социалистической революции. Том 1. [Электронный ресурс] /В.И. Ленин – Режим доступа: https://leninism.su/works/115-conspect/4270-v-i-lenin-o-sotsialisticheskoj-revolyutsii-tom-1.html