“Невозможно?.. Неизбежно!”

Агент Смит, к/ф “Матрица. Революция”

 

Республиканцы могут гордиться собой — кандидат от их партии Дональд Трамп стал 45-м президентом Соединённых Штатов Америки. Но радуются ли они этому?

Ещё несколько месяцев назад сами однопартийцы собирались на тайные совещания, чтобы обсудить, как заменить импульсивного миллиардера на более сдержанного кандидата для Республиканской партии. А всего за несколько часов до окончания голосования Трамп считался абсолютным аутсайдером гонки.

Тем не менее, прогнозисты оказались жёстко посрамлены (это в наш-то век компьютеров Watson, технологий Big Data и роботов-трейдеров), а в Белый Дом скоро заедет любимец людей в белых капюшонах.

Трамп и трампчане

Чтобы хоть как-то анализировать эту большую неожиданность для всего мира, нужно для начала внимательно посмотреть, что из себя представляет новый президент, и каков портрет его типичного избирателя.

Дональд Трамп — типичный “торгуй @ продавай” бизнесмен, сколотивший первый капитал на успешной перепродаже недвижимости. Сейчас он к тому же значится президентом строительного конгломерата имени себя, хоть образования в сфере строительства не имеет. Впрочем, оно ему и не нужно. Зачем знать устройство вещи, если ты и так можешь выгодно её впарить?

В помощь Трампу всегда работает его выдающаяся харизма. Он активно снимался в кино, вёл Рестлманию, имеет свою звезду на аллее славы в Голливуде и несколько номинаций на премию “Эмми”, не говоря о многочисленных мелких достижениях.

При всём при этом успел три раза жениться и сделать пятеро детей.

uzn_1459172705

The Donald, как его называют в США (намекая на “ну какой ещё Дональд это может быть”) является олицетворением сбывшейся американской мечты. Даже если бы всем было наплевать на его политические убеждения (четыре года назад он вообще в Демократической партии состоял), он далеко бы смог уехать на одной своей харизме.

Что в нём привлекает американцев, так возможность представить себя на его месте. Покрутился в жизни, купил подешевле, продал подороже, сколотил состояние, ездишь по миру, отдыхаешь, делаешь денежки, не сильно отвлекаясь на работу, кутишь, говоришь, что хочешь, тусишь со звёздами, купаешься в лучах народной любви. Ну чем не рай на земле?

То, что состояние Трампа обеспечено неоплаченным трудом его наёмных работников и торговой близорукостью клиентов — это избирателей не может волновать. Ну хотя бы потому, что религия рынка, которой пропитано современное общество в развитых странах, отрицает существование эксплуатации в принципе, а завышение цены при торге считается вещью крайне эфемерной и потому не заслуживающей осуждения. Впарил — молодец. Не умеешь впаривать — работай кассиром в Walmart’е и не возмущайся.

Личность Трампа является первым ключом к пониманию причин его победы. Вторым менталитет республиканского электората, который, как уже было сказано, одно время вступал в противоречие с персональными взглядами магната, но в конце концов всё-таки дал необходимый синергетический импульс для победы.

Типичный республиканец в США — это именно тот американец, которого рисовала пропаганда СССР (а теперь и россиянская) в качестве “врага Родины”: белый человек, как правило, мужчина (а если женщина — то только потому что “муж сказал”), консервативных взглядов, с более-менее хорошим доходом и устоявшейся жизнью. Как известно, жизнь в США хорошо “устаивается” в центральных Штатах, потому что на восточном и западном побережьях постоянно идут активные миграционные процессы. Что полностью подтвердилось и на этих выборах.

Разумеется, к консерватизму прилагается и набожность, и именно поэтому несдержанная, эпатажная манера себя вести у Трампа долго отторгала от него однопартийцев.

Однако потом случилось чудо: республиканцы вдруг поняли, что Дональд хоть и может ляпнуть грубую вещь, но эта вещь будет находиться, в целом, в консервативном мэйнстриме.

Где женщине место? На кухне. Что делать с черномазыми? Слать их обратно за границу. Что делать с производством? Отнять у китаёзов и вернуть на Родину. Ну чем не образцово-показательный республиканец? С той разницей, что обычный право-центрист в США сейчас не может себе позволить говорить это вслух, ибо мода на толерантность не позволяет. А Дональд — может.

Клинтон и пустота

На фоне Трампа его соперница — старушка Хиллари Клинтон от Демократической партии — выглядела абсолютно никакой. Вялая риторика, идеально выверенные фразы, за которыми чувствовалась отточенная политкорректность, но не чувствовалось жизни, отсутствие каких бы то ни было серьёзных предложений по реформам — Клинтон олицетворяла собой существующий порядок вещей в США. Порядок, при котором Штаты перманентно втянуты в войну, 20 олигархов владеют большим состоянием, чем половина граждан страны, 50 миллионов американцев не имеют медицинской страховки, а города до сих пор поделены на районы для белых людей и гетто.

Политиканы-демагоги, скрывающие внутреннюю пустоту за сотнями миллионов долларов, полученных от финансового истэблишмента и спущенных на лощёный профессиональный пиар, давно уже разочаровали большинство населения в США.

Именно поэтому в Демократической партии долгое время имел огромную популярность левый антипод Трампа — сенатор Берни Сандерс — “демократический социалист”, которого без устали пиарили левые СМИ по обе стороны океана. Безуспешно, потому что в один прекрасный день Сандерс признал поражение на праймериз перед Клинтон и отказался от дальнейшей борьбы, пусть бы и во внесистемном поле.

Сложно переоценить, насколько сильный удар по левым был нанесён в тот день. Фактически, выборы стали безальтернативными, потому что американский избиратель оказался перед двумя ставленниками олигархии. Только один немножко больше выступал за равенство и стабильность, а другой — за право сильного, традиционные ценности и реформы.

Фашизм наступает

При такой тяжкой дилемме из двух зол, разумеется, очень трудно было предсказать, кто одержит верх. Тем не менее, исход был в известной степени закономерен. И если бы левый или правый радикал не победил в 2016-м, он бы это сделал через четыре года, а при определённом везении и раньше — в результате массовых беспорядков в стране.

Праздные элиты, банкиры, финансовые воротилы были слишком довольны своим положением и старались не замечать, что у народа нарастает недовольство существующим порядком вещей. Поэтому к Трампу долгое время не относились серьёзно, а Сандреса просто выкинули на свалку истории, посчитав, что для победы над правым радикализмом достаточно противопоставить ему более-менее приличного умеренного политика (эту роль поручили Клинтон).

В результате, уставший и потерянный народ распределил голоса между плохой стабильностью и плохими переменами примерно поровну. Точнее, Клинтон даже немного обошла своего соперника.

Однако за время выборов элита сама изменила отношение к Трампу. Очевидно, истэблишменту в конце концов больше стало симпатизировать намерение миллиардера-хитрюги снизить налоги на крупный бизнес, и некоторые другие его заявления, но о них чуть позже.

Дальше сработала сама система выборов “самой демократичной страны в мире”, ведь она отнюдь не демократична: президента выбирают лишь несколько сотен элитариев-”выборщиков”, фильтрующих “неугодные” голоса простого народа. Так что победа была отдана магнату-правоцентристу с большим перевесом.

la-na-trump-protests-photos-008

Чему многие сознательные граждане, конечно, не обрадовались, устроив протесты в десятке с лишним городов, в том числе поджоги. Впрочем, пока тщетно.

Как уже было сказано, Трамп — это республиканский менталитет, помноженный на личную харизму олигарха. Разумеется, особо спесивые предложения новоиспечённого президента (типа постройки стены на границей с Мексикой) будут блокироваться, как это всегда бывает в подобных случаях. Однако очевидно, что к паровозу личной популярности и славы The Donald’а республиканцы попытаются прицепить как можно больше ультра-правых инициатив и привезти их в реальность.

Например, инициатива повыгонять всех мигрантов скорее всего преобразуется в легализацию рабского труда с их участием. В конце концов, Штаты просто захлебнутся в собственном дерьме, если не будут эксплуатировать латиносов, так же как Россия — без таджиков и узбеков. Причём в буквальном смысле — большую часть грязной работы, в том числе по санитарной обработке, выполняют именно мигранты.

Аналогично, риторика о выселении всех инородцев из Нацистской Германии в своё время превратилась в политику создания концентрационных лагерей с “Arbeit macht frei” на воротах, а также расширения территории Германии на земли других народов.

Далее, раз уж Трамп является радикальным президентом от консерваторов, через него будут лоббировать восстановление средневекового мракобесия в центральных Штатах. Неприязнь Дональда к мусульманам придётся здесь очень кстати (хотя лично его религиозным человеком, конечно, не назовёшь), поскольку именно на идее защиты от инородцев набирают популярность фундаменталистские течения христианства. Например, консерваторы могут успешно пролоббировать законы, разрешающие изучение креационизма в школах (в Луизиане уже действует), или даже запрещающие преподавание теории эволюции.

Декларируемое Трампом возвращение производств из оффшоров, действительно, может стать оздоровляющим фактором для рынка труда внутри страны, однако тут важно понимать, что этот процесс и так начался уже несколько лет назад, без всяких инициатив республиканцев. Дело в том, что в Китае зарплаты по разным причинам хоть медленно, но растут, и постепенно делают удалённое производство там всё менее и менее выгодным. Так что если капитал и вернётся в США, вряд ли это будет большой заслугой лично Трампа.

Наконец, самая животрепещущая тема для рядовых американцев — это низкие доходы и безработица. Трамп предложил очень простой выход из существующего кризиса: снизить налоги (особенно с крупного бизнеса и, в качестве популистской меры, — с малоимущих), и через это дать корпорациям больше пространства для манёвра в найме сотрудников и выплате высоких зарплат.

Наивная часть американского электората скушала это, впрямь решив, что если капиталисту дать денег, то он тут же поделится ими с работниками, а не прихватит себе или ре-инвестирует во что-нибудь прибыльное.

В конце концов, что означает снижение налогов? Оно означает, что у государства, и так едва справляющегося с обслуживанием колоссального долга, будет ещё меньше денег, а страдать от этого начнёт качество госуслуг. Например, будет свёрнута программа медицинского страхования для малоимущих, которую с таких трудом удалось принять в прошлые годы.

В результате, почти все меры экономического регулирования сведутся к тому, что деньги из кармана среднего класса уйдут крупным капиталистам, а бедняки как еле-еле держались на плаву, так там и останутся. Потому что сколько человека от налогов не освобождай, если у него зарплата на уровне прожиточного минимума, выйти “в люди” ему это не поможет.

Рука Кремля

На протяжении последних этапов предвыборной гонки кремлёвские СМИ захлёбывались в собственной слюне при попытке облизать Трампа со всех сторон. Удивительным образом республиканец (которого по умолчанию следует считать “ястребом”, следовательно противником России) оказался в фаворитах у наших аналитиков благодаря нескольким тёплым фразам, сказанным Трампом в адрес Путина.

Очевидно, нашему президенту и его окружению приглянулась перспектива отмены санкций, из-за которых правительство каждый день рискует накликать на себя бунт. Отсюда совершенно бестолковая, неадекватная критика в адрес Клинтон, и точно такие же оды в адрес республиканского кандидата.

Дело дошло до того, что в самих США заподозрили Трампа в связях с Кремлём. Были ли эти связи в реальности? Что заставило Дональда разыгрывать крайне рискованную карту “тёплых отношений” с Россией? Вряд ли мы это узнаем в скором времени.

putin_trump

Есть, однако, версия, которая объясняет общую тенденцию на сближение Путина с зарубежными политиками.

Кто внимательно следил за событиями на Украине в 2014-м, тот помнит, с каким облегчением и какой поспешностью Путин поздравил Порошенко с победой на выборах. Формально принадлежащий к “оранжевым”, украинский “конфетный барон” был, тем не менее, близок по классу к Путину и его друзьям-олигархам, в отличие от праворадикальной шпаны из подворотни. И Путин, и Порошенко хранили деньги в панамском оффшоре. И Путин, и Порошенко не хотят видеть никакой радикализации — лишь тихо и мирно обирать население своих стран, цивилизованно поделив сферы влияния. Окончательно не могут они помириться исключительно потому, что население обеих стран их не простит.

В результате, на протяжении последних двух с половиной лет оба президента периодически потрясают кулаками на камеру, но в то же время за кулисами перемигиваются и потихоньку убирают наиболее неконтролируемые элементы противоборствующих сторон в Новороссии (Беднов, Мозговой, Моторола и т.д и т.п.).

Очевидно, аналогичную схему Кремль попытается провернуть и с Трампом: создать этакий международный политический союз капиталистов для сохранения и усиления собственной власти.

Оба президента исповедуют консерватизм, неравенство, снижение налоговых нагрузок на крупный бизнес, спайку олигархата и государства, грубое подавление недовольных у себя в стране и противников существующего порядка во всём мире (пока речь идёт о радикальных исламистах, но ничто не мешает списку вырасти в несколько десятков раз).

И нельзя сказать, что шансы на успех такого “союза” очень уж малы.

Дело в том, что общее недовольство населения неолиберальной политикой диктует необходимость поиска новых путей для развития. Одним из таких путей могла бы стать левая политическая программа (снижение экономического неравенства, равноправие, привлечение широких народных масс к управлению государством, прогрессивизм, научное мировоззрение и т.д.). Но поскольку левые в обеих странах слишком слабы или бездействуют, почему бы не воспользоваться заминкой и не предложить в качестве альтернативы классический фашистский корпоративизм в перемешку со средневековым уровнем образования?

Нам остаётся только приложить все усилия, чтобы этому международному союзу не суждено было состояться.