КРАСНЫЙ ТРАНЗИТ БОЛГАРИИ:
ЦАРЬ ЭКСПРОПРИИРУЕТ ОЛИГАРХИЮ

В 1944-ом году правительство Болгарии объявило войну Германии сразу же после вступления Красной Армии на свою территорию. В августе этого же года Отечественный фронт - блок коммунистов (Болгарская рабочая партия - БРП), социал-демократов, Болгарского земледельческого народного союза (БЗНС), партии военных «Звено» и Радикально-демократической партии - в результате гос. переворота взял власть в свои руки. Государство возглавил регентский совет из 3-х человек ( один из регентов- коммунист) при малолетнем царе Симеоне. Интересно, что занявший пост премьера и осуществлявший реальное управление страной политический авантюрист Кимон Георгиев (впоследствии дважды Герой Соц. труда) был участником трех переворотов, первые два из которых были направлены в том числе и против коммунистов.

В конце ноября — начале декабря 1944-го года правые силы БЗНС и «Звена» попытались организовать очередной военный переворот. Однако БРП не стала вступать в  военный конфликт, а вывела на улицы сотни тысяч сторонников, которые мирными митингами заблокировали действия участников путча. Стрелять в народ военные не решились и сложили оружие. Лидер БЗНС Димитров подал в отставку и эмигрировал в США.

БЗНС возглавил центрист Никола Петков. Это привело к расколу, левое крыло вышло из БЗНС и создало организацию с идентичным названием (после многочисленных разбирательств  левые сохранили право на историческое название, а центристы вынуждены были назваться «БЗНС Петкова»). «Звено» также подверглось расколу, правая часть выделилась в нелегальную организацию и повела вооруженную борьбу с правительством ОФ.

Первоначально выборы болгарского парламента планировались на август 1945-го.   Оппозиционеры требовали, чтобы Союзная контрольная комиссия (СКК) согласилась на проведение выборов под международным контролем. Ставился вопрос о переносе выборов, чтобы организовать такой контроль. Болгарское правительство и СССР согласились с  этим требованием.

Была проведена  демократизация избирательной системы. Возрастной ценз избирателя был снижен с 21 до 19 лет. Впервые право голоса предоставили женщинам и солдатам. Новый избирательный закон чрезвычайно облегчил выдвижение независимых кандидатов. Чтобы баллотироваться в парламент страны, достаточно было собрать всего 10 подписей грамотных избирателей. Оппозиция получила возможность создать свою печать, ей было выделено равное с БРП время на радио. Чтобы лишить оппозиционеров возможности утверждать, что на выборах избирателям не гарантирована свобода, правительство Отечественного фронта разрешило иностранным корреспондентам и дипломатам наблюдать за ходом голосования. В Болгарию прибыл представитель президента США М.Этридж, которому предоставили право побывать в любых политических организациях, встретиться с любыми деятелями как в Софии, так и в провинции.

На выборах 1945-го года Отечественный фронт (ОФ) получил 3 миллиона голосов и 275 мест из 276 (причем 94 досталось БРП). Кандидаты оппозиционных сил смогли получить 400 тысяч голосов и 1-е место в парламенте. Еще 450 тысяч человек голосовали против всех или бойкотировали голосование.

Под давлением фактов США и Великобритания признали, что выборы в стране были авторитетным волеизъявлением болгарского народа. Буржуазная оппозиция заявила о непризнании результатов выборов.

Несмотря на предложение ОФ ввести в состав правительства двух оппозиционеров, оппозиция при поддержке западной дипломатии потребовала сформировать временное правительство на паритетных началах с ОФ, передать в руки буржуазных сил пост премьера и все силовые ведомства, а после этого обещала провести новые выборы. Понятное дело, что ОФ ответил отказом.
Тем временем, военный министр Велчев, член партии «Звено», под предлогом демобилизации занимался чисткой армии от офицеров-коммунистов и бывших партизан, которые согласно первоначальной договоренности занимали посты помощников командиров всех частей.
К лету 1946-го года «Звено» контролировало более 60% всех командных постов в армии. Капиталисты все еще владели примерно тремя четвертями всей промышленности, в основном легкой. Так как её новая власть, в отличие от слабенькой тяжелой индустрии, не национализировала сразу. В стране два лета подряд была засуха,ввели обязательные поставки продовольствия по твердым ценам, и в результате крестьянство оказалось в крайне трудном положении. Одновременно проходила аграрная реформа. Она создала в деревне прочную базу поддержки БРП в виде трудовых кооперативов для безземельных крестьян и 130 тысяч семей, получивших в номинальную аренду изъятую у кулаков и латифундистов землю. Но при этом реформа сильно обострила классовую борьбу в деревне.  Все эти моменты делали военный переворот вполне реальной перспективой: армией командовали реакционеры, болгарская олигархия могла выделить деньги на путч,а кулачество и крестьяне-середняки могли предоставить необходимую социальную базу возрождения фашизма.Чтобы предотвратить второй путч, БРП перешла в наступление на своих политических противников.

Первым ударом стал закон о расследовании обстоятельств приобретения имущества, согласно которому все, кто в годы диктатуры (с 1923-го года) приобрел какое-либо ценное имущество с нарушением существовавших ранее законов, теряли не только приобретенное, но и всё свое имущество в пользу короны (Болгария еще оставалась монархией). Таким образом малолетний царь Симеон, нынешний известный болгарский капиталист и политик, ставший в 2001-ом году премьером, разом экспроприировал 22% крупных болгарских предпринимателей.

Далее было национализировано страховое дело, установлен госконтроль табачной промышленности, принят закон о централизованном распределении сырья и заказов, ограничена норма прибыли. Все эти меры серьезно подорвали финансовое положение болгарской буржуазии.

В сентябре 1946-го года на референдуме о форме государственного устройства за отмену монархии проголосовали 95.6% избирателей.

27 октября 1946-го года на выборах в Великое народное (конституционное) собрание партии, входящие в ОФ, по требованию США и Великобритании баллотировались раздельно. Вместе с тем Отечественный фронт выступал как единое целое, имея общую политическую платформу, важной составной частью которой был проект конституции Народной Республики Болгарии. В Национальном комитете Отечественного фронта достигли соглашения, что предвыборная агитация не будет направлена против какой-либо из партий Отечественного фронта. Чтобы усилить возможности оппозиции, западные дипломаты потребовали помимо округов провести выборы и по общегосударственным спискам. Это тоже было выполнено.

БРП получила 53,9% и 278 мест из 465. Мирная оппозиция в лице блока «БЗНС Петкова» и правых социал-демократов завоевала 101 место в парламенте. Левая часть БЗНС получила поддержку 13% избирателей и 68 мест. Еще 9 мандатов досталось левым социал-демократам,  8 — левому крылу «Звена», 1 — радикальным демократам. Наиболее правая прозападная Демократическая партия в парламент не прошла. О том, что выборы действительно проходили честно, свидетельствует такой факт: премьер Кимон Георгиев проиграл их в своем округе и прошел в парламент по списку «Звена». Проиграли в своих округах и некоторые видные деятели БРП.

Уже в парламенте 30 депутатов блока Петкова перешли в Отечественный фронт, польстившись на возможность участия в распределении государственных постов.

Так, путем свободных выборов к власти в Болгарии пришли коммунисты.

Литература

1. Волокитина, Т.В., Программа революции. У истоков народной демократии в Болгарии, 1944-1946 гг. М.1990
2. Nohlen, D., Stöver, P. Elections in Europe: A data handbook. Baden-Baden, Germany: Nomos, 2010.
3. Константинов Ф. Болгария на пути к социализму. М.: Госполитиздат, 1949
4. Болгария в XX веке. Очерки политической истории. М.: "Наука", 2003.
5. Студеникин С. Болгария : Очерки политического устройства : Учеб. пособие для слушателей ВЮА КА. Москва: РИО ВЮА КА, 1946.
6. Черепанов А. И. Поле ратное мое. — М.: Воениздат, 1984.
7. Kowalski, R. European communism 1848-1991.  New York: Palgrave Macmillan, 2006.

КРАСНЫЙ ТРАНЗИТ ПОЛЬШИ:
СВОБОДНЫЕ ВЫБОРЫ ИЛИ СПЕЦОПЕРАЦИЯ МГБ?

image03

Среди стран Восточной Европы, установивших после Второй мировой войны просоветские режимы, наиболее популярной у историков-либералов является Польша. Это не случайно. Только в случае с Польшей либеральные публицисты располагают конкретными, доступными для изучения доказательствами фальсификации референдума и выборов целиком в пользу компартии (есть еще материалы по Румынии, но они частичны).

Речь идет об извлеченном из недр архива ФСБ и других российских гос.архивов так называемом комплексе документов Давыдова-Палкина -  офицеров МГБ, якобы получивших указание организовать фальсификацию польского референдума 1946-го года и массово подделавших протоколы избирательных комиссий из польских архивов.

В задачу автора не входит подробный рассказ об аргументах в пользу подлинности этих документов. Ознакомиться с точкой зрения либеральных историков на этот вопрос, а также с самими документами Давыдова-Палкина вы можете в книге заместителя председателя общества «Мемориал», кавалера Ордена Заслуг перед Республикой Польша «По сценарию Сталина: роль органов НКВД-МГБ СССР в советизации стран Центральной и Восточной Европы, 1945-1953 гг.», М.:РОССПЭН, 2011.  Собственно, аргументов там и не приводится, документы из архива ФСБ принимаются за подлинные априори.

Но действительно ли это так?

Автор отнюдь не намерен выставлять И. В. Сталина политическим ангелом. Сталин был жестким и прагматичным политиком, способным на весьма неоднозначные с моральной точки зрения решения (достаточно вспомнить убийство Троцкого). Он несомненно был способен дать указание о фальсификации польского референдума, если бы счёл это необходимым. Но отдал ли?
Рассмотрим некоторые моменты, которые противоречат концепции Петрова:

  1. В советских архивах не обнаружено никаких документальных свидетельств о тотальной фальсификации референдумов и выборов в других странах Восточной и Центральной Европы. Сам Петров признает в своей книге, что даже при организации выборов в Восточной Германии, где СССР имел полный контроль над всей политической системой, советская военная администрация пользовалась не фальсификациями, а другими приёмами для получения нужного результата. Польша выглядит феноменом на фоне других стран Восточной Европы и совершенно не вписывается в общую сталинскую линию по организации народных фронтов. Ну и по захвату ими политической власти либо на честных с точки зрения подсчёта голосов выборах, либо путем революции. Ведь одна из задач революции активного меньшинства заключается в получении поддержки большинства, а не в имитации ее.
  1. Петров не опубликовал письменные указания либо кого-то из высших руководителей страны или МГБ, либо какого-то коллективного органа об организации фальсификации выборов. В архивах подобные документы не обнаружены. Получается, что Сталин отдал такое указание устно, отчёты о фальсификации получал в письменном виде, а МГБ аккуратно складывало экземпляр для себя в архив.
  2. В окружных избирательных комиссиях референдума из 145 членов 18 состояли в либеральных партиях, в том числе  11 в Польской крестьянской партии (Польско стронництво людове - ПСЛ) министра земледелия Миколайчика (1, глава 3). В комиссиях низшего звена представителей польской «национальной демократии» были тысячи, многие из них занимали должности председателей, заместителей председателя, секретарей. Ни один из них после опубликования результатов референдума не заявил о подделке подписанных им протоколов ни сразу после выборов, ни впоследствии.Характерно, что на заседании польского правительства 4 июля лидер оппозиции Миколайчик рассказал о фальсификации итогов и сообщил, что, например, по 3 уездам Познанского воеводства 80% отвечали «нет» на вопросы референдума, однако, никаких доказательств не предъявил. А ведь ему достаточно было передать западным дипломатам письменные заявления членов уездных избиркомов от своей партии, чтобы случился международный скандал. Даже после выборов 19 января 1947-го года бежавший на Запад и обратившийся к правительствам Великобритании и США с призывом не признавать итоги голосования Миколайчик не представил никаких документов или свидетелей фальсификации. В связи с этим страны Запада отказали ему и признали результаты выборов.Между тем, согласно представленным Петровым донесениям Давыдова его группа подделала 5994 протокола и 40 тысяч подписей членов избиркомов. Возможно ли подделать подписи 40 тысяч человек, опубликовать подделки на весь мир и не быть дезавуированным хотя бы одним членом избиркома от оппозиции?

    Любой, кто хоть раз имел дело с механикой работы избиркомов, знает, что нельзя. Обязательно найдется хоть несколько человек, которые поднимут крик о подделке их подписей и протоколов. Пусть этот шум и не приведет к изменению итогов, но оппозиция неизбежно использует его для пропаганды. Потому-то подделка подписей и протоколов применяется сравнительно редко даже в масштабах поселковых выборов. Обычная тактика фальсификаторов основана на сотрудничестве некоторых членов комиссии (вброс) или всей комиссии (тогда изготавливается подлинный протокол с неправильным результатом подсчёта голосов).

    Конечно, можно предположить, как это утверждает Петров в своей книге, что тысячи избиркомовцев от либеральных партий были «подобраны» и «обработаны» МГБ и польским Министерством общественной безопасности (МОБ), но тогда в чём смысл подделки подписей? Проще изготовить подлинные протоколы с нужными результатами. Подпись потому и подделывается, что невозможно получить от человека настоящую.

  3. В 2000-ом году польский историк Чеслав Осековский опубликовал книгу (2) о референдуме 1946-го года, в которой привел данные из обнаруженных им в польских госархивах подлинных  протоколов референдума в Малопольском воеводстве (центр - Краков). Из материалов, опубликованных Осековским, следует, что на первый вопрос о ликвидации Сената «за» по призыву коммунистов в Малопольше голосовали 26,9%, а не 73,1% как в официальных результатах. А полковник Давыдов согласно документам, открытым Петровым, докладывал Сталину, что нигде в Польше за ликвидацию Сената не голосовало более 15% избирателей. Кроме того, план операции предполагал полное уничтожение настоящих протоколов. Выходит, Давыдов врал Сталину и преуменьшал успехи польских коммунистов, а также спрятал в Польше настоящие протоколы? Риторический вопрос. Ясно, что, как минимум, один из документальных комплексов должен быть фальшивкой, если не оба. Петров в своей книге о работе Осековского не распространяется и его данные не комментирует.Отсутствует в книге и анализ отчёта польского МОБ о выборах в Познани, из которого следует, что по первому вопросу «за» голосовали 38% (12). Молчит Петров о документах из архива тогдашнего главы польского государства Болеслава Берута, дающих цифру голосования «за» по первому вопросу в 30% (13).
  4. В самом комплексе документов Давыдова-Палкина содержится любопытный материал -  донесение министра госбезопасности Абакумова Сталину № 1894/А от 30 января 1947-го года (1, глава 3). В донесении на основании докладной записки Палкина перечисляется комплекс специальных мер по фальсификации выборов членами Польской рабочей партии (ППР), а именно подмена урн, вбросы и (внимание!) изготовление в ряде комиссий, в которых не было доверенных лиц от партии Миколайчика, двух экземпляров протоколов. Причём один из которых не имел цифр. Цифры в протоколе отсутствовали, чтобы потом  их вписала тройка ППР. Таким образом, один документ в комплексе противоречит другому. Летом 1946-го года сталинские чекисты на раз-два подделали 40 тысяч подписей, включая несколько тысяч оппозиционных, и при этом ни один член комиссий не пикнул. Зимой 1947-го года они уже боятся членов избиркомов  от партии Миколайчика. Почти на 100%  тех же самых людей, названных в докладе Давыдова агентурой, которые не смели пикнуть летом 1946-го года и вынуждены были ограничиться подделкой протоколов там, где их нет. Этот страх перед партией  Миколайчика выглядит особенно комично на фоне перечисленных на основе доклада Давыдова в донесении Абакумова № 2001/А от 14 февраля 1947-го года (1, глава 3) массовых репрессий против членов этой партии.
    С 1 октября 1946-го года по 19 января 1947-го года закрыли 25 уездных комитетов ПСЛ, а всего перед выборами прекратили работу 43 уездных комитета. За период с октября 1946-го года по 19 января 1947-го года арестовали 1756 членов ПСЛ, не считая массовых профилактических арестов за последние 2 недели перед выборами. И всё равно боялись собственных агентов!В донесении от 30 января 1947-го года Абакумов сообщает по информации Палкина,  что за контролируемый ППР Демократический блок реально  подано около 50% голосов, а подделали до 80% (1, глава 3). Если верить данным Давыдова о подлинных результатах референдума 1946-го года (15% за Демблок), получается, что за полгода поддержка просоветских партий выросла в 3 раза (!), и они и так могли получить в парламенте большинство. Но не удержались и из любви к искусству подтасовали результаты !?
  5. Отдельного упоминания заслуживает информация из донесений Давыдова о контроле за иностранными наблюдателями (1, глава 3). Согласно ей, всех зарубежных наблюдателей настолько плотно опекали сотрудники МОБ, настолько успешно подсовывали им в собеседники исключительно своих агентов, что не удалось получить компромат о выборах ни от кого, кроме Миколайчика. Чтобы проверить данную информацию, начальству Давыдова достаточно было заглянуть в американскую и западноевропейскую прессу (например, 4, 5), опубликовавшую многочисленные интервью с обычными поляками о нарушениях на выборах. Снова Давыдов соврал, а начальство его лжи не заметило?
  6. Есть в докладе и важная нестыковка с открытыми данными польской центральной избирательной комиссии. А именно - с данными о лишении сотрудничавших с гитлеровцами граждан избирательных прав. По открытым официальным данным из списков избирателей были исключены 300 тысяч , из них 100 тысяч после апелляции восстановлены в правах перед выборами (1). Всего, таким образом, поражено в правах 200 тысяч человек. Подделать 100 тысяч апелляций и сымитировать их рассмотрение невозможно. В докладе же Давыдов упоминает цифру в 400 тысяч человек. Очередная ложь или ошибка первоклассника?
  1. Комплекс документов Давыдова-Палкина противоречит комплексу донесений посла в Польше Лебедева, хранящемуся в Архиве Президента РФ (3, документ № 110 и примечания к нему).
    2 июля 1946-го года Лебедев направил Сталину информацию о плачевных для коммунистов итогах референдума и о том, что польское правительство решило эти итоги подделать. Согласно комплексу документов Давыдова-Палкина сотрудники МГБ в этот момент уже находились в Польше и по приказу Сталина вовсю подделывали протоколы.В донесении Лебедев назвал полученные от ЦК ППР  реальные результаты. Согласно сведениям Лебедева, на первый вопрос «да» ответили не менее 35 % голосовавших. В отчетах Давыдова сообщается другая цифра — 15%. Лебедев сообщает, что решение о фальсификации результатов референдума приняли совместно руководители  ППР и ППС. Давыдов утверждает: только  высшие руководители ППР и спецагенты МОБ были допущены к информации о фальсификации итогов голосования.Всего вышеперечисленного вполне достаточно, чтобы серьёзно усомниться в подлинности документов, «доказывающих» фальсификацию референдума 1946-го года и выборов 1947-го года в Польше. Существует возможность, что документы Давыдова-Палкина, малопольские протоколы, документы посла Лебедева, документы архива Берута, документы архива польского МОБ подделаны. Такую возможность не должен исключать и сам Никита Петров, если он честный историк. В самом деле, если чекисты в далеких 1940-х столь виртуозно фальсифицировали документы целой избирательной кампании в масштабах Польши, то какие-нибудь «оборотни» (или наоборот истовые служаки?) из числа их наследников по службе легко могли осуществить ту же операцию в 1990-х по отношению к документам в государственных архивах России и Польши.

    История западных стран знает примеры фальсификации документов в секретных архивах. Достаточно вспомнить пресловутое «письмо Зиновьева» британским профсоюзам, подделанное столь замечательно и подкреплённое такими убедительными экспертизами МИД и МИ-6. Только в 1999-ом году, вооружившись современными научными методами, британская исследовательница Джилл Беннетт смогла аргументированно доказать, что письмо писал не Зиновьев (14, 15).

    Ещё более крупная сенсация состоялась относительно недавно, в 2008-ом году, когда в результате многолетнего исследования выяснилось, что в святая святых британских архивов в королевское архивное спецхранение, где в  условиях секретности и ограниченного доступа хранятся исключительно личные документы членов монарших семей, вбросили аж 29 фальшивых документов (16).

Так что вброс фальшивок в секретные архивы дело обычное. Был бы заказчик, а исполнители и возможности найдутся. И если даже в столь уважаемых Петровым западных странах вбрасывают фальшивки в секретные архивы, то что говорить о неумытой России-матушке с родимыми пятнами тоталитарного наследия?

Как истинный либерал-западник Петров должен критически относиться к содержимому государственных архивов. Тем более, он сам имел возможность наблюдать какой беспорядок творится в российских.

В 2012-ом году газета «Российские вести» (10) уличила Никиту Петрова в незаконном получении из архива ФСБ засекреченного документа и в публикации его в 2011-ом году. Попытка сотрудников «Мемориала» оправдать Петрова в материале на сайте «Уроки истории» (11) раскрыла ещё более потрясающую сенсацию: оказывается Петров ещё в 1992-1993 имел незаконный и неконтролируемый доступ в секретные архивы. И он был не один: «ни у кого проблем с работой с секретными документами не возникало» (цитата из упомянутой выше публикации).

Действительно ли народные голосования 1946-47 годов в Польше были фальсифицированы или мы имеем дело с поддельными архивными документами, узнаем только после перехода власти в России в руки трудящихся. Это необходимое условие для проведения доскональных и объективных исследований, которые поставят обоснованную точку в вопросе о подлинности упомянутых в этом разделе материалов.

image04

В заключение раздела предоставим снова слово любимцу Никиты Петрова полковнику Давыдову. 23 июня 1946-го года он направил в Москву докладную записку о ситуации вокруг референдума. В ней отмечены данные о деятельности Армии Крайова. Только за 20 дней июня 12 вооружённых нападений на комиссии и участки голосования. Убито 13 человек, из них 7 членов комиссий и 6 солдат, похищено 2 человека, избито 5 человек. Только в Радощацком уезде с 27 мая по 10 июня убито 14 членов ППР. В городе Озерков Лодзинского воеводства убит вице-бургомистр, член ППР. В одной деревне двух членов ППР расстреляли прямо на празднике перед односельчанами.  Отмечено 3 случая ограбления и угроз членам комиссий, два случая срыва плакатов Демократического блока, случаи нападения на отделения милиции и войсковые части (8). Проще говоря, налицо были классовая борьба и натуральный белый террор. Плачущий по массово арестованным членам ПСЛ Никита Петров вопрос о белом терроре и массовых убийствах коммунистов во время референдума в своей книге рассматривать не стал.

image02
Литература:

1. Петров Н. В. По сценарию Сталина: роль органов НКВД-МГБ СССР в советизации стран Центральной и Восточной Европы, 1945-1953 гг. М.:РОССПЭН, 2011.
2. Osękowski Czesław. Referendum 30 czerwca 1946 roku w Polsce. Warszawa: Wydawnictwo Sejmowe, 2000,
3. Советский фактор в Восточной Европе. 1944-1953 гг. В 2-х тт. Документы/ Т. 1. 1944-1948. Отв. редактор - Т.В. Волокитина. - М.:«Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999.
4. You Cannot Shoot Us All. Time Magazine, June 17, 1946.
5. It is Forbidden. Time Magazine, July 08, 1946.
6. Парсаданова В.  Формирование Национального фронта в Польше (1944-1946 гг.). М.: Наука, 1972.
7. Nohlen, D., Stöver, P. Elections in Europe: A data handbook. Baden-Baden, Germany: Nomos, 2010.
8. НКВД и польское подполье, 1944-1945 (По "Особым папкам" И. В. Сталина) : [Сб. документов] / [Составители Т. В. Волокитина и др.]. М.: ИСБ, 1994.
9. Тымовский М. Кеневич Я., Хольцер Е. История Польши. М.: Весь мир, 2004.
10. Кто является «кротом» общества «Мемориал» в ФСБ?  Российские вести. 17 - 23 апреля 2012 ,№ (13) 2087.
11. Малая Катынь»: история, документы, вопросы. http://urokiistorii.ru/history/soc/3214
12. Historia  Referendum 1946 na terenie powiatu Strzelce Krajeńskie (фотокопии отчета МОБ)  http://www.historiastrzelec.pl/historia/9-wydarzenia/8-referendum-1946
13. Sfałszowane referendum 1946 roku http://blogpress.pl/node/4761
14. Козлов В. П. Обманутая, но торжествующая Клио. Подлоги письменных источников по российской истории в XX веке. — М.: РОССПЭН, 2001.
15. История "Письма Зиновьева". Историческая справка http://ria.ru/history_spravki/20100913/275251395.html
16. The 29 fakes behind a rewriting of history http://www.theguardian.com/uk/2008/may/05/nationalarchives.secondworldwar

 

КРАСНЫЙ ТРАНЗИТ РУМЫНИИ:
РЕВОЛЮЦИЯ ИМЕНЕМ КОРОЛЯ

После стремительного  продвижения Красной Армии вглубь Румынии в августе-сентябре 1944-го г. и ареста 23 августа королём Михаем и его ближайшим окружением диктатора И. Антонеску, новое румынское правительство подписало в Москве 12 сентября Соглашение о перемирии с представителями антифашистской коалиции (СССР, США и Англии). Было сформировано коалиционное правительство генерала Сэнэтеску. Для контроля над бывшим врагом союзные державы создали Союзную контрольную комиссию (СКК), в которой первую скрипку играли представители СССР.

Вышли из тюрем политические заключенные, возобновили легальную деятельность партии и профсоюзы. Однако никаких изменений социально-экономического характера не произошло.
В октябре 1944-го г. в знак протеста против отказа короля очистить госаппарат от фашистов коммунисты покинули правительство и создали для борьбы за социализм Национально-демократический фронт (НДФ). Их партнерами стали социал-демократы и партия Фронт земледельцев.

В ответ либералы и национал-цэрэнисты вместе со сторонниками Антонеску провели два антикоммунистических митинга в Бухаресте. С провокационными целями и при содействии гитлеровской агентуры фашистами было организовано убийство советского офицера - старшего лейтенанта Руденко (6, 8).

3 ноября коммунисты собрали в Бухаресте 100-тысячный митинг с требованием изменений в составе правительства. Советские представители в Союзной контрольной комиссии в Румынии (СКК) потребовали от короля Михая реорганизовать правительство, исключив из него фашистов и передав НДФ равную с другими блоками долю портфелей и постов в госаппарате. В итоге коммунисты и их союзники получили треть постов (6 министерских мест), в том числе коммунист стал заместителем министра внутренних дел, а лидер Фронта земледельцев Гроза — вице-премьером. Кроме того, партии НДФ получили большинство в половине префектур.

Как и в других странах Европы, численность коммунистов Румынии после войны стремительно росла. К марту 1945-го г.  румынская компартия - РКП насчитывала в своих рядах 35 тысяч членов, к сентябрю — более 250, к выборам 1946-го года — 600. Причем 70 тысяч человек вступили в вооруженные формирования коммунистов. Главным образом, это были отряды рабочих с крупнейших предприятий страны.

Крупным шагом на пути компартии  к власти стало установление рабочего контроля в большинстве крупных частных типографий страны. По решению рабочих такие типографии не печатали газеты, выступавшие против компартии. Партия готовилась взять власть тем или иным путём, но основной вариант предусматривал переход к социализму с помощью победы на выборах.

Реакция тоже не дремала. По совету западных дипломатов король отправил в отставку кабинет Сэнэтеску, и 6 декабря к власти пришёл новый премьер - сидевший при прежнем режиме в концлагере генерал Николае Рэдеску. НДФ сохранил прежние посты в правительстве.

Рэдеску повёл линию на сохранение румынской армии и полиции внутри страны (прятал артиллерию, танки и даже целые полки, создавал тайные склады оружия), рассчитывая дотянуть до конца войны, а потом обратиться за помощью в изгнании советских войск к США и Великобритании. Однако, его намерения стали известны СКК. Представитель СССР категорически потребовал сократить румынские вооруженные силы до оговоренного уровня. Рэдеску пришлось подчиниться.

Это, однако, не остановило лавину нападений на советских солдат и диверсионных актов, которые усилились как раз с его приходом к власти .

25 февраля 1945-го г. перед приездом в Румынию заместителя министра иностранных дел СССР Вышинского коммунисты с целью давления на кабинет собрали в центре Бухареста 50-тысячную рабочую демонстрацию. На нее для встречи с трудящимися пригласили членов правительства, но явились только министры от НДФ. Не удовлетворившись встречей с ними, демонстранты двинулись по улицам к резиденции премьера Рэдеску для встречи с ним и передачи петиции с экономическими требованиями.

Однако тот отказался встречаться с протестующими. Когда участники шествия предприняли попытку проникнуть в здание и увидеться с премьером, полиция открыла по ним огонь и разогнала. Один человек погиб.

Вышинский на встрече с Михаем в связи с событиями 25 февраля предъявил следующие требования: отправить в отставку непопулярного у рабочих Рэдеску; сократить «непрофессионально сработавшую» столичную полицию в два раза; передать часть её функций по охране правопорядка рабочим дружинникам. Король стал тянуть время, упирая на необходимость политических консультаций. Тогда СКК сама отстранила румынскую полицию от патрулирования улиц и охраны зданий и ввела в Бухарест шесть стрелковых батальонов НКВД. Вышинский заявил королю, что раз он не хочет охраны рабочих дружин, то теперь его будут охранять советские солдаты.

28 февраля король отправил премьера в отставку и поручил формирование правительству аристократу-реакционеру Барбу Штирбею. Однако Вышинский заявляет: Штирбей не тот человек, которого поддержат народные массы (5). Вот глава Фронта земледельцев Петру Гроза — это тот человек (к слову, Гроза действительно пользовался гораздо большей популярностью у народа, чем Штирбей).  2 марта 1945-го г. король Михай  поручил формирование правительства Петру Грозе.

Партии национал-царанистов и либералов раскололись по вопросу участия в новом кабинете министров. Большинство в них приняло решение перейти в оппозицию. В то же время выделились небольшие просоветские фракции, которые согласились занять посты в правительстве Грозы. Партии НДФ не поскупились и отмерили им несколько немаленьких должностей, в том числе и место министра иностранных дел.

США и Великобритания отказались признать правительство Грозы как «непредставительное».

Уже 23 марта правительство Грозы начало аграрную реформу. В отличие от реформы 1921-го года, когда изымались в пользу крестьян-арендаторов за выкуп излишки помещичьей земли с владений размером свыше 500 га, реформа 1945-го года предусматривала безвозмездное изъятие излишков земли с владений свыше 50 га и всей земли у тех, кто сотрудничал с фашистами. Это экспроприировало всех крупных землевладельцев и ударило по румынскому кулачеству. Кроме того, практически вся земля была изъята у трансильванских немцев.А среди них почти на 100% состояли в различных фашистских организациях.

По итогам реформы 1921-го года невозможность выплатить выкуп оставила без земли 800 тысяч беднейших хозяйств.

Реформа 1945-го года передавала землю только крестьянам, имеющим участки до 5 га и безземельным батракам. После неё с безземельем румынских крестьян было покончено.

Была проведена окончательная чистка госаппарата от фашистов. Особое внимание уделили чистке силовых структур. Личный состав МВД был обновлен наполовину за счёт бывших подпольщиков и рабочих. Еще более массовые увольнения старорежимных офицеров под предлогом демобилизации прошли в армии.

Интересна тактика Грозы в отношении средств массовой информации. Согласно правилам, установленным СКК, закрытию подлежали только газеты, выступавшие против союзных держав. Цензоры Грозы отсматривали прессу буржуазной оппозиции, находили в ней какие-нибудь самые ничтожные критические слова в адрес США, Великобритании и Франции и закрывали газеты с соответствующей формулировкой.

Последняя попытка короля и его сторонников перехватить инициативу была предпринята в августе 1945-го года с подачи США и Великобритании. Предполагалось отправить правительство в отставку, сформировать новое признанное США и Великобританией, но без коммунистов, и немедленно назначить «свободные» выборы на условиях, выгодных оппозиции.  После этого в стране неизбежно началась бы гражданская война, в которую обязательно были бы втянуты и советские войска.

Сила для ведения гражданской войны у оппозиции была. Тысячи офицеров полиции и армии в отставке и десятки тысяч демобилизованных солдат-фашистов могли составить антикоммунистическую армию, неспособную победить, но способную залить Румынию потоками крови.

20 августа 1945-го г. король отправил правительство Грозы в отставку. Однако кабинет Грозы проигнорировал волю монарха и продолжил управлять страной. Тогда король Михай объявил...забастовку, отказавшись подписывать распоряжения правительства. Уважая его право на стачку, министры просто перестали посылать ему документы на подпись.

Оппозиция попыталась провести 8 ноября митинг в поддержку бастующего Михая. 10 тысяч человек собрались в центре Бухареста и двинулись к королевскому дворцу. Полиция без применения оружия разогнала демонстрантов под предлогом...защиты его величества.

Тем не менее, и в Москве и в руководстве румынской компартии понимали, что это не последний митинг. Буржуазные партии стремились втянуть НДФ в уличные столкновения, что вело к гражданской войне с участием советских войск. Надо было договариваться причём не только с оппозицией, но и с великими державами.

16 – 26 декабря совещание министров иностранных дел СССР, США и Великобритании в Москве пришло к согласию о принципах урегулирования положения в Румынии. Оно предусматривало реорганизацию правительства с участием оппозиции в качестве министров без портфеля, проведение осенью 1946-го года выборов в парламент, а также свободу пропаганды за исключением критики СССР и других великих держав и нарушений  цензурного законодательства, существовавшего до режима Антонеску. На этих условиях США и Великобритания признали кабинет Грозы.

Правительство сдержало свои обещания. Основные оппозиционные газеты были восстановлены. Это вызвало определенный конфликт с рабочими некоторых типографий, по-прежнему отказывавшимися печатать буржуазные газеты. Руководителям компартии пришлось лично посещать рабочие собрания и объяснять новую линию.

Но не все среди трудящихся поняли и приняли её. В первой половине 1946-го года были отмечены многочисленные случаи нападения на членов оппозиционных партий, в том числе и на министров. Гигантское увеличение численности румынской компартии к сожалению повлекло за собой пополнение её рядов не только случайными попутчиками и карьеристами, но и хулиганскими элементами.

Сыграла в разжигании ненависти к «министрам-капиталистам» свою роль и кампания террора против коммунистов, развязанная наиболее радикальными противниками правительства Грозы. В ходе избирательной кампании актив национал-цэрэнистов и либералов много раз нападал на помещения компартии и профсоюзов, устраивал погромы и избиения рабочих.

Кое-какие газеты через короткое время все-таки снова были закрыты. Например, в январе 1946-го г. газету «Ардялул», осмелившуюся критиковать Михая за получение от СССР ордена Победы, ликвидировали с уникальной в истории формулировкой: «за антисоветские выступления и оскорбление короля».

19 ноября 1946-го года состоялись выборы в румынскую Палату депутатов. Это были первые в истории страны выборы с участием женщин. Право голоса получили все граждане в возрасте от 21 года кроме лиц, сотрудничавших с режимом Антонеску. Появилось оно и у гос.служащих, в том числе у солдат.

На выборы НДФ шёл под новым названием — Блок демократических партий (БДП). Избирательная кампания шла в условиях острой нехватки хлеба в стране, вызванной прошедшей засухой, и в ситуации коллапса промышленности, связанного с невозможностью наладить нормальные торговые отношения ни с кем кроме СССР.

Недостаток пропаганды фактами БДП попытался восполнить мощью агитационного аппарата. В ходе кампании распространили: буклетов — 4 миллиона, листовок — 28 млн., плакатов — 6,6 млн., значков — 2,7 млн., печатных карикатур на лидеров оппозиции — 8,6 млн. Всех мало-мальски популярных лидеров блока (включая премьера Грозу) бросили на агитацию в деревни. Туда же отправили в отпуска сотни распропагандированных солдат-призывников, а тысячи срочников написали домой письма с призывом голосовать за БДП. Апофеозом кампании стало использование самолетов ВВС для разбрасывания листовок БДП над городами.

После подсчета голосов ЦИК объявила о победе БДП с результатом почти в 70% (более 4,5 миллионов голосов).

Оппозиция заявила о фальсификации выборов. В своем письменном протесте в ЦИК лидеры буржуазных партий утверждали, что их наблюдатели не были допущены  на избирательные участки в Бухаресте (6, документ № 130).

Активно оппозиционеры жаловались и в американское посольство. Госдеп США собрал более 10 тысяч письменных заявлений о нарушениях на выборах, главным образом, жалоб фашистов на исключение из списков избирателей (всего американцы насчитали 60 тысяч исключенных).

Современные румынские историки поддерживают версию о фальсификации, опираясь в первую очередь на анализ секретного доклада РКП о подлинных результатах выборов, раскопанного в румынских архивах историком Петре Турле (3, 7), а также на «чудесно спасённые» и обнаруженные в гос.архивах подлинные протоколы результатов выборов в Трансильвании (4, 7).

Любопытно, что именно в Трансильвании, полностью контролировавшейся советскими представителями и не имевшей в составе комиссий почти никаких оппозиционеров,  коммунисты изготовили протоколы о своем поражении и спрятали их в архив, при этом уничтожили или не сделали такие протоколы во всех других регионах. Дополнительно румынские историки опираются на дипломатическую переписку британского посольства. В ней содержится информация о переданных оппозицией всевозможных слухах о фальсификации, идущих чуть ли не от самого Вышинского (7). Характерно, что секретный доклад и подлинные протоколы противоречат друг другу, что ставит вопрос о фальсификации, как минимум одного из этих документов.

Кроме того, выкладки Турле о 47%, полученных БДП, в любом случае основаны на неправомерной экстраполяции. Поскольку доклад содержит  разрозненные данные не по всем регионам, и в нём нет обобщенных цифр. Результаты же оппозиции (более 50%) подозрительно точно совпадают с совокупными результатами для тех же партий на последних довоенных «свободных» выборах 1937-го года, к которым «демократические» румынские партии не  допустили запрещенных коммунистов и другие политически неудобные силы. В связи с чем те выборы бойкотировали 1,5 миллиона избирателей.

Ссылаются румынские историки и на документ из российского Архива внешней политики  - запись беседы советника посольства СССР в Румынии Яковлева с лидером румынских коммунистов Георгиу-Дежем за две недели до выборов. В ней генсек РКП упоминает о специальных «технических» мероприятиях, с помощью которых он рассчитывает получить «нужное большинство» (6, документ № 128).

Между тем, в другом месте документа записано, что Георгиу-Деж сказал: «без специальных «технических» мероприятий мы все-таки возьмем серьёзное большинство». Потом Георгиу-Деж раскрывает суть этих мероприятий: «Во всяком случае, используя возможности избирательного закона, мы можем иметь на выборах сколько хотим и каких именно хотим делегатов не только из числа сторонников БДП, но и числа оппозиционных партий». Таким образом, речь идет не о фальсификации итогов выборов, а о «законном» манипулировании составом кандидатов в целях зачистки политического поля — приёме хорошо известном по российской политической практике последних десятилетий.

Советские документы в свою очередь дают информацию о том, что процесс работы оппозиционных наблюдателей от начала до конца контролировался и руководился британцами и американцами. Офицеры этих государств сопровождали наблюдателей, возили их на своём транспорте, снабжали продуктами и деньгами (6, документ № 131). Несмотря на демарш английских и американских журналистов, публиковавших сведения о фальсификациях, более 50 корреспондентов зарубежных СМИ подписали заявление о том, что не зафиксировали нарушений. Среди них были представители таких французских изданий, как консервативная газета «Ордр», либеральная «Трибюн де Насьон», голлистская «Франс Суар». Из американских журналистов заявление подписал только корреспондент «Чикаго дефендер» (6, документ № 132).

Точку в конфликте поставил король Михай, официально признавший итоги выборов в своей стране. Так, вопреки скандалам, террору и нарушениям как со стороны правительства Грозы, так и со стороны оппозиции, в Румынии произошла  советизация именем его величества.

Литература:

1. Nohlen, D., Stöver, P. Elections in Europe: A data handbook. Baden-Baden, Germany: Nomos, 2010.
2. Лесаков В. Румыния на пути к социализму. М.: Госполитиздат, 1949.

3. Țurlea P. Alegerile parlamentare din noiembrie '46: guvernul procomunist joacă și câștigă. Ilegalități flagrante, rezultat viciat\\Dosarele istoriei. Bucureşti, an V, nr. 11 (51).
4. Покивайлова Т.А. Конфессиональная ситуация в Трансильвании и ликвидация униатской церкви в Румынии (40-е годы ХХ в.)//Власть и церковь в СССР и странах Восточной Европы. 1939-1958 (Дискуссионные аспекты). М., 2003.
5. Три визита А.Я. Вышинского в Бухарест, 1944–1946: Из истории советско-румынских отношений. Документы российских архивов. М., 1998
6. Советский фактор в Восточной Европе. 1944-1953 гг. В 2-х тт. Документы/ Т. 1. 1944-1948. Отв. редактор - Т.В. Волокитина. - М.:«Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999.
7. Giurescu, D. Falsificatorii : "alegerile" din 1946. Bucureşti: RAO intern. publ. Co, 2007.
8. Stănescu, F. Ocupaţia sovietică în România : Documente, 1944-1946. Bucuresti: Vremea, 1998
9. Румыния в годы народно-демократической революции. 1944-1947. М.: Прогресс, 1974.
10. Kowalski, R. European communism 1848-1991.  New York: Palgrave Macmillan, 2006.

КРАСНЫЙ ТРАНЗИТ ВЕНГРИИ:
РЕВОЛЮЦИЯ ЛОМТИКАМИ

image15

2 декабря 1944-го года на части занятой РККА территории Венгрии партии, оппозиционные режиму салашистов, объединились в Венгерский национальный фронт независимости ( ВНФН). В него вошли Коммунистическая партия Венгрии, Социал-демократическая партия Венгрии, Партия мелких сельских хозяев, Национальная крестьянская партия и Гражданско-демократическая партия. 21 декабря оппозиция сформировала Временное Национальное Собрание в составе 229 делегатов.

Новый парламент создал Временное правительство перешедшего на сторону союзников генерала Белы Далноки Миклоша, заключил перемирие с антигитлеровской коалицией и приступил к подготовке выборов.

В ходе этой подготовки производилась чистка госаппарата от фашистов, а также масштабное лишение избирательных прав лиц, сотрудничавших с режимами Хорти и Салаши. Вопреки либеральному мифу о том,что без избирательных прав осталась чуть ли не треть населения Венгрии, новый избирательный закон предусматривал тотальное лишение фашистов только права выдвигаться кандидатами на выборах. Голосовать  рядовые члены фашистских партий  могли,  за что коммунисты дорого заплатили на выборах.

А в 1956-ом году пришлось поплатиться за либерализм народных трибуналов в отношении военных преступников. Из 60 тысяч привлечённых к суду, виновными были признаны только 10 тысяч. И 189 из них расстреляли, остальные получили различные сроки тюрьмы. Не менее половины из оправданных фашистов приняли участие в событиях 1956-го года.

Венгерская компартия, насчитывавшая в 1944-ом году всего 3 тысячи членов, быстро росла в численности, прежде всего, за счёт массового перехода в её ряды рабочих из социал-демократической партии. Это вызвало обострение отношений с руководством социал-демократов. Вступали в партию и ранее беспартийные рабочие. Венгерский историк Ласло Контлер в своей книге «Тысячелетие в центре Европы» вынужден признать: «Вакуум власти и экономический хаос играли на руку коммунистам. Их уверенность и энергия, всегда готовые и очень простые решения, а также несомненные организаторские способности казались притягательными, как магнит, людям, вылезающим из своих укрытий и убежищ, возвращающимся с фронтов — будь то военный или трудовой фронт, или из лагерей для военнопленных и жаждущим убедительных программ, с помощью которых можно было бы вновь построить гражданское общество...По сути дела, в Венгрии оказалось немало людей, готовых добровольно и сознательно сотрудничать с Советами».
К выборам ВКП увеличила свою численность примерно до 500 тысяч членов, причём, в отличие от прочих компартий Восточной Европы, в основном за счёт промышленного пролетариата и других категорий городских наемных работников. Немало в партию вступило и карьеристов из числа интеллигентов и гос.служащих. Желание нарастить численность привело даже к приёму некоторого числа «раскаявшихся» нилашистов (правда, по указанию Ракоши принимали только рабочих из этой партии).

Однако, рабочие составляли меньшинство венгерских избирателей. Решающий голос на выборах оставался за крестьянством. Крестьянство же массово вступало в НПМСХ. К лету 1945-го года численность НПМСХ достигла 900 тысяч человек, она была крупнейшей партией страны. Вождями оказались весьма уважаемые люди: председателем партии являлся священник-кальвинист Золтан Тильди, а секретарём — популярный политик, выходец из крестьян Ференц Надь.

Альтернативная НПМСХ Национальная крестьянская партия (НКП) насчитывала в своих рядах более 150 тысяч членов, но, ориентируясь на беднейшее безземельное крестьянство и сельскую интеллигенцию, не имела никакого влияния не только на крестьян-середняков, но и на мелких арендаторов, составлявших большинство венгерского крестьянства.

На выборах 1945-го года победу одержала получившая прямую поддержку католической церкви НПМСХ, к тому же успешно разыгравшая карту аграрной реформы (640 тысяч крестьян получили землю аристократов-латифундистов). За НПМСХ проголосовали более 2,5 миллионов венгров, и она получила 245 из 409 мест в парламенте.

В то же время НПМСХ грамотно «объяснила» крестьянству и многим горожанам, что все экономические проблемы в стране - дело рук коммунистов и РККА. В условиях скудного пайка, гиперинфляции подобная пропаганда воспринималась на ура.
В итоге  коммунисты, социал-демократы и  Национальная крестьянская партия, после выборов образовавшие в парламенте  Левый блок, собрали вместе почти два миллиона голосов и заняли 162 места. Ещё 2 места досталось либеральной Гражданской демократической партии. Почти полмиллиона избирателей в связи с запретом фашистских организаций голосовали против всех партий или  не явились на выборы.

Согласно предвыборным условиям  контрольной комиссии союзников, победившая НПМСХ получила посты президента и премьера, а также половину мест в коалиционном правительстве куда включили все партии, получившие хоть один мандат.

ВКП сделала выводы и разработала новую тактику борьбы, получившую в политологии наименование «тактика салями» (так ее назвал в 1952-ом году сам лидер венгерских коммунистов Матиаш Ракоши).

Либеральные историки под ней подразумевают постепенное выдавливание оппонентов из власти путём репрессий и шантажа. Однако, суть тактики заключалась в разложении буржуазных партий (в том числе входящих в Левый блок) методом выделения в них левого крыла и провоцирования конфликта, приводящего к расколу. Дополнительно к этому контролировавшееся компартией Министерство внутренних дел добывало компромат (спекуляция, хищения, проституция, членство в фашистских партиях и т. п.) на гос.служащих из враждебной партии и вбрасывало его на собрания коллективов различных учреждений. Подавляющее большинство «вычищенных» после выборов 1945-го года чиновников было изгнано по решению собственных коллег.

Одновременно силами НКП на селе разжигалась классовая борьба среди крестьян. Земельная реформа не предусматривала экспроприацию кулачества, однако, бедняки стали явочным порядком занимать их участки, предлагая «благодарить» за потерю аграрный закон и НПСМХ.

Когда премьер Надь попытался остановить этот процесс, НКП организовала массовые митинги бедноты, в ходе которых бывшие избиратели обвинили НПСМХ в нарушении предвыборных обещаний и потребовали отзыва 20 депутатов, избранных их голосами. Боясь окончательной потери влияния на крестьян НПСМХ удовлетворила это требование.

Каждый теракт фашистского подполья становился предлогом для запрещения тех или иных организаций, в которых состояли преступники. Так, например, было закрыто Общество католической молодежи, членом которого состоял солдат, застреливший советского офицера.

Применялся и обратный приём. Когда какая-то организация совершала противозаконные действия, это становилось предлогом для репрессий в отношении всех ее членов. Таким способом компартия разобралась с секретарем НПМСХ Ковачем, имевшим неосторожность вступить в «Общество венгерского братства», готовившее восстановление монархии после ухода советских войск. Общество маскировалось под культурную организацию, Ковач не имел представления об его истинных целях, да и принят был «втёмную» именно для «крыши». Тем не менее, на него завело дело, в ходе которого вскрыли «шпионскую» деятельность против СССР.

В 1947-ом году после бегства за границу премьер-министра Надя состоялись выборы, проходившие по принятому по инициативе ВКП новому избирательному закону, лишившему уже всех избирательных прав  бывших членов фашистских партий (права потеряли примерно 100 тысяч избирателей).

На этих выборах Левый Блок применил другую тактику. Вместо социалистической пропаганды коммунисты и их союзники апеллировали к патриотическим чувствам венгров, представляя себя истинными защитниками национальных интересов и настоящими наследниками исторических традиций венгерской государственности. Вкупе с некоторыми экономическими успехами (например, реальная зарплата в промышленности увеличилась и достигла 50% от довоенной) и тактикой салями это дало свои результаты.

Левый Блок получил 203 места из 411 (коммунисты получили 100 мест), при этом собрал, как и в 1945-ом году, около 2 миллионов голосов.

Кроме того, по ряду вопросов  Левый Блок мог рассчитывать на поддержку 18 депутатов Независимой демократической партии и 4-х депутатов Христианской женской лиги. Однако при формировании правительства эти силы скорее всего поддержали бы буржуазный блок, получивший 118 мест. В этих условиях ключевую роль опять играла НПСМХ и 68 её депутатов.

Левое крыло НПСМХ фактически раскололо партию и поддержало Левый блок, предоставив необходимые для формирования правительства мандаты. А Левый блок в свою очередь согласился, чтобы пост премьера занял член НПСМХ.

В 1948-ом году коммунисты и социал-демократы объединились в  Венгерскую партию трудящихся. В том же году по репутации НПСМХ был нанесён страшный удар: зять президента страны Золтана Тильди был арестован и осуждён за  получение взяток в интересах тестя и за супружескую неверность (в Венгрии действовал еще старый закон об уголовной ответственности за адюльтер). Контролировавшееся коммунистами МВД поставило Тильди ультиматум: отставка или импичмент. После отставки Тильди во внесудебном порядке был помещен под домашний арест.

Новым президентом парламент избрал члена ВПТ (ранее генсека социал-демократов и вице-премьера) Арпада Сакашича. Власть в стране фактически переходит к ВПТ хотя правительство остается коалиционным. Последние остатки буржуазной оппозиции бегут на Запад или оседают в тюрьмах. Левые крылья бывшей оппозиции вступают в Левый блок.

В 1949-ом году проходят первые парламентские выборы без оппозиции, в бюллетенях только партии Левого блока. Тем не менее, на них остается возможность голосовать «против всех», что и делают 200 тысяч избирателей. Еще 300 тысяч избирателей не приходят на выборы. Таким образом, около полумиллиона (почти 10% венгров) голосовали фактически за оппозицию. Основная же масса населения частью действительно собиралась строить социализм, а частью хотела прекращения политических разборок и установления хоть какой-то твердой власти для восстановления экономики. Обыватель выбрал на роль твердой власти фактического победителя.
Литература:

1. Контлер Л. История Венгрии Тысячелетие в центре Европы. М.: Весь мир 2002.
2. Исламов, Т.М., Пушкаш, А.И., Шушарин, В.П. Краткая история Венгрии С древнейших времен до наших дней. М.: Наука 1991.
3. Немеш Д. Венгрия 1945-1961. М.: Госполитиздат, 1962.
4. Nohlen, D., Stöver, P. Elections in Europe: A data handbook. Baden-Baden, Germany: Nomos, 2010.
6. Лапоногов И. Венгерская демократическая республика на новом этапе. М: Правда, 1949.
7. Короткевич Г. Венгрия 1940-1949 годов. Москва: тип. Высш. парт. Школы, 1950.
8. Волокитина Т.В., Мурашко Г.П., Носкова А.Ф. Народная демократия: миф или реальность? Общественно-политические процессы в Восточной Европе 1944 – 1948 гг. М., 1993.
9. Из истории народно-демократических и социалистических революций в странах Центральной и Юго-Восточной Европы. М., 1977.
10. История Венгрии в 3-х т. Под. ред. Исламова Т. М. М.: Наука 1972.
11. Kowalski, R. European communism 1848-1991.  New York: Palgrave Macmillan, 2006.