Только в окрестностях Сент-Луиса первоначальная забастовка на железных дорогах переросла в такую системно организованную акцию, полностью парализовавшую всю промышленность, что применительно к ней оправдан термин «всеобщая забастовка». И только там социалисты стали неоспоримыми лидерами… ни один из американских городов не приближался так близко к тому, чтобы им правил совет рабочих, как мы сейчас это называем, как это было в Сент-Луисе (Миссури) в 1877 г.

Д. Бербанк. Власть толпы.

ПРЕДИСЛОВИЕ

1877 год занимает особое место как в истории рабочего движения России, так и в истории борьбы американского пролетариата.

21 марта 1877 года в Петербурге ткач Петр Алексеев бросил в лицо царским судьям: «…Подымется мускулистая рука миллионов рабочего люда и ярмо деспотизма, ограждённое солдатскими штыками, разлетится в прах».

Уже через 4 месяца, наблюдая события за океаном, слуги его величества императора могли убедиться, что пророчество рабочего активиста имеет под собой реальную основу.

14 июля 1877 года в США в обстановке затяжного экономического кризиса вспыхнула Великая железнодорожная стачка. Полтора месяца рабочие держали за горло капиталистов. Только применив федеральную армию против собственного народа, американский бизнес сумел подавить первое общенациональное выступление пролетариата.

Поединок труда и капитала. Карикатура 19-го века

Поединок труда и капитала. Карикатура 19-го века

Начавшаяся в маленьком городке Мартинсбург в Западной Виргинии как протест железнодорожников против снижения заработной платы на 10% забастовка подобно электрическому разряду распространилась по железным дорогам страны и охватила все значимые станции. Она втянула в движение даже по подсчетам буржуазных историков не менее 100 тысяч одних только рабочих-железнодорожников. Всего же в событиях стачки участвовали до полумиллиона пролетариев Америки.

Блокада железной дороги в Мартинсбурге

Блокада железной дороги в Мартинсбурге

Хронология стачки, яркие картины уличных боев на улицах Питтсбурга, Чикаго, Филадельфии, Нью-Йорка, Балтимора, активная роль членов новорожденной Рабочей Партии, арест ее лидеров Ван Паттена, Шиллинга и Парсонса — все это неоднократно и достаточно подробно освещалось в публикациях на русском языке. Мы не будем касаться стачки в целом, а затронем тему слабо изученную в отечественной литературе, а именно высшую точку развития стачки — так называемую Коммуну Сент-Луиса, первую в истории борьбы американского пролетариата попытку организовать рабочее самоуправление в масштабах крупного промышленного города.

Расстрел рабочих в Балтиморе

Расстрел рабочих в Балтиморе

На самом деле речь идет о созданных для координации забастовки Исполнительном Комитете Восточного Сент-Луиса и Комитете Большого Сент-Луиса. Название «Коммуна» эти органы получили с легкой руки журналистов, и почетное наименование закрепилось в историографии, позволяя выделить выдающуюся роль сент-луисского рабочего самоуправления в сравнении с другими комитетами, возникшими в ходе Великой стачки 1877 года.

Некоторые газеты говорили и об «американской Коммуне». В Вашингтоне вышел номер газеты National Republican с редакционной статьей под названием «Американская коммуна». В самой статье прозвучала следующая фраза: «Нельзя отрицать тот факт, что коммунистические идеи нашли отклик в сердцах американских рабочих, которые трудятся в шахтах, на заводах и фабриках, на железных дорогах». Железнодорожная забастовка – «это не что иное, как проявление коммунизма в самой страшной его форме, это противозаконное и революционное явление, которое подрывает сам дух американского народа». Данную точку зрения поддержала и ведущая газета Сент-Луиса Republican: «Нельзя называть эти акции забастовками; это самая настоящая революция рабочих».

В течение недели с 22 по 28 июля 1877 года управление десятитысячным пролетарским городом-спутником Большого Сент-Луиса (в то время четвертого по величине города США), находилось в руках выборных представителей от железнодорожников всех местных линий. Коммуна Восточного Сент-Луиса по решению рабочих взяла на себя руководство многими станциями железных дорог штатов Миссури и Иллинойс, то есть фактически лишила губернаторов, федеральные и местные буржуазные власти контроля над значительной частью этих штатов. В результате некоторое время Большим Сент-Луисом руководил Комитет, возглавлявшийся социалистами и состоявший из делегатов от рабочих организаций и коллективов предприятий.

Всеобщая забастовка в Сент-Луисе

Всеобщая забастовка в Сент-Луисе

Несколько слов о характере работы

Отечественные публикации о Коммуне Сент-Луиса в основном опираются на труды историка-коммуниста Филиппа Фонера и в меньшей степени на статьи и книги других историков-радикалов. Это часто вызывает обвинения в идеологической ангажированности, пристрастности и натяжках. В данной работе автор намеренно ограничивался литературой буржуазных историков и историков-оппортунистов из Американской Федерации Труда. Работы Фонера и других крайне левых авторов привлекались лишь для сверки.

В приложении в алфавитном порядке даны краткие биографические справки о некоторых участниках событий. Иллюстрации подобраны исключительно из Интернета, где находятся в свободном доступе.

В отличие от обзорных статей по истории нью-йоркского рабочего движения, при рассмотрении истории Коммуны Сент-Луиса применены методы характерные для школы истории повседневности. Соответственно, привлечены дополнительные исследования и источники. Не ограничиваясь сухим изложением фактов забастовки, постараемся погрузиться в жизнь рабочих Сент-Луиса в 1877 году и разобраться в ней более детально.

ПРОЛОГ

СЕНТ-ЛУИС — ГОРОД КОНТРАСТОВ

Сент-Луис в 1876-м году

Сент-Луис в 1876-м году

Основание и развитие Сент-Луиса

Основанный 15 февраля 1764 года французскими колонистами и названный в честь французского короля Людовика Девятого Святого Сент-Луис с 1767 года находился под фактическим контролем испанцев и стал американским в 1803 году после продажи Наполеоном французских территорий в Северной Америке правительству США. К этому моменту поселение насчитывало немногим больше тысячи жителей.

Основатели Сент-Луиса

Основатели Сент-Луиса

9 ноября 1809 года растущий за счет притока англоамериканцев Сент-Луис получил официальный статус города.

Мощный импульс к развитию экономика этого города, расположенного почти на стыке Миссисипи и Миссури, получила с 1817 года, когда на великих реках началось активное развитие грузового и пассажирского пароходства. Десятью годами позже Сент-Луис уже стал настолько значимым транспортным узлом, что правительство организовало в нем армейский арсенал.

К 1830 году между Сент-Луисом и другими населенными пунктами непрерывно курсировали 200 речных пароходов, а уже в 1836 году в его порту ежемесячно причаливали не менее 80 пароходов, совершавших путешествия сроком от 50 часов до трех месяцев.

В 1855 по количеству прибывших за год речных пароходов — 3450 - Сент-Луис занял первое место в США, опередив Новый Орлеан. Время в пути от Нового Орлеана до Сент-Луиса сократилось до четырех суток.

Впрочем, путешествие на пароходе в те времена было занятием небезопасным. С 1834 по 1870 на реках США погибло свыше ста судов, погубив более 4 тысяч пассажиров и членов команды.

С конца 1830-х в Сент-Луисе стартовал промышленный бум, что привело к наплыву иммигрантов. Крупнейшие национальные отряды рабочего класса сформировали выходцы из Германии, Ирландии, Чехии и Италии. К 1850 году население города возросло до 75 тысяч, а к 1877 году - до 400 тысяч постоянных жителей. Половину их составляли мигранты из Европы или их потомки в первом поколении. Четверть горожан имели немецкое происхождение, 15% ирландское. Вместе с многочисленными временными обитателями, переселенцами, останавливавшимися в Сент-Луисе как главнейшем перевалочном пункте по дороге на Дальний Запад, в городе набиралось до полумиллиона человек. Сент-Луис сделался крупнейшим городом штата Миссури и четвертым по количеству населения в США.

С рабовладельческих времен, когда Сент-Луис играл роль аукционного центра по продаже рабов на так называемый «Глубокий Юг», значительную часть рабочей силы, особенно в сфере портовых работ и речных перевозок, составляли негритянские трудящиеся. Общая их численность к 1877 году превышала 6 тысяч человек. Для черных рабочих Сент-Луиса формальное освобождение мало что изменило с экономической точки зрения. Они оставались самой низкооплачиваемой категорией пролетариата.

В 1870-е приток иностранной рабочей силы в Сент-Луис усилился в связи со строительством моста через Миссисипи. Его открытие в 1874 году способствовало резкому увеличению грузооборота через городской порт и узловую станцию железной дороги, а также росту населения пролетарского города-спутника Восточного Сент-Луиса (штат Иллинойс), где размещались депо и селились железнодорожники. Паутина крупных железнодорожных компаний начала затягивать Сент-Луис. В Восточном Сент-Луисе выросли новые товарные склады и ремонтные мастерские.

Мост Eads Bridge через Мисиссипи между Сент-Луисом и Ист-Сент-Луисом

Мост Eads Bridge через Мисиссипи между Сент-Луисом и Ист-Сент-Луисом

В Сент-Луисе к 1877 году функционировали 36 железнодорожных компаний, 32 пивоварни, 28 чугунолитейных заводов, 26 мукомольных фабрик, 500 швейных мануфактур. В год город производил, покупал и перепродавал товаров и услуг на сумму свыше полумиллиарда долларов.

Бенефициаром достигнутых тяжким трудом многонационального сент-луисского пролетариата экономических успехов была многонациональная же сент-луисская буржуазия. В отличие от многих других развивающихся городов США рассматриваемого периода, где англоамериканская элита неохотно и только вынужденно допускала в свои ряды выскочек из числа переселенцев, элита Сент-Луиса изначально формировалась как интернациональная хотя и с превалированием англоамериканцев после перехода города к США. В силу этого обстоятельства противостояние нейтивистов и мигрантов в низших классах не принимало тут таких острых форм как в других крупных городах хотя столкновения на национальной почве конечно случались и иной раз кончались резней. Борьба национальных групп капитала друг с другом в Сент-Луисе имела небольшое значение для политической жизни города, поэтому у буржуазии не было надобности слишком сильно разжигать рознь. Исключение составляло не очень успешное в сравнении с другими городами Юга науськивание белых рабочих на негров.

Массовое заселение иммигрантами способствовало тому, что уже в 1842 году городской капитал, ориентировавшийся до этого на партию вигов, сделал мэром города иммигранта и демократа ирландца Джорджа Магвайра. Ирландская буржуазия с тех пор играла значительную роль в городском управлении. Особенно на этом поприще преуспевала семья Малланфи — богатейший в Сент-Луисе клан коммерсантов. Без участия иммигранта Джона Малланфи и его родственников вплоть до середины 1850-х не решался ни один серьезный политический вопрос городского масштаба. В 1847 году глава клана юрист Брайан Малланфи, ранее избиравшийся судьей, занял кресло мэра.

Немецкая буржуазия также активно участвовала в политических делах Сент-Луиса. Значение ее постепенно возрастало с начала Гражданской войны (именно благодаря поддержке немцев Сент-Луис оказался в войне на стороне Севера) и достигло своей высшей точки как раз к середине 1870-х. В 1876 году мэром Сент-Луиса был избран Генри фон Оверштольц, крупный капиталист и прямой потомок одного из старейших родов кельнского патрициата.

Избрание Оверштольца проходило в атмосфере борьбы с «нейтивной» буржуазией, включая ирландскую. Ни одна партия не согласилась выдвинуть немца. Тогда Оверштольц выдвинулся как независимый кандидат. Кроме того,  изначально победителем был объявлен соперник Оверштольца  - Джеймс Бриттон, однако, под давлением городского совета, где господствовали ставленники немецких бизнесменов, голоса пересчитали. По итогам пересчета мэром с перевесом всего в 77 голосов стал Оверштольц. Именно ему предстояло в следующем году столкнуться лицом к лицу с рабочим восстанием.

Богачи и рабочие

Дома наиболее богатых жителей Сент-Луиса концентрировались в трех улицах тогдашнего даунтауна с говорящими названиями: Оливковой, Сосновой и Каштановой, а также вокруг Лафайетт-парка и на бульварах Норт-гранд и Дельмар. Лафайетт-парк был самым респектабельным районом города, несколько его улиц являлись частными и были закрыты для свободного посещения обычными горожанами. Сам парк оставался общедоступным.

Архитектурные стили частных резиденций элиты отражали все этапы становления городской буржуазии — от старинного французского колониального до новомодного викторианского. Один из крупнейших землевладельцев Сент-Луиса Генри Шоу построил себе в 1849 году необычный дом с башней по специальному проекту. Вокруг дома Шоу организовал общедоступный ботанический сад площадью 32 гектара. Но такие филантропы как Шоу были скорее исключением из правил. Большинство крупных капиталистов Сент-Луиса не торопилось пускать к себе в сады простую публику.

Дом Шоу

Дом Шоу

Из постановления муниципалитета о тарифах на воду мы узнаем, что дома некоторых состоятельных горожан имели более 20 комнат. Но обычно даже очень богатые жители Сент-Луиса предпочитали более «скромные» жилища от 4 до 12 комнат.

Особенно это касалось «коренных» французских и англоамериканских купеческих семей таких как, например, сделавшая состояние на почтовых контрактах семья Кабанне. В 1876 году Кабанне выстроили себе новый дом в стиле Второй империи. В том же году новый 12-комнатный дом обошелся одному местному дельцу в 36 тысяч долларов.

Дом Кабанне

Дом Кабанне

Излюбленным местом отдыха городской элиты был основанный в 1865 году ресторан Тони Фауста на  Дубовой улице. В здании ресторана располагался самый элитный магазин Сент-Луиса — Фултон-Маркет. Помимо прочего он играл и роль книжного супермаркета, поскольку самые модные новинки туда доставлялись раньше, чем в специализированные лавки. В 1877 году в книжном отделе Фултон-Маркета горожане находили новый роман хорошо уже известного автора, своего земляка Марка Твена - «Приключения Тома Сойера».

10-restoran-toni-fausta-kartinka-pokazyivaet-gendernuyu-segregatsiyu-dlya-ledi-otdelnyiy-restoran-filtered

Ресторан Тони Фауста. Картинка показывает гендерную сегрегацию - для леди отдельный ресторан

11-illyustratsiya-k-pervomu-izdaniyu-22toma-soyera-22-filtered

Иллюстрация к первому изданию "Тома Сойера"

Не чуждались зажиточные жители Сент-Луиса и зрелищ. За несколько месяцев до стачки в городе с успехом гастролировало шоу Буффало Билла, представления проходили в городской опере. Несколько городских театров и мюзик-холлов давали спектакли практически каждый вечер. Цена билета колебалась от 50 центов до доллара.

Леди и джентльмены внимательно следили за парижскими модами: они не забывали обновлять свои костюмы и вечерние туалеты. В 1876 году на городском балу в честь столетнего юбилея Декларации независимости мадам Оверштольц появилась в «скромном» платье, которое пресса оценила не менее чем в 90 долларов. Супруга председателя городской торговой палаты не могла похвалиться такой скромностью, ее наряд стоил приблизительно 165 долларов, не считая украшений. В год в городе давалось от 15 до 30 больших балов, на каждом из которых великосветские красавицы должны были, чтобы не уронить престиж, появляться в новом платье.

12-v-takom-stile-odevalis-ledi-v-sent-luise-v-1877-filtered

В таком стиле одевались леди в Сент-Луисе в 1877-м

Джентльмены от дам не отставали. В светской хронике и объявлениях о пропажах тех лет мы, например, найдем упоминание о трости ценой 56 долларов, золотых часах на золотой цепочке ценой 88 долларов и прочих элитных мужских аксессуарах. Каждый вечер за картами в мужских клубах и элитных салунах из рук в руки переходили тысячи зеленых бумажек и золотых монет. Полицейский протокол незадолго до стачки беспристрастно зафиксировал ограбление коммерсанта, только что выигравшего у друзей более 500 долларов.

Подобная расточительнось обеспечивали серьезные доходы. По налоговым данным 1870 года в Сент-Луисе сотни человек получали годовой доход, превышающий 50 тысяч долларов, то есть имели статус, соответствующий современному доходу в 1 миллион долларов в год. Число домохозяйств с годовым доходом свыше 10 тысяч долларов исчислялось несколькими тысячами.

Беднота жила в районах к северу и югу от центра города, застроенных либо убогими многоквартирными домами, либо самодельными лачугами. Самые страшные трущобы располагались на востоке в районе, ныне называемом Коламбус-сквер. Жидкая прослойка рабочей аристократии - несколько тысяч наиболее высокооплачиваемых мастеров - проживали в собственных или арендованных двух-трехкомнатных домиках.

Заработная плата кондуктора пассажирского поезда, например, составляла всего 1 доллар 33 цента в день. При этом железнодорожные компании под различными предлогами заставляли своих сотрудников выполнять значительный объем работы бесплатно. В среднем кондуктор мог рассчитывать на оплату только 14 рабочих дней в месяц и получал 4 доллара 50 центов в неделю или около 18 долларов в месяц, или около 216 долларов в год. Это 400 долларов в месяц или чуть больше 13 долларов в день в современных ценах США.

Для сравнения: заработная плата сборщика муниципальных налогов и платежей в Сент-Луисе в 1877 году составляла около 100 долларов в месяц. То есть даже относительно мелкий муниципальный чиновник зарабатывал в 5 раз больше кондуктора.

Давайте сходим в гости к будущему участнику забастовки и посмотрим, как жили в 1877 году железнодорожный кондуктор Сент-Луиса (зарплата 4,5 доллара в неделю), его жена (назначим ей 4 доллара в неделю — самую высокую зарплату, получаемую работницами Сент-Луиса в то время) и работающий сын-подросток 14 лет (3 доллара в неделю — максимальная зарплата для юноши того времени). Совокупный доход семьи: в неделю — 11,5 долларов, в месяц — 46 долларов, в год — 552 доллара. Подоходного налога нет.

Полноценное по минимальным медицинским нормам того времени питание двух взрослых и подростка при условии оплаты наличными деньгами обходилось в 1877 в Сент-Луисе в 535 долларов в год, то есть съедало практически весь доход семьи.

saint_louis_cite_1

Значительную часть зарплаты компании, однако, выплачивали не деньгами, а продовольственными сертификатами, которые можно было отоварить лишь в определенных магазинах, где еда стоила на 20-25% дороже. Следует констатировать, что рассматриваемая нами семья работала в буквальном смысле за еду и, при этом, недоедала.

Серьезной нагрузкой на бюджет таких семей ложилась оплата жилья и коммунальных услуг. Жить в частном домике с удобствами оказывалось выгоднее, чем снимать комнату в доходном доме.

Например, годовая оплата водопровода в многоквартирном доме составляла 1,5 доллара за комнату. Те, кто жил в отдельных домиках, должны были платить 5 долларов в год. За наличие ванны требовалось доплатить еще три доллара в частном доме и 1,5 доллара в многоквартирном за общую на 10 комнат. За подключенный к канализации туалет в частном доме платили 5 долларов в год, а в многоквартирном — 1 доллар за туалет на 10 комнат. Таким образом, семья кондуктора, гордо живущая в собственном однокомнатном домишке, за кухонный кран, ванну и нормальный туалет должна была отдать в год 13 долларов и оплачивать ремонт в случае поломок. Каждый ремонт обходился в 2-3 доллара и происходил минимум раз в год. Всего выходит примерно 15 долларов в год.

Однако удобства можно было подключить только в построенном профессиональными строителями доме на официально купленной земле. В самом минимальном (жилая комната, кухня, ванна, туалет, участок на окраине) варианте это обходилось примерно в 1 тысячу долларов, то есть почти в два полных годовых дохода семьи нашего кондуктора.

В многоквартирном доме семья отдавала всего 4 доллара в год и поломки оплачивал владелец дома. Зато приходилось платить аренду, составлявшую не менее 60 — 70 долларов в год за комнату. Чтобы сэкономить на квартплату, семья нашего кондуктора должна была недоедать.

Неудивительно, что большинство рабочих предпочитали снимать жилье в трущобах или строить самостоятельно деревянные хижины без удобств, что обходилось не более чем в 20 долларов на стройматериалы да потерянные выходные дни в течении нескольких недель. Впрочем, и 20 долларов еще надо было скопить.

Естественно, семье кондуктора необходима одежда, посуда, постельное белье, вечернее освещение, дрова и т. п. На всем приходилось жесточайшим образом экономить. Каждая покупка означала недоедание.

А теперь вспомним, что мы рассмотрели самую выгодную в хозяйственно-демографическом плане семью с 3 работниками без иждивенцев. Реально же самым распространенным вариантом в Сент-Луисе являлась рабочая семья с 1-3 кормильцами и 3-5 иждивенцами. Возможностей для работы белых женщин и детей в силу сохранившихся с рабовладельческих времен патриархальных традиций на Юге пока что было несколько меньше, чем на Севере, но вкалывали они на ура. Особенно хорошо это видно из ежегодных отчетов городского школьного совета.

85-90% учеников посещали муниципальные школы в дневную смену, 10-15% в вечернюю после работы. В абсолютных цифрах на 1877 год таких работающих детей училось 6 тысяч человек против более чем 50 тысяч неработающих. При этом две трети детей школьного возраста школу совсем не посещали.

Из числа учащихся 90% пропускали занятия ради подработок. Треть пропускала более половины учебных дней. Каждый второй ученик бросал школу к возрасту 10 лет, едва научившись кое-как читать, писать и считать. Все 7 классов заканчивали менее тысячи человек, среди них почти не было детей рабочих и негров.

Анализ занятости родителей учеников показывает, что школьники из пролетарских семей в целом составляли только треть, при том, что рабочие составляли более половины обитателей Сент-Луиса.

Главным кормильцем рабочей семьи оставался мужчина, тянувший на горбу жену, детей и престарелых родителей.

Голодные и одетые в обноски железнодорожники, наблюдая как мучаются от недоедания в душегубках тесных квартирок их дети, копили злость и готовились к борьбе. Однако условия для нее складывались неудачные. С 1873 года начался очередной экономический кризис. Тысячи сент-луисских рабочих оказались в буквальном смысле слова на улице.

Рабочее движение

Сент-Луис принадлежит к числу трех старейших центров рабочего движения США. Еще в эпоху первых рабочих партий при поддержке местного пролетариата должность мэра Сент-Луиса на короткий промежуток времени занял демократ Джон Вимер, человек непростой и трагической судьбы.

Работая кузнецом, Вимер активно учился и принимал участие в создании первой Рабочей партии Сент-Луиса, а также первых профсоюзов. Сотрудничая с Демократической партией и рабочим движением, он сумел занять пост почтмейстера, избраться в палату олдерменов городского совета.

Мэром Сент-Луиса Вимер становился дважды: в 1843 как демократ и в 1857 как кандидат от широкого фронта аболиционистских сил, образовавшего местную партию «Освобождение». Однако, с началом Гражданской войны Вимер, будучи не только аболиционистом, но и сторонником широкой автономии штатов, вступил в ряды армии конфедератов и погиб в битве.

Тем не менее, рабочий класс Сент-Луиса, продвигая Вимера и других рабочих активистов во власть, вкусил плоды самоорганизации. Неудивительно, что Сент-Луис стал одним из центров активной работы социалистов, в последние годы жизни в нем вел пропаганду лидер американских марксистов Иосиф Вейдемейер. Благодаря боевитости сент-луисских рабочих штат Миссури к 1868 году принял постановление о 8-часовом рабочем дне.

Город-спутник Большого Сент-Луиса не отставал. В 1866 году в Восточном Сент-Луисе состоялась первая общегородская акция протеста рабочих с требованием введения коллективных договоров и установления 8-часового рабочего дня. В 1873 году железнодорожник Томас Колхоун возглавил борьбу кондукторов за создание первого в Восточном Сент-Луисе устойчивого профсоюза.

Победа кондукторов в борьбе с компаниями дала толчок созданию новых рабочих организаций. Появился союз машинистов. В 1875 году по инициативе машиниста Мелберна Стефенса (будущего мэра городка) кочегары локомотивов основали местное отделение профсоюза Brotherhood of Locomotive Firemen. В сентябре следующего года Сент-Луис принял третий Съезд этого профсоюза.

В целом к началу стачки в Сент-Луисе действовали десятки профсоюзов и других пролетарских организаций, охватывающие, однако, менее 10% всех рабочих. Профсоюзы и рабочие братства были разделены по расовому и национальному признаку, их влияние распространялось на различные группы рабочего класса крайне неравномерно. Так, если среди немцев в той или иной организации состоял каждый четвертый рабочий, то среди англоамериканцев этот показатель не дотягивал и до 5%.

Политическая ситуация в Восточном Сент-Луисе

Политическую власть в городке делили между собой представители железнодорожных компаний и Wiggins Ferry Company, корпорация местных предпринимателей, соединивших в 1852 году свои капиталы для противостояния богатым чужакам, прежде всего, бизнесменам Большого Сент-Луиса. Значительное влияние на исход выборов имели возглавленные предпринимателями землячества.

Городской совет практически не реагировал на обращения рабочих, что неудивительно, если учесть его состав. Так, например, в 1875 году пятерка олдерменов Восточного Сент-Луиса состояла из трех высокопоставленных служащих железнодорожных компаний, владельца привокзального отеля и салуна, а также складского подрядчика, чей бизнес полностью зависел от крупных капиталистов. Городской судья Томас Мессик ранее заседал в легислатуре штата, где лоббировал интересы железнодоржных магнатов, а городской аудитор Джеймс Кирк прежде прибытия в Восточный Сент-Луис работал бухгалтером на нью-йоркских железных дорогах.

Персоналии городского самоуправления регулярно менялись, но неизменной оставалась политика в интересах большого бизнеса.

saint_louis_cite_2

С 1865 года неоднократно мэром Восточного Сент-Луиса от республиканской партии избирался выходец из Германии Джон Боуман (см. биографическую справку). Городом он руководил с перерывами, однако, почти всегда место мэра занимал кто-либо из его друзей и деловых партнеров. Единственным периодом потери власти Боуманом явился промежуток 1870 — 1872 года, когда вцепившиеся друг другу в глотку капиталисты семь раз незаконно поменяли мэра, но так и не смогли найти более удобную фигуру, чем всеми уважаемый «старый добрый Джо».

К моменту начала стачки Боуман в четвертый раз избрался на пост мэра, а расширенный до восьми членов городской совет полностью поменял свой персональный состав. Это не устроило нескольких влиятельных воротил, оспоривших легитимность выборов. В результате погрязший в судебных разбирательствах город получил сразу двух конкурирующих мэров (Джона Боумана и бакалейщика Мориса Джойса), два городских совета и даже два полицейских управления (City Marshals Боумана и Metropolitan Police Джойса).

Предпосылки стачки

Тем временем, полыхавший в стране финансовый кризис затронул и Большой Сент-Луис. Рухнул старейший и крупнейший банк штата Миссури — Национальный банк. Вслед за ним за неделю с 10 по 17 июля 1877 последовала целая серия банкротств местных финансовых учреждений. Сотни рабочих-вкладчиков разом лишились своих жалких сбережений.

Позади была голодная и холодная для тысяч безработных зима. Если зимой без работы в Сент-Луисе оставались 3 тысячи человек, то к июлю их число возросло до 15 тысяч.

Изменений к лучшему не предвиделось. Только одна из 15 присутствовавших в Сент-Луисе железнодорожных компаний смогла уплатить акционерам хоть какие-то дивиденды. Многие компании уже несколько месяцев не выдавали зарплату своим рабочим даже продуктовыми сертификатами. Наконец железнодорожникам было объявлено об урезании и без того скудного жалованья.

В городе нарастало грозовое напряжение, которое неизбежно должно было разразиться народными волнениями.

Продолжение - здесь.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ И ИСТОЧНИКОВ

ИССЛЕДОВАНИЯ

1. У. З. Фостер. Очерки мирового профсоюзного движения. М.: Профиздат, 1956

2. Brecher, Jeremy. Strike! Boston: South End Press, 1979.

3. Bruce, Robert V. 1877: Year of Violence. New York: Franklin Watts, 1959.

4. Eric Arnesen (ed.). Encyclopedia of U.S. Labor and Working-class History. Routledge, 2006

5. History of the Communist Party of the United States by William Z. Foster http://williamzfoster.blogspot.ru/

6. Burbank, David. Reign of Rabble: The St. Louis General Strike of 1877. Fairfield, N.J.: Augustus Kelley, 1966.

7. Зинн Г. Американская империя. М.: Алгоритм, 2014.

8. Cochran, Thomas, and Miller, William. The Age of Enterprise. New York: Macmillan, 1942.

9. John Commons and others. History of Labour in the United States. Beard Books, 1918.

10. Dacus, Joseph A. "Annals of the Great Strikes of the United States," Except to Walk Free: Documents and Notes in the History of American Labor, ed. Albert Fried. New York: Anchor, 1974.

11. Foner, Philip. A History of the Labor Movement in the United States. 4 vols. New York: International Publishers, 1947–1964.

12. Севостьянов Г. Н. и др. История США в 4-х томах. М.: Наука, 1983.

13. David Roediger, Philip Sheldon Foner. Our Own Time: A History of American Labor and the Working Day. London-New York. Verso, 1989.

14. Fried, Albert, ed. Except to Walk Free: Documents and Notes in the History of American Labor. New York: Anchor, 1974.

15. Miller, Douglas T. The Birth of Modern America. Indianapolis: Bobbs-Merrill, 1970.

16. Wertheimer, Barbara. We Were There: The Story of Working Women in America. New York: Pantheon, 1977.

17. Victoria C. Hattam. Labor Visions and State Power: The Origins of Business Unionism in the United States. Princeton University Press, 2014.

18. Yellen, Samuel. American Labor Struggles. New York: Pathfinder, 1974.

19. Paul Buhle, Marxism in the United States: Remapping the History of the American Left. London: Verso, 1987.

20. Andrew J. Theising. Made in USA: East St Louis : the Rise and Fall of an Industrial River Town. St.Louis: Virginia Publishing, 2003

21. Philip S. Foner, The Great Labor Uprising of 1877, New York: Monad Press, 1977.

22. Brown, Dee. Hear That Lonesome Whistle Blow: The Epic Story of the Transcontinental Railroads. New York: Macmillan, 2001

23. David O. Stowell. Streets, Railroads, and the Great Strike of 1877. Chicago: University of Chicago Press, 1999.

24. Pinkerton, Allan. Strikers, communists, tramps and detectives. New York: G. W. Dillingham, 1878.

25. Avis Evelyn, Knudsen Jorgenson. Early Danish Pioneers: Southern Arizona Territorial Days. Green Valley, Arizona, 2009.

26. Mark Pittenger. American Socialists and Evolutionary Thought, 1870-1920. Madison: University of Wisconsin Press, 1993.

27. David R. Roediger. The Wages of Whiteness: Race and the Making of the American Working Class. London-New York, Verso, 1999.

28. Aaron Brenner, Benjamin Day, Immanuel Ness (ed.). The Encyclopedia of Strikes in American History. New York, Routledge, 2015.

29. Kanter, Elliot J. Class, Ethnicity, and Socialist Politics: St. Louis, 1876-1881. UCLA Historical Journal, 3, 1982.

30. Logan, Samuel Crothers. A City's Danger and Defense: Or, Issues and Results of the Strikes of 1877. Philadelphia: Jas G. Rodgers Printing Company, 1887.

31. Allen Eugene Vagner. Good Order and Safety: A History of the St. Louis Metropolitan Police Department, 1861-1906. Missouri History Museum, 2008

32. James Neal Primm. Lion of the Valley: St. Louis, Missouri, 1764-1980. Missouri Historical Society Press, 1981.

33. Bryan M. Jack. The St. Louis African American Community and the Exodusters. Columbia, University of Missoury, 2007.

34. David R. Roediger. Towards the Abolition of Whiteness: Essays on Race, Politics, and Working Class History. London-New York, Verso, 1994.

35. Eric Sandweiss. St. Louis: The Evolution of an American Urban Landscape. Philadelphia. Temple University Press, 2001.


ИСТОЧНИКИ

1. Report of the Committee Appointed to Investigate the Railroad Riots in July, 1877, Harrisburg: L.S. Hart, state printer, 1878.
2. Подшивки номеров газет «Missoury Republican», «St. Louis Dispatch», «St. Louis Globe-Democrat», «Labor Standard», «St. Louis Daily Market Reporter», «St. Louis Times» за ноябрь 1876 - ноябрь 1879 (оцифрованные микрофильмы Библиотеки Конгресса США).
3. Board of Police Commissioners of the City of St. Louis. Seventeenth Annual Report. 1878 (оцифрованные микрофильмы Библиотеки Конгресса США).
4. Annual Reports of the Board of Directors of the St. Louis Public Schools. 1873 — 1879. (оцифрованные микрофильмы Библиотеки Конгресса США).