Средства массовой информации, особенно в наше время – один из наиболее значительных факторов, формирующих массовое сознание. При этом, пожалуй, и один из самых неоднозначных.

В так называемых развитых и цивилизованных странах СМИ уже давно играют важную роль, временами влияя даже на отставку президентов (как это было в случае с Уотергейтом, например), разоблачая коррумпированных политиков и чиновников. «Свобода слова» вообще считается одной из основополагающих демократических ценностей, что, как правило, не оспаривается никакими политическими группами, за исключением самых маргинальных. Замечу только, что под определением «свободы слова», как правило, подразумевается не столько право людей свободно выражать свои мысли, сколько право на распространение информации, без вмешательства третьих лиц в виде государства или кого-либо ещё, то есть, свобода СМИ.

Даже в некоторых авторитарных странах, вроде современной России, СМИ могут решать отдельные локальные проблемы. Можно вспомнить, например, случай, когда в Нижегородской области хотели снизить зарплаты сотрудникам спортивных учреждений, но благодаря публикации на «Вестнике бури», подхваченной другими изданиями, этого не произошло. Либо множество ситуаций с нерадивыми чиновниками средней руки, вроде Ольги «государство вам ничего не должно» Глацких, или Натальи «макарошки стоят всегда одинаково» Соколовой, лишившихся своих должностей не столько из-за своей деятельности, сколько из-за неосторожных высказываний, растиражированных СМИ. Или дело журналиста Голунова, который должен благодарить за своё освобождение в первую очередь средства массовой информации, проявившие небывалую солидарность.

Конечно, надо подчеркнуть, что, во-первых, тут всё очень сильно зависит от этой самой солидарности, как с Голуновым, во-вторых – от степени серьезности проблемы. Скажем, никакое журналистское расследование не в состоянии скинуть губернатора какой-нибудь области, даже если окажется что он насилует щенков, а в свободное время приторговывает героином в детских садах. Но, всё-таки, даже в России СМИ обладают некоторым влиянием, чего уж тут говорить о какой-нибудь Швеции, где политики государственного масштаба с легкостью лишаются своих рабочих мест из-за неправильной парковки, мелких налоговых махинаций или даже оскорбительного поведения. 

В общем, СМИ меняют мир вокруг нас – где-то меньше, а где-то больше. Но регулярно мы слышим от журналистов и социологов, что все намного сложнее. И желанной свободы по факту издания и телеканалы давно лишены.

В то же время, многие граждане с либеральными и либертарными политическими взглядами заявляют, что настоящая «свобода слова» бывает только в странах с рыночной демократией. А, скажем, в социалистических странах её не было и быть не может - ведь СМИ там контролируются государством, а не частниками. Того же Ленина, они частенько упрекают во введении цензуры в Советской России.

Однако критики эти почему-то совершенно не принимают во внимание исторический контекст: вполне логично, что для молодой пролетарской республики ограничения свободы слова (в первую очередь – в отношении буржуазной печати) были жизненно необходимы. Да и в тексте самого Декрета о печати отмечено, что «стеснение печати, даже в критические моменты, допустимо только в пределах абсолютно необходимых». 

На самом деле, ни социалисты, ни коммунисты идейно никогда не были противниками «свободы слова и печати», как таковых. Но они всегда справедливо указывали на то, что ни в одной капиталистической стране нет и не может быть по-настоящему свободной и независимой прессы. Энгельс отмечал, что свобода печати уже сама по себе является привилегией эксплуататоров, так как организация газеты требует значительных финансовых вложений. Маркс сетовал на то, что печать, во многих случаях, становится не более, чем промыслом. Логично – ведь то, что печатают, зависит в первую очередь не от журналиста, а от владельцев газеты, выплачивающих ему зарплату. Ленин же прямо и неоднократно утверждал, что свобода печати в странах буржуазной демократии – это лишь свобода торговать печатью и воздействием на народные массы. Свобода фабриковать общественное мнение в пользу буржуазии. 

Эти доводы марксистов остаются полностью актуальными и поныне, приближая нас к тому, что в действительности не так с современными СМИ, в мире победившего "рынка".

Современные интернет-СМИ, казалось бы, уже не требуют особых финансовых затрат на своё создание. Но однозначно требуют их на раскрутку. Любой человек сейчас, в теории, может создать свой новостной или аналитический сайт, но кто будет читать его? Даже если такой сайт создает группа энтузиастов, готовых писать тексты, проводить расследования и т.п., остается ещё вопрос финансирования – как сделать так, чтобы это не превратилось в «промысел», не коммерциализировалось? Вспомните хотя бы «Спутник и Погром», относительно крупное интернет-СМИ, идентифицировавшее себя как независимое и антиправительственное, но сдувшееся ровно тогда, когда перестало обеспечивать главному редактору денежку. Нет, конечно, независимые интернет-СМИ существуют (например, то, которое вы читаете сейчас), но, как правило, они не могут достойно конкурировать с гигантами отрасли, всегда представляющими интересы тех или иных корпораций или правящих кругов. Все убивает снова финансовый вопрос.

То же самое относится и к крупным информационным площадкам, вроде социальных сетей. Даже здесь идёт постоянное продвижение корпоративных интересов. Хороший, и совсем недавний пример – блокировки экс-президента США Дональда Трампа на всех крупных информационных площадках: Facebook, Twitter, Instagram, Youtube, Twitch, Snapchat, Discord и т.п. Произошло это, как наверно многие помнят, на фоне штурма Капитолия, спровоцированного Трампом на протестном митинге. В 2021 году блокировка президента США в социальных сетях – это буквально лишение его голоса. Несмотря на то, что США – не социалистическое государство из ХХ века, а лишила Трампа голоса вовсе не государственная цензура, а частные корпорации, владеющие информационными площадками, это все тоже – нарушение свободы слова. Но, как это не иронично, совершенно законное, не нарушающее американскую Первую поправку. Поэтому либертарианцы, например, утверждают на полном серьезе, что это была всего лишь «частная дискриминация» а вовсе не цензура.

Хотя, если рассуждать логически, цензура не обязана исходить от государства, чтобы быть цензурой. Частная же цензура абсолютно антидемократична, так как на государственную цензуру при некоторых режимах хоть как-то можно влиять с помощью демократических институтов, а на корпораций, принадлежащие узкому кругу лиц, для которых главным приоритетом является их собственная прибыль – нет. Вот так крупный капитал нарушает свободу слова сейчас в США.

В России, конечно, тоже беда, если судить по последним событиям: государство лютует, начиная с жесткого регламентирования существования средств массовой информации и заканчивая резиновыми дубинками, регулярно опускающимися на головы и спины журналистов на акциях протеста.

Да и частники, по сути, ничем не лучше. Например, икона либертарианцев Павел Дуров, создатель Вконтакте и Telegram, ещё в начале января обрушился с критикой на Apple, обвиняя их в ограничениях свободы слова из-за ограничения доступа к приложениям, но уже в начале февраля в его собственном мессенджере начались блокировки групп, выкладывающих личные данные российских судей и силовиков, а оппозиционный либеральный Telegram канал «Команды Навального» был помечен плашечкой Fake. При этом, множество региональных каналов, на которых выкладывают личные данные оппозиционеров, как ни странно, Telegram не трогает. Как и, например, канал неонациста Позднякова, регулярно выкладывающего личные данные самых разных людей с целью их травли. В данном случае, конечно, виноват не только Дуров, но и государство, на него надавившее. Но этот случай весьма наглядно показывает, что частник никак не может противостоять государству – какие бы у миллиардера не были взгляды, он засунет их поглубже, когда дело будет касаться прибыли. Впрочем, либертарианская дихотомия «Государство против частника» вообще довольно странная штука, учитывая что российское государство, по большому счету, просто кучка олигархов, плотно сросшихся с госструктурами в единое целое.

Источник: РИА Новости

В общем, фактически не имеет значения, кто контролирует СМИ – государство или частные корпорации. И те, и другие будут использовать их в своих собственных целях. Поэтому иногда может показаться, что «независимые СМИ» и «свобода слова» – это какой-то сферический конь в вакууме, нечто не имеющее отношения к реальной жизни.

Но это – тоже миф. Просто в рамках капиталистической системы к реальной свободе слова может помочь приблизиться только само общество, его сознательность, готовность политически бороться за свои права – создавать партии, профсоюзы, общественные движения и вести организованную и коллективную борьбу, в первую очередь борьбу политическую.

Ну ладно, а что в этом плане могут предложить социалисты? Разумеется, продолжение озвученной мной выше линии - взятие как государства, так и корпораций под общественный, народный контроль. Борьба за социализм включает и борьбу за свободу слова, создание рычагов общественного давления на государство и корпорации, защищающих её от их пагубного влияния. Некоторые европейские социалисты предлагают более мягкие пути, вроде создания парламентских комиссий по защите СМИ от контроля олигархов или ужесточения антимонопольного законодательства, но это решает проблему только частично. Для реальной же свободы слова, несомненно, необходим слом нынешней системы, радикальные и коренные её преобразования.

Например, вот что писал Ленин в «Государстве и революции»:

«Свергнуть капиталистов, разбить железной рукой вооруженных рабочих сопротивление этих эксплуататоров, сломать бюрократическую машину современного государства - и перед нами освобожденный от "паразита" высоко технически оборудованный механизм, который вполне могут пустить в ход сами объединенные рабочие, нанимая техников, надсмотрщиков, бухгалтеров, оплачивая работу всех их, как и всех вообще "государственных" чиновников, заработной платой рабочего»

Это в полной мере относится и к средствам массовой информации, которые так же точно представляют из себя «высоко технически оборудованный механизм». Для достижения свободы слова, необходимо также точно избавить СМИ от «паразитов», как государственных, так и корпоративно-олигархических. Подлинная свобода слова и по-настоящему независимые СМИ станут реальностью только тогда, когда они будут находиться под контролем всего народа.

А для этого, в свою очередь, нужно, чтобы каждый гражданин понимал, что политическое – это личное, и принимал, по мере своих сил, участие в переламывании нынешней системы, в которой меньшинство, засевшее в правительствах и корпорациях, диктует свою волю большинству. Несомненно, это непростая задача, требующая массы времени и сил, затраченных огромным множеством людей. Но отнюдь не невозможная.