Предвыборная кампания в Московскую городскую думу стабильно поставляла инфоповоды все лето. С уст не сходили скандалы с недопуском оппозиционных кандидатов, неожиданно массовые митинги и их жестокий разгон, дела о "массовых беспорядках" и громкие заявления лидеров мнений в диапазоне от "закручивают гайки" до "мало били малолетних дебилов".

И вот финал: с самого утра 9 сентября новостные ленты запестрели сообщениями о результатах выборов. Результатах, на первый взгляд означающих однозначный успех оппозиции - и особенно инициативы "Умного голосования", единого списка допущенных кандидатов, противостоящих "единороссам". При крайне низкой явке (21,77%) у партии власти удалось вырвать 20 мандатов из 45, по сравнению со всего 7 в думе предыдущего созыва. В столичный законодательный орган прошел целый ряд кандидатов КПРФ, а также впервые за долгое время - "справедливороссы" и "яблочники".

Неудивительно, что издания либерального толка встретили эти известия чуть ли не ликованием. Несмотря на то, что "умный" список носил явно компромиссный характер, а те, на кого рассчитывала несистемная оппозиция, так и не прошли фильтр Избиркома, сегодняшний день преподносится как дата триумфа - если не оппозиционных сил, то по крайней мере протеста против власти, давшей в итоге слабину и уступившей однозначное лидерство в столице.

Но мы - не либеральные СМИ, и потому вместо ликования зададим себе несколько вопросов. Можно ли действительно считать итоги выборов победой и серьезным аргументом для Кремля? Или скорее символической "фигой в кармане", которая не слишком повлияет на расстановку политических сил? Чего ждать от результатов простым москвичам? И, для начала, какой на самом деле практический эффект протестного голосования?

Умное голосование против бездушных цифр

На вторую половину 9 сентября из примерно 1,53 млн действительных бюллетеней, за кандидатов, поддержанных “Умным голосованием” (далее - УГ), суммарно отдано чуть больше трети (5,86 млн). Учитывая, что большая часть таких кандидатов выдвигались от КПРФ, стоит учесть в их успехе и роль традиционно электорально активных и поддерживающих партию пенсионеров. При этом наилучший результат среди них показали, как правило, депутаты предыдущего (КПРФ) и прошлых (например, общественник Евгений Бунимович) созывов, а также социальные и политические активисты, такие как Елена Янчук или Сергей Митрохин, “наработавшие” себе базу поддержки давно и в отрыве от УГ. В случае Леонида Зюганова, внука бессменного Председателя, сложилась и вовсе довольно шизофреническая ситуация: его поддержали одновременно УГ и “Единая Россия”. Просто оппозиционер Шредингера.

Более того, большая часть поддержанных “Единой Россией” депутатов предыдущего созыва Мосгордумы вполне успешно переизбрались, проигравшие “самовыдвиженцы” - преимущественно новые, не слишком известные избирателям фигуры. Четыре из пяти депутатов КПРФ предыдущего созыва, как мы упомянули, также сохранили свои места (пятый, Андрей Клычков, “пошел на повышение” и был назначен губернатором Орловской области). Вряд ли дело тут исключительно в УГ.

На этом фоне еще сомнительнее потенциал протестного голосования оказался там, где ставки для власти были выше - на губернаторских выборах в Санкт-Петербурге. При явке, превысившей московскую (30% на вторую половину дня 9 сентября), и. о. губернатора города, Александр Беглов, победил оппонентов с разгромным счетом. Даже если принять во внимание вероятные “вбросы” и “карусели”, крайне сложно отрицать, что Беглову в глазах большинства попросту не оказалось альтернативы. Единственным заведомо серьезным соперником мог стать кандидат от КПРФ Бортко, но не стал, дисциплинированно снявшись с выборов. Почему-то протестный принцип в Северной столице не сработал.

Таким образом, считать результаты московских выборов разгромными для власти можно лишь с большими оговорками. Преувеличением будет назвать их и выражением всенародного недовольства. По всей видимости, реальный “потолок” чисто протестного голосования на сегодня - порядка 200-300 тысяч человек. Даже если предположить, что часть потенциальных избирателей, собиравшихся отдать свой голос за отстраненных оппозиционных кандидатов, вовсе не пришла на участки или проигнорировпла рекомендации УГ, порядок этих цифр вряд ли серьезно увеличится.

Мало ли это? На фоне общей политической апатии и традиционной малочисленности оппозиционных акций (не считая летних митингов и, до этого, “болотных” протестов) - нет, не так уж и мало. Во всяком случае, лучше, чем ничего. На фоне суммарной более, чем десятимиллионной численности совершеннолетних граждан с московской пропиской - довольно скромно. И тем более скромно, если попробовать оценить потенциал поддержки оппозиционных партий. Так, по данным прошлогоднего опроса социологов РАНХиГС, 54% россиян так или иначе следят за политикой, 52% недовольны ситуацией в стране, лишь 23% однозначно поддерживают “Единую Россию”, а около 41% были бы готовы проголосовать за новую оппозиционную партию. То, что эти цифры сильно превышают число “умных избирателей”, заставляет задуматься скорее не о том, что большинство так уж лояльно власти, а о том, что оно не видит стимула поддержать сегодняшнюю оппозицию.

Оппозиция не оппозиция

Что ж, пускай протестное голосование пока остается уделом активного меньшинства, но, возможно, оно действительно сможет изменить московское политическое поле? Открыть новую страницу в новейшей истории и серьезно пошатнуть позиции властей предержащих?

Сомнения в этом закрадываются уже если просто посмотреть на состав прошедших кандидатов. Из 45 вновь избранных депутатов за “Единой Россией” остается относительное большинство в 25 мандатов, еще 13 мест получила КПРФ, 3 - “Справедливая Россия” и 3 - “Яблоко”; еще 1 кресло займет поддержанная “Яблоком” Дарья Беседина, сотрудница “Городских проектов” либерального блогера Ильи Варламова. Иными словами, Мосгордума, став формально менее “провластной”, осталась крайне “системной”.

Спору нет, и в рядах системных партий люди порой бывают достаточно принципиальны в своей если не оппозиционности, то во всяком случае в озабоченности общественными проблемами. Примером могут служить, скажем, депутаты Госдумы Олег Шеин (“СР”) и Олег Смолин (КПРФ), да и та же Елена Янчук, например, прямо поддержала протестовавших крановщиков. Однако то, что "системная оппозиция" как целое не такая уж и оппозиция, давно не отрицает, кажется никто, включая лидеров думских фракций, подобострастно ручкающихся с президентом и публично осуждающих протестующих. Ну, разве что отдельные партийные функционеры, и то разве что на камеру.

Результаты "побед системной оппозиции" мы можем видеть на примере не то, что городских депутатов, которым еще надо побороться за свои законопроекты с "едросовским" большинством, а целых единоличных руководителей. Результаты эти нулевые, если не отрицательные. Победу Анатолия Локтя на выборах мэра Новосибирска, а Сергея Левченко - на выборах губернатора Иркутской области в 2015 году оппозиция чуть ли не праздновала. Это никак не помешало тому же Левченко строить себе незадекларированные дачи,а на ключевые посты назначать (и защищать) людей, скупающих итальянские виллы или организовавших незаконную вырубку целых сотен гектаров леса, а затем бездействовать в условиях пожаров и наводнений. Как не помешало тому же Локтю повышать коммунальные тарифы, тормозить поддержанные его же собственной партией протесты против пенсионной реформы, а "несистемную" оппозицию, в лучших традициях охранительства именовать не иначе, как "майданщиками".

Что ж, возможно, такие попались неудачные кандидаты, а другие будут сплошь удачные, но вопрос напрашивается сам собой: "если не видно разницы, зачем платить больше?" Если все чиновники от "оппозиции" (к списку можно добавить и упомянутого выше Клычкова, и хабаровского губернатора от ЛДПР Фуркала) на практике неотличимы от своих коллег от партии власти, в чем плюсы их избрания? Если даже те же Янчук или Шувалова всей душой радеют за нужды своих районов, в какой степени они смогут пойти против линии своей партии, уже 23 года раз за разом методично сливающей всякий протест, к которому прикасается?

Потемкинская победа

На этом фоне особенно показательно, что в списки УГ не попали, например, кандидаты от ОКП, которых, как к ним не относись, сложно обвинить в абсолютной лояльности Кремлю. И не просто не попали, но и были объявлены "спойлерами". Кандидаты от КПРФ, что характерно, не были. Что наводит на мысль, что главным критерием для УГ была не реальная оппозиционность, а куда более простой и циничный критерий: "проходной" кандидат или нет. И если говорить о победе оппозиции в Мосгордуме, то она в этом свете выглядит не то, что пирровой, а прямо-таки потемкинской, что те деревни.

Не менее показательно и то, с какой легкостью радостные новости о 20 "умных" мандатах совершенно вытеснили то, что занимало протестно настроенные умы все предыдущие недели: недопуск "несистемных" кандидатов. Ленты соцсетей и полосы либеральных изданий уже вторые сутки, как подзабыли об осужденных за "массовые беспорядки" демонстрантах или оштрафованных экс-кандидатах. Все еще нет никаких анонсов новых акций против недопуска: для сравнения, запустивший "болотную волну" митинг 5 декабря 2011 года был анонсирован и согласован еще ДО самого голосования на думских выборах. Хотя казалось бы, факт относительного успеха протестного голосования должен только раззадорить его идеологов. Вот же, летние митинги не прошли даром, мы показали власти фигу, теперь нужно еще поднажать. Но пока, судя по всему, Навальный и Ко решили удовлетвориться "потемкинской победой".

Что, впрочем, не ново. Талант вовремя погасить протестную волну у Алексея недюжинный, сравнимый разве что с талантом его новоиспеченных союзников из КПРФ и СР. Те, кто давно следит за его деятельностью, отлично помнят, как "превратились в тыкву" протесты 2011 - 2012 гг., как ничем закончилась его мэрская кампания, как позабылась "Партия прогресса", как схлынула волна несанкционированных акций весны 2018-го. Можно было бы сказать, что такова сама специфика акций, привязанных к электоральному циклу, и это было бы даже верно…  Если бы сам Навальный раз за разом не позиционировал их не просто как пред- или поствыборные. К чему звать людей под дубинки ОМОНа, к чему разрабатывать политическую программу, к чему раз за разом повторять риторику о чуть ли не революции против жуликов и воров, - если не планировать чего-то большего, чем попасть в бюллетень?

Ответ напрашивается сам собой: на самом деле никакой долгосрочной программы действий либеральная оппозиция и тем более ее "системные" попутчики предложить попросту не могут. За громкими лозунгами - полная дыр, нестыковок и противоречий программа Навального, охранительство и саботаж Зюганова, чуждые большинству ультралиберальные установки "Яблока", а то и жутковатые антиутопии каких-нибудь либертарианцев или "декоммунизаторов". Одним словом, то, что мало кого сможет смотивировать всерьез. Другое дело - возможность подзаработать политических очков. Как раз до следующего повода протестовать.

Много шума для ничего

Но предположим на минуту, что от оппозиции в столичный парламент все же прошли в основном честные и искренние люди, озабоченные интересами избирателей. Чего ждать от их работы?

Увы, немногого. Мосгордума имеет минимум полномочий, фактически не может прямо влиять на бюджет города и структуру его исполнительной власти, не имеет контроля над городской собственностью и назначениями большинства должностных лиц. В июльском аналитическом отчете КПРФ она прямо названа "самым бесправным" региональным парламентом страны. По большому счету единственными ее реальными механизмами остаются принятие местных законов (заведомо ограниченных, поскольку большинство ключевых вопросов полностью определены в федеральном законодательстве) и написание депутатских запросов, процедура подачи которых, впрочем, тоже не регламентирована. А учитывая, что абсолютное большинство мест получили "системные" партии со всеми их "прелестями", то и эти механизмы вряд ли как-то радикально изменят городскую жизнь.

Разумеется, совсем не обязательно рассматривать парламентские выборы именно как инструмент реального взятия власти. Их вполне можно было использовать как агитационную площадку, возможность лишний раз обнажить нежелание и неспособность власти услышать граждан и громко заявить о своей собственной, альтернативной программе. Проблема в том, что, во-первых, трибуна эта сомнительная, как показала смехотворно низкая явка. А во-вторых, в конечном итоге использовать ее оказалось некому. Почти все действительно независимые кандидаты, которые могли бы выступить с собственной программой, оказались заблокированы если не Избиркомом, то "Умным голосованием".

Да и, скажем честно, и без УГ многие из них вряд ли могли рассчитывать на выигрыш. Те из победивших депутатов, которых можно назвать действительно, хоть в какой-то мере, оппозиционными - в основном имеют опыт социального активизма, хорошо известны в своих районах и нарабатывали базу сторонников годами. На что рассчитывали явно не имеющие такого послужного списка кандидаты от ОКП или Б. Ю. Кагарлицкий, еще год назад призывавший к бойкоту выборов, не вполне ясно.

Впрочем, в каком-то смысле - вернее, для определенных людей, - результаты московских выборов и вправду можно считать победой.

Системные партии обеспечили себе мандаты и могут с легким сердцем продолжать заниматься тем же, чем занимаются последние 25 лет.

Навальный и другие лидеры либеральной оппозиции получили возможность с одной стороны говорить об успехе протестного движения, а с другой - при первой же возможности заявить, что новые депутаты "как бы и не их", а просто меньшее зло и никакого отношения к настоящей оппозиции не имеют. После чего продолжать играть в вечных борцов с режимом, раз в несколько лет агитируя под новый виток электорального цикла очередное поколение митингующей молодежи.

Центральные власти напомнили, кто здесь хозяин, и что будет с теми, кто заплывет за буйки формата согласованных акций, показательно избив и посадив десятки человек.

Охранительские СМИ с радостью вновь оседлали тему потенциального майдана на деньги Госдепа, а либеральные - репрессий против окруженных, но  не сломленных знаменосцев оппозиции.

Отчасти, даже непрошедшие кандидаты теперь смогут избежать вопроса о том, насколько оправдана была их собственная тактика. Можно сослаться если не на произвол Избирком, то на невидимую руку УГ.

Однозначно ничего не выиграли, пожалуй, только москвичи. В который раз получившие импотентный орган, составленный импотентными партиями. Стоит ли удивляться, что подавляющее большинство жителей города - в том числе совсем не довольных положением дел, - не увидели в этом политическом шапито никакого смысла? Можно ли всерьез, с гражданским пафосом обвинять их в пассивности?

Многим любителям поговорить о "пассивном" и "несознательном" большинстве катастрофически недостает одного очень важного для политика качества: уважения к избирателю. Российский избиратель может испытывать иллюзии, впадать в уныние и опускать руки, но он точно не круглый дурак. Он совершенно ясно видит, что парламентаризм в современной России - фикция. Что ни одна из существующих сил не выразит и не защитит его интересов. Что оппозиции особо нечего ему предложить, кроме как возмущенно выйти на "несанкц". Что менять шило на мыло - сомнительная сделка.

Избиратель не верит в парламентаризм и в силы, стремящиеся "хоть тушкой, хочь чучелом" пробиться в законодательные органы. И правильно делает. Даже не только потому, что вероятность того, что кандидаты окажутся "лучшими людьми города", а не сборищем дельцов, рвущихся к кормушке. Но и потому, что парламент давно перестал быть инструментом масштабных социальных изменений даже в развитых демократиях Запада, не то, что в полупериферийной постсоветской России.

Призрачная альтернатива

Все могло бы измениться, существуй в стране действительно независимая, серьезная и дееспособная политическая сила, отвечающая общественному запросу на остановку антинародных реформ, строительство социального государства и перераспределение власти и собственности в пользу масс. Сила, способная предложить подробную программу перемен, а не только громкие слоганы. Сила, не замаранная связями с финансово-промышленной олигархией, правительственными программами западных держав или одиозными фигурами из 90-х. Сила, готовая каждодневной работой завоевывать доверие и авторитет, а не раз в пять лет появляться, как чертик из табакерки, чтобы убеждать поставить крестик напротив нужной фамилии.

Беда в том, что "такой партии" нет. И строить ее некому, кроме самих простых трудящихся России. Мало того, ее строительство потребует не периодической предвыборной горячки или редких уличных акций, а минимум нескольких лет рутинной, "низовой" работы. Работы в профсоюзных, жилищных, градозащитных, экологических инициативах. Планомерной агитации в интернете, на рабочем месте, среди соседей и знакомых. Тщательного осмысления своего опыта, полноценного анализа ситуации в стране и серьезной разработки программы, которую нельзя составить по книжкам и тем более высосать из пальца.

Такую партию не построить с сегодня на завтра. Ее не создать, повесив табличку "Горком" на дверях клуба во главе с ностальгирующими старцами. Не собрать из молодежных тусовок, прочитавших "Манифест коммунистической партии" и решивших, что они - авангард рабочего класса. Не построить, даже вынеся задорный плакат на протестную демонстрацию во главе с либералами. Увы, только регулярной, скучной, рутинной, но систематической "низовой" работой.

Зато если такая партия будет создана, она сможет позволить себе не жить от выборов к выборам в надежде получить пару уютных кресел, как нынешняя "оппозиция". Не обивать пороги Минюста, созданные специально для того, чтобы отсечь любую реальную угрозу власти еще на подступах. Не подстраиваться под системные партии, чтобы выдвинуться от них, неизбежно идя на сделку с совестью. А завоевать реальный авторитет среди простых тружеников, в ходе социальной, экономической и истинно массовой политической борьбы.

И разве что спустя годы, если политический режим в России вдруг кардинально изменится, и ситуация потребует дополнить непосредственную работу среди трудящихся иными формами публичной политики - тогда, возможно, будет иметь смысл задуматься об участии и в электоральных кампаниях. Не вступая в сомнительные коалиции, не гонясь за мандатами ради мандатов и уж точно не испытывая никаких иллюзий по поводу парламентаризма. А, например, используя новые, более конкурентные региональные выборы, как трибуну для агитации за собственную программу. А покуда такая разительная перемена не произошла - уж точно не тратить время и силы на демонстрацию фиги в кармане.

А вот будет ли создана такая партия, зависит только от нас с вами.