Пока интернет бурлит, обсуждая утреннее задержание олигофрена-Хованского, мы не можем не рассказать о куда более серьезной проблеме, затрагивающей минимум сотни тысяч граждан России, трудящихся на промышленных предприятиях. Речь о поправках в Трудовой Кодекс РФ, которые сегодня рассматривались в профильном комитете Госдумы.

Ещё 26 января Госдума приняла в первом чтении законопроект, переписывающий Х раздел Трудового Кодекса – «об охране труда». Светлые головы из правительства заявили, что эта инициатива направлена на «формирование профилактической модели обеспечения безопасности работников на производстве».

Но что же это за "профилактическая модель обеспечения безопасности"? Применение средств индивидуальной защиты, согласно законопроекту, может лишить работников дополнительных гарантий и компенсаций «за вредность». Мало того, введение поправок даст работодателю дополнительные предпосылки для увольнения работников – например, по результатам расследования легких несчастных случаев, медосмотров или проверки знания требований охраны труда. Это в целом создает условия для новых трактовок терминов и формулировок в трудовых отношениях не в пользу работников.

Ну и, разумеется, станет возможным отменить дополнительную оплату за вредные условия труда, свалить на самих работников покупку средств защиты, а добиваться возмещения ущерба здоровью им придется через суд. В общем, против закона выступают даже представители «жёлтых» профсоюзов вроде ФНПР. 7 июня в Москву приехал рабочий Вадим Качкайкин, вручив депутатам Госдумы около 500 обращений от работников промышленных предприятий, с просьбами скорректировать законопроект.

Впрочем, сложно ожидать, что у рабочих получится чего-то добиться челобитными. Депутаты, избранные при поддержке ФНПР – сплошь члены «Единой России», и будут голосовать, исходя из партийной дисциплины, а вовсе не требований рабочих, от которых их отделяют зарплаты с пятью нулями и уйма привилегий. Впрочем, у рабочих всегда есть другой выход – послать ФНПР куда подальше, организовать собственные профсоюзы, независимые от госструктур, и добиваться своих законных требований с помощью забастовок: это работает куда лучше, чем любые петиции и письма.