Лидер движения «За новый социализм» Николай Платошкин вчера был госпитализирован прямо из здания Гагаринского суда г. Москвы. Там проходило рассмотрение его дела, напомним, что политика обвиняют в призывах к совершению массовых беспорядков и распространении заведомо ложной информации. Платошкину грозит до десяти лет тюрьмы, и уже почти год он находится под домашним арестом, свою вину, естественно, отрицая. Судебный процесс, судя по отзывам свидетелей, больше напоминал какой-то цирк – сначала судья отказала в вызове всех свидетелей защиты, потом прокурор за час ознакомился со всеми томами дела (а их, на минуточку, 27). В конце концов стало плохо адвокату Обозову, защитнику Платошкина, его увезла «скорая помощь», а чуть позже медики потребовались и самому Николаю Николаевичу.

Вообще, вся история с политическим преследованием (а иначе это и не назовешь) Николая Платошкина, в очередной раз ярко иллюстрирует тот простой факт, что в современной России нет места оппозиции – пусть даже самой травоядной. По большому счету, любой россиянин, желающий перемен в лучшую сторону, либо просто выступающий за такую обыкновенную вещь как, например, «сменяемость власти», легко может быть признан «экстремистом», будь то политик, журналист или просто человек с активной гражданской позицией.

С одной стороны, всё это очень неприятно, хоть и совершенно логично. Складывается впечатление, что власть попросту не обладает достаточной компетенцией чтобы разрешить внутренние проблемы страны, держится исключительно силовыми методами, и сама не верит в то, что способна удержаться как-либо ещё – поэтому не терпит никакой конкуренции, лепя удобный ярлык «экстремистов» на кого угодно. Николай Платошкин – политик, которого экстремистом ну никак не назовешь, его инициативы всегда были в совершенно легальном поле, от призывов голосовать против поправок в Конституцию, до «акций протеста» в ходе которых участникам предлагалось «вывесить в окне красный флаг».

Несмотря на то, что идеи Платошкина нам, мягко говоря, не особенно близки, мы выступаем за его немедленное освобождение.