В Мьянме уже третий месяц продолжаются протесты против хунты, установившейся в результате военного переворота. В столкновениях с властью погибло почти пятьсот человек, в том числе дети, попавшиеся под горячую руку военным во время уличных зачисток. Помимо уличных протестующих достаётся левым активистам и профсоюзам, некоторые из которых пытались организовать стачки для противодействия узурпации власти или для улучшения своего материального положения.

Причина политического кризиса - классический конфликт между двумя группами капитала: условно про-западной и условно "национально-ориентированной" с изрядной долей влияния со стороны Китая и России. С той, правда, разницей, что от имени второй группы говорит местное военное командование.

Вопреки либеральной пропаганде, ситуация в Мьянме не так проста и не может характеризоваться просто как "борьба добрых демократов со злыми диктаторами". Дело в том, что военная хунта фактически находится у власти с 1962-го года по нынешний с перерывом на 2011-2021-й годы. Такую устойчивость правящей группировки невозможно объяснить наличием одной лишь грубой силы.

Со времени обретения независимости от Великобритании в 1948-м году, общество Мьянмы было раздираемо противоречиями. С одной стороны, резкий переход традиционного сельского общества к товарно-денежным отношениям привёл к расслоению и попаданию львиной доли крестьян в кабалу к ростовщикам. В результате в низах общества увеличился интерес к социализму, возникло многочисленное партизанское движение коммунистов маоистского типа. С другой стороны, в Мьянме были сильны национальные и религиозные диаспоры, требующие федерализма, если не отделения от центра. С третьей стороны, пост-колониальная экономика при слабой власти всё никак не могла достичь хотя бы довоенных показателей.

Решить эти противоречия, пускай и своеобразным путём, могла только сильная централизованная власть. За десятилетия своего правления военные Мьянмы сделали несколько важных вещей. С одной стороны, прогнали ростовщиков и освободили крестьян, по крайней мере, от частной эксплуатации, а также национализировали большую часть экономики, что выбило почву из-под ног радикальных коммунистов-партизан. Тогда правящий режим даже назвал свою программу "Бирманским путём к социализму", хотя к социализму в марксистском смысле этого слова режим имел крайне слабое отношение. С другой стороны, военные подавляли, порой весьма кроваво, сепаратистские движения на окраинах, и таким образом "навели порядок" в стране. Всё это придало хунте довольно высокий политический рейтинг, который не обвалился даже на время условно "демократического" про-западного периода 2011-2021-х годов.

Значит ли это, что коммунистам следует поддерживать военную хунту Мьянмы?

Несмотря на определённое заигрывание с социализмом и противостояние с Западом на словах, нынешний режим во многом подчинён иностранному капиталу. Так, нефть и природный газ добываются в основном для западных компаний (американский Chevron, французская Total S.A. и другие), а на текстильных фабриках (где трудятся около 700 000 человек) заправляет китайский капитал. Хотя иностранцам запрещено напрямую владеть местными компаниями, капитал прекрасно знает, как эти запреты обойти. Точно так же, как все мы знаем, кто кого имеет в партнёрстве "таксист - Яндекс.Go", несмотря на то, что автомобилем может формально владеть водитель.

При этом армия Мьянмы зависит в том числе и от российской военной машины. Непосредственно перед военным переворотом Мьянму посетил Сергей Шойгу, и в результате переговоров убедил бирманцев закупить у России зенитные ракетно-пушечные комплексы "Панцирь-С-1" и беспилотники "Орлан-10Е". В свою очередь, главнокомандующий армией Мьянмы Мин Аун Хлайн регулярно посещает парады в Москве, а военные Мьянмы участвуют в учениях, проводимых российской армией. Это к вопросу о теории "фашизма на экспорт", которым, согласно теории некоторых наших профессоров, могут заниматься только США.

Разумеется, подчинённость иностранному капиталу требует эксплуатации собственной рабочей силы. Отсюда подавления стачек и рабочих демонстраций, плохая соц. защита (в частности, массово применяется детский труд - в нём занято до 10% от детского населения) и относительно низкие зарплаты (по официальным данным, медианная зарплата в Мьянме в переводе на рубли составляет около 29 000, что ниже российской медианной на 16%).

С возвращением к власти военных к чисто профсоюзным проблемам добавились и общедемократические: мобильный Интернет оказался почти полностью отключён, некоторых людей сажают в тюрьмы просто потому, что они оказались вне дома во время комендантского часа, даже если у них было разрешение на работу. О праве на свободу собраний можно и не говорить.

В результате Мьянма превратилась в этакую Беларусь на максималках: протесты, инспирированные про-западным капиталом, подавляются боевыми патронами, с сотнями жертв, Интернет отключают не на сутки, а на недели, предприятия формально национализированы даже больше, чем в Беларуси, хотя по факту вынуждены всё так же лавировать между интересами группировки Россия-Китай и западными корпорациями. При этом рабочие, в основном, дезорганизованы, а коммунисты не имеют собственной влиятельной политической силы, поэтому оказываются меж двух огней.

Наш дорогой красно-коричневый читатель, возможно, спросит: "Но разве коммунисты не должны в любой непонятной ситуации поддерживать военные хунты? Разве сам Сталин не призывал беспощадно давить крепкой хозяйской рукой протесты либералов, студентов, евреев и рептилоидов?"

Предоставим слово самому товарищу Сталину:

"Гибель старой формы производства, дальнейшее укрупнение капиталистического производства и пролетаризация большинства общества – вот какие условия необходимы для осуществления социализма, Но этого еще не достаточно. Большинство общества может быть уже пролетаризировано, но социализм, тем не менее, может еще не осуществиться. И это потому, что для осуществления социализма, кроме всего этого, необходимо еще классовое сознание, сплочение пролетариата и умение руководить своим собственным делом. Для приобретения же всего этого, в свою очередь, необходима так называемая политическая свобода, т.е. свобода слова, печати, стачек и союзов, словом, свобода классовой борьбы. Политическая же свобода обеспечена не везде одинаково. Поэтому пролетариату не безразлично, в каких условиях ему придется вести борьбу: в самодержавно-крепостнических (Россия), монархически-конституционных (Германия), крупно буржуазно-республиканских (Франция) или в демократически-республиканских условиях (которых требует российская социал-демократия). Наилучшим образом и наиболее полно политическая свобода обеспечена в демократической республике, разумеется, поскольку она вообще может быть обеспечена при капитализме. Поэтому все сторонники пролетарского социализма обязательно добиваются введения демократической республики как наилучшего “моста” к социализму."
(И. Сталин. "Анархизм или социализм?")

Вот и получается, что военная хунта Мьянмы, на словах прикрываясь заботой о народе и борьбой с Западом, по факту давит ростки социализма в своей стране.