В последние годы в головах части жителей России сложилась дихотомия “или Путин, или Навальный”. Первый олицетворяет ныне действующую политическую систему, второй некую внесистемную альтернативу, которая кого-то влечёт, а кого-то пугает.

Вокруг Алексея Навального уже давно сложилась целая система “белых” и “чёрных” мифов, в которых он либо главный “агент Госдепа”, враг России и вор, либо независимый борец за свободу, гроза коррупционеров и вообще чуть ли не “отец российской демократии”. При этом как сторонники Навального, так и его противники редко утруждают себя разбором его политического портрета.

А там, друзья мои, есть что разобрать. Каковы не “абстрактно-демократические”, а конкретные взгляды главы Фонда по борьбе с коррупцией, какова его социальная база и политическая программа об этом стоит наконец-таки поговорить обстоятельно.

Бэкграунд

Активное покорение интернет-аудитории Алексеем Навальным началось ещё в 2008-2010 годах, когда появились его первые разоблачительные антикоррупционные материалы в ЖЖ. После чего, собрав на базе “Живого Журнала” определённую аудиторию, он создаёт проект “Роспил”, с помощью которого в судебном порядке пытается бороться со взяточничеством и мздоимством в сфере госзаказов. В то время лица, следившие за деяниями Навального вовсе не задумывались о его политических взглядах, поскольку он и не позиционировал себя в качестве политика он был юристом, координатором проектов, блоггером.

Хотя, наиболее дотошные уже тогда обратили внимание на ряд подозрительных моментов и это даже не учёба героя этой статьи в Йельском университете, на которую любят указывать охранители.

Момент первый: Навальный в нулевые годы работал с либеральными партиями “Яблоко” и “Союз правых сил”, традиционно ориентирующимися на бизнес. Примечательно, что и в будущем ориентация на предпринимательство у Навального сохранится. Во время массовых протестов 2012 года ближайший соратник Навального Леонид Волков прямым текстом заявил, что основная опора из команды это бизнес (который, к слову, очень боится усиления леворадикальных настроений). Если взглянуть на список лиц, принявших участие в формировании Фонда борьбы с коррупцией, то тут также наёмными рабочими и не пахнет: предприниматели, топ-менеджеры, либеральные экономисты. Дополняет эту картину назначение героя нашего материала членом совета директоров "Аэрофлота", что напрямую указывает на его связи в среде владельцев и управленцев корпораций.

Момент второй работа советником у кировского губернатора и экс-главы СПС Никиты Белых. И этот факт уже в 2010-м году намекал на наличие у Навального связей в среде правящей элиты.

Момент третий участие в "Русских маршах", председательство в националистическом движении "Народ" и сотрудничество с ультраправыми элементами из Движения против нелегальной иммиграции. При этом сам Навальный долгое время идентифицировал себя как "национал-демократа" и снимался в роликах с фашистским юморком, где инородцы, приезжающие в Россию, сравнивались с вредоносными насекомыми. Со временем, став из блоггера политиком, он смягчил свою националистическую риторику, нехотя отказался от походов с зигующими детьми на "Русские марши", а в недавнем интервью и вовсе заявил, что деление на левых и правых это устаревший шаблон. Но миграционная политика, как мы увидим, и по сей день занимает немаловажное место в его программе.

Получив широкую известность во время протестов 2011-2012 годов и развернув в 2013-м серьёзную кампанию по выдвижению себя на пост мэра Москвы, Алексей Навальный сегодня решился на покорение новых высот президентского трона. И, по идее, его программа должна была содержать нечто монументальное, решительное, прорывное. Нечто такое, что сторонники и обожатели должны были выучить как святое писание, а недруги ожесточённо предавать анафеме. Но...

Абстракции и неточности

Программа вышла и многих с ходу разочаровала. Это и не подробный, продуманный план преобразований на много букв, и не чёткая лозунговая подборка, вгрызающаяся в подкорку (а-ля “Землю — крестьянам, заводы — рабочим, власть — Советам”). Это нечто среднее тезисы, разбитые на шесть тематических блоков, объёмом на стандартный пост в блоге.

Издание Meduza уже совершенно верно подметило пять слабых моментов этого документа, которые бросаются в глаза даже неискушённому читателю: отсутствие конкретики, сомнительные расчёты, неосвещённость механизмов работы антикоррупционных законов, отсутствие в программе массы важных российских проблем и, наконец, вишенка на торте ошибки в фактах.

Конечно, есть вероятность, что ближе к выборам команда Навального опубликует-таки развёрнутый вариант программы. Но это, как говорит один персонаж, не точно а потому мы вынуждены вгрызаться в те строки, которые представлены на сегодняшний день. Тем более, что и в них политическая физиономия Алексея Навального прорисовывается довольно чётко.

Блок экономических преобразований

“Навальный с командой ведущих экономистов разработал программу активных мер по сглаживанию огромного социального неравенства в России”

гласит программа. Только что это за “ведущие” экономисты, кого и куда они ведут решительно непонятно. Более того, замечу, что “ведущий” отнюдь не значит “разрабатывающий экономическую модель в интересах народа”. Милтон Фридман, Фридрих Хайек, люди из окружения Маргарет Тэтчер или Аугусто Пиночета были ведущими специалистами, что не мешало им придумывать и реализовывать программы сугубо в интересах правящего класса. И если учесть, что вокруг Навального кучкуются люди вроде апологета частной собственности Сергея Гуриева, то иллюзии на “экономику для народа” в исполнении Навального тают на глазах.

“Алексей не связан с олигархами, получившими огромные состояния в результате залоговых аукционов. Он сможет вести экономическую политику в интересах граждан России, а не чиновников, олигархов или силовиков. повествует нам документ.

Всё верно среди сырьевых олигархов Навальный наверняка не имеет связей. Но он имеет связи в других сегментах крупного бизнеса. Взять хотя бы главу “Альфа-групп” Михаила Фридмана, руководство “Аэрофлота” или прочих лиц, помогавших ФБК. Это та часть российского правящего класса, которая не шибко довольна политикой Путина — в том числе, из-за не слишком благоприятной внешнеполитической обстановки.

Михаил Фридман

То, что экономическая программа Навального направлена не на борьбу с олигархами, а на лоббирование интересов одних магнатов на фоне мягкого отстранения от президентского “двора” других, подтверждает и ещё один пункт:

“Олигархи, чьё состояние нажито на перепродаже сырья и господрядах, а также участники залоговых аукционов должны заплатить крупный единоразовый налог, который компенсирует несправедливость приватизации и последних лет жизни страны. (Подобный налог был успешно применен в Великобритании в 1997 году.)”

Единоразовый налог на людей, присвоивших в 90-е годы то, что было создано поколениями советских людей? Вот так наказание! Не уверен, что кто-то его переживёт. Ну а если серьёзно, то здесь лишь в очередной раз проявляется верность Навального “священной корове” крупного бизнеса: нельзя разорять крупногабаритных предпринимателей сколько бы десятков лет они ни паразитировали на трудящемся большинстве.

Более того, если команда Навального заглядывала в рейтинги Forbes, то наверняка обнаруживала, что есть масса толстосумов, сколотивших состояния отнюдь не на залоговых аукционах и не на сырье. По логике данной программы, таких “небожитлей”, как Михаил Фридман, Герман Хан и, возможно, даже Алишер Усманов, не коснется и “карательный” единоразовый побор.

Зато их, вероятно, затронет “налог на сверхдоходы”, который предусмотрен в этом документе. Но что это за налог? Каков его размер, и кто под него попадёт? Вопросов снова больше, чем ответов.

Не стоит бояться прихода Навального к власти и малому бизнесу, который “борец с коррупцией” и вовсе планирует освободить от налогов.

Среди всего этого буржуазного великолепия находится пара пунктов, обращённых к “простым смертным” наёмным работникам. Но оба попахивают популизмом и фантазёрством:

“В России должен быть установлен минимальный размер оплаты труда — 25 тысяч рублей в месяц. Минимальная пенсия должна быть выше прожиточного минимума.”

Откуда деньги возьмёте, господин Навальный? Из единоразового побора с сырьевых олигархов? Тем более, что к моменту теоретического прихода “борца с коррупцией” к власти, минимальная зарплата (учитывая нынешний уровень инфляции и “серые” источники дохода) и так будет в районе 25 тысяч.

“Радикальная дебюрократизация жилищного строительства снизит цены на жильё. Субсидирование ипотечных ставок обеспечит любой семье с двумя работающими взрослыми возможность получить ипотеку под 3% годовых.”

Ипотека на льготных условиях! Прелесть. Рабские цепи должников обрастут блестящими стразами, но не перестанут быть цепями. Напомним, что треклятая советская власть, которую, к слову, так не любит Навальный, не морочилась с ипотекой, а сразу тоталитарно раздавала семьям жильё. Ах, да для того, чтобы это сделать сегодня, нужно изъять капиталы у бизнеса и организовать централизованное распределение ресурсов в обществе.

Но на такие революционные меры Навальный, конечно, идти не намерен.

Блок антикоррупционных проектов

Открывает этот программный блок следующая фраза:

“Коррупция, повальное воровство чиновников — главная проблема современной России”

Сильное заявление. И, на самом деле, неверное. Как писалось уже на “Вестнике бури”, отнюдь не коррупция поглощает большую часть народных богатств а тот самый бизнес, который так активно защищает Навальный. Предприниматели разных калибров являются главными спонсорами коррупции. И нет никаких гарантий того, что бизнес-круги, выступающие сегодня за Навального, не будут использовать “серые” схемы в будущем.

Навальный и ФБК предлагают воплотить ряд антикоррупционных законопроектов (если кому-то интересно можете ознакомиться с ними на сайте ФБК). Но побеждается ли коррупция одними законами? Это серьёзный вопрос, ответа на который в программе мы не находим.В современной России вообще есть масса “правильных” законов (взять хотя бы нормы Трудового кодекса, оставшиеся ещё с советских времён), но они просто не исполняются на практике.

Таким образом, нет никаких гарантий того, что антикоррупционная программа Навального будет воплощена в рамках нынешней рыночной экономики. А если и будет то вряд ли колоссально поменяет перераспределение богатств в обществе.

Блок социальной политики

Здесь всё по стандарту: предполагается увеличить финансирование здравоохранения (в два раза), образования (не совсем понятно, во сколько раз), а также заняться развитием инфраструктуры. Из неожиданностей сокращение “бумажной волокиты” для учителей. Врачи, видимо, такой привилегии не заслужили, а потому продолжат заполнять кипы документов, лишь изредка видя пациентов.

Снова неизвестны источники, из которых возьмутся средства для финансирования данных программ. Непонятно, из какого принципа исходила команда Навального, увеличивая расходы на здравоохранение именно в 2 раза. Медицина в России столь серьёзно поломана оптимизацией, что “обеспечить современный уровень медицинских услуг” такими методами может и не получиться. Медицина и образования требуют огромнейших вложений и полного переоснащения, а не “косметического ремонта”.

Плюс ко всему, программа умалчивает о тотальной проблеме социальной сферы в России, а именно коммерциализации. Вопреки возгласам адептов рынка, она самым губительным образом отражается и на образовании, и на медицине. Для справки можете почитать хотя бы материалы из соответствующих разделов (раз и два) на сайте “Гражданская инициатива за бесплатное образование и медицину”.

Но как Навальный заикнётся об этой проблеме, когда его программа ориентирована на бизнес от мала до велика, а его ближайшие спонсоры и друзья представители крупного капитала и либеральные экономисты?

Блок, посвященный децентрализации власти

Сейчас даже самые мелкие вопросы решаются в Москве. Качество и скорость принятия решений на местах падает. Если деньги будут в местных бюджетах, а полномочия по управлению ими — ближе к людям, то и качество жизни вырастет. Развиваться должна не только Москва, но и вся Россия.

Люди в России умные и хорошие, они могут сами организовать свою жизнь, не надо пытаться все решать за них.

После таких слов, казалось бы, даже представители левого лагеря должны встать и рукоплескать. Действительно, в стране нужно децентрализовывать и власть, и финансы, развивать самоорганизацию народа, воспитывать культуру принятия коллективных решений. Но в финале в этот тематический блок снова врываются рассуждения Навального и его друзей “ведущих экономистов” о необходимости освобождения малого бизнеса от налогов.

И возникает вопрос: а передача полномочий из Москвы на места для чего производится — для того, чтобы общество развивалось, или чтобы региональный бизнес получил побольше привилегий? Сдаётся, что второе.

Блок, посвящённый национальной и внешней политике


Здесь националистический бэкграунд Навального даёт о себе знать. Складывается такое чувство, что ты читаешь программу какого-то европейского прилизанного правого популиста, выступающего за “национальную культуру, единство цивилизованного “белого” мира и против роста количества мигрантов”. Но в этих рассуждениях тоже есть противоречия. Сначала программа гласит:

“России надо использовать своё уникальное положение между Европой и Азией, чтобы стать уважаемым партнёром для всех”.

А затем выясняется, что с Европой-то мы будем дружить по полной (“Нашей стране выгодно политическое и экономическое сближение с благополучными европейскими странами”), а вот с “чёртовыми азиатскими мигрантами” не слишком (“России нужен визовый режим со Средней Азией и странами Закавказья. Трудовые мигранты должны приезжать по рабочим визам, а не бесконтрольно, как сейчас.”)

При этом, не идёт речи о полном запрете трудовой миграции с юга. Навальный и компания прекрасно понимают, что бизнесу, чьи интересы они так последовательно продвигают, нужны рабы из Средней Азии. Кандидат в президенты лишь хочет сделать это рабство чуть более легальным и урегулированным, а заодно и получить политические очки на ксенофобии, свойственной некоторым жителям России. При этом не делается никаких попыток открыто проанализировать причины, по которым в современном мире расцветает трудовая миграция. И правильно ведь тогда придётся говорить о несправедливости глобальной капиталистической системы и, в частности, той модели глобализации, которую она реализует. А о таких вещах любимцу предпринимателей заявлять моветон.

Блок, посвящённый репрессивным органам

Хоть и прессуют Алексея Навального карательные службы, дружить с ними всё равно придётся. А потому кандидат в президенты старается максимально задобрить людей в погонах:

Полиция должна снова стать органом, которому люди будут доверять, а не бояться; служба в полиции должна быть престижной и хорошо оплачиваемой.

Правда, и тут возникают вопросы: А сейчас полиции не платят? Или “нужно больше золота”? И как вообще Навальный собирается реорганизовывать работу подразделений МВД? Непонятно.

И чуть ли не сразу мы получаем ещё один реверанс в сторону сами-знаете-кого:

Силовики должны быть лишены излишних полномочий, которые сейчас позволяют им облагать поборами предпринимателей”.

Алексей, Вы задрали уже со своим бизнесом. Вот честное слово. Мы уже поняли, что Вы очень его любите и, притом, взаимно. Мы уже поняли, что в случае Вашего восшествия на престол коммерсы приобретут такое влияние, которое даже в рамках нынешней рыночной экономики кажется чрезмерным. Но хватит, хватит их совать в каждый пункт программы!

Благо, здесь Навальный обещает нам судебную реформу, суть которой не разглашается (надеемся лишь, что бизнесмены не будут удостоены части судиться отдельно от челяди), и на этом программа заканчивается.

Каков же итог?

С одной стороны, аморфность документа порождает больше вопросов, чем даёт ответов. Пока все серьёзные заявки на преобразования выглядят скорее фантазёрством, чем реальными проектами.

С другой стороны, мы видим, как изменилась за последние годы политическая физиономия Навального. Из правого популиста он стал популистом-хамелеоном, этаким многоликим божком внесистемной оппозиции. Он заходит и на территорию умеренных левых, выступая за самоуправление и социальные гарантии, повышение зарплат. Он берёт либеральную идею-фикс о свободе и неприкосновенности бизнеса. Он вторит правым в требованиях касаемо культурной экспансии и визового режима со Средней Азией. В этом смысле он очень напоминает своего антипода Путина политика, хронически заигрывающего то с левой риторикой, то идентифицирующего себя как консерватора, а следом как либерала. Есть даже мнение, что Навальный взял на вооружение кйнсианский подход, желая таким образом сплотить вокруг себя и отдельные бизнес-круги, и наёмных работников. Правда, на деле мы видим лишь немного кейнсианского в его программе разве что прогрессивный налог (при том, пока весьма неопределённый) и вложения в развитие "трудового ресурса". Скорее же здесь видится банальный популизм и желание усидеть на всех стульях разом.

С третьей стороны, Навальный, конечно, делает попытки показать себя “защитником работяг”, но выходит это плохо. Ибо истинная его опора это дорогой его сердцу бизнес. Ему и только ему поклоняется Алексей, желая продвинуть собственную политическую карьеру. В этом плане он снова серьёзно смахивает на критикуемого им Путина.

Да, Путин ориентируется на одни бизнес-круги, а Навальный на другие. Но факт остаётся фактом под личиной “друзей народа” в обоих случаях кроются свиные капиталистические рыла.

А потому у людей наёмного труда, коих в России более 90%, должно сложиться понимание того, что ни один из этих антагонистов не является выразителем их интересов. Наёмные работники должны создавать собственное политическое объединение, вырастающее из низовых структур. И бороться с рыночной системой под лозунгом “Ни Путина, ни Навального!”