Из трёх столпов научного социализма диалектика и вообще классическая немецкая философия выглядит самой зыбкой.

Говорят, студенты позднего СССР зубрили или списывали друг у друга диамат как нечто назойливое и бесполезное (дисциплина была обязательной для советских ВУЗов). Куча цитат и отсылок к давно умершим авторитетам, никакого развития и подтверждения в современной науке - всё это походило на квазирелигию, которую КПСС сделала своим монопольным предприятием по добыче и трактовке “истины”.

Как известно, СССР рухнул, а вместе с ним канула в небытие и КПСС, после чего сомнений в однобокости, а то и ошибочности диамата у большинства населения не осталось. Сейчас даже некоторые последователи марксизма типа Лекса Кравецкого утверждают, что диалектика вообще не нужна. Те же, кто диалектику защищают, как профессор Попов, например, подают её опять в каноне столетней давности, часто - с помощью зубодробительных формулировок Гегеля типа “снятие бытия с удержанием”, от чего люди бегут ещё быстрее, чем от полного отрицания диалектики.

Можно ли осовременить диамат? И, главное, можно ли сделать его практически полезным? Потому что, какую бы хитрую систему вы ни выбрали для объяснения окружающего мира, никто не будет с ней считаться, если она бесполезна для решения конкретных задач - от бытовых вопросов до фундаментальных проблем физики.

Иными словами, применимо - не всегда эффективно, а нас интересует именно эффективность. Впрочем, примеры фундаментальных концепций, которые далеко не всегда применимы на практике, есть не только в философии.

Из физики мы знаем, что все взаимодействия в нашей Вселенной сводятся к четырём основным: электромагнитное, гравитационное, сильное ядерное и слабое ядерное. Но из того, что вы всё на свете можете свести к этим взаимодействиям, ещё не следует, что вы все задачи можете решить таким сведением. Почти гарантированно вы не найдёте себе девушку с помощью этого. Точно так же это не поможет вам со сборкой табуретки, скворечника, с сочинением песен, с агитацией на митинге и прочим, и прочим. Хотя все эти случаи вы сможете свести к работе указанных четырёх фундаментальных взаимодействий.

Аналогично в мире математики существует такой замечательный метод как преобразование Фурье, которое раскладывает почти любую функцию на сумму гармонических колебаний, в чём, кстати, есть некоторое сходство с диалектическим методом, что мы увидим чуть позже. Так вот, при работе с некоторыми сложными функциями преобразование Фурье очень эффективно помогает в анализе, вычислениях и прогнозировании, потому что с гармоническими колебаниями довольно просто работать. Например, его используют обработке сигналов, цифровых изображений, в судебной экспертизе. Даже всем известный формат картинок JPEG использует Фурье-подобные алгоритмы для создания сжатого файла из исходного изображения.

Но это не значит, что нужно любую задачу в математике сводить к преобразованию Фурье. Если человек начинает использовать это для решения задач типа два плюс два, то возникнет подозрение: либо он поехал кукухой, либо ему просто нечем заняться.

То есть, любая теория должна быть полезной и эффективной на практике, иначе люди просто не захотят её изучать, какой бы изящной и всеобъемлющей она ни была на вид. И потому в этой статье посмотрим разные вопросы из мира быта, науки, экономики и политики, которые хорошо решаются, если подходить к ним диалектически.

Но прежде всего нам придётся сделать небольшое отступление и посмотреть, откуда вообще взялся диамат, и какую функцию он выполнял исторически.

 

Четвёртое измерение в философии

Начнём с Тёмного Средневековья. Как известно, мировоззрение Средневековья в Европе во многом строилось на отрицании античного наследия и безусловном принятии Библии. С точки зрения науки и понимания истории средневековым человеком это означало, что об окружающем мире он знал чрезвычайно мало. Ещё меньше он знал об истории, а даже то, что якобы знал, черпал из Святого Писания, по которому мир существовал всего лишь примерно 7000 лет, и за это время существенным образом не менялся.

Все виды живых существ якобы были заранее спроектированы Богом и с момента мироздания не менялись.

Земля и небесные тела также не менялись, хотя и совершали некие периодические движения (вокруг Земли или вокруг своей оси). Те же катастрофы, которые случались, допустим, с Землёй (вроде Всемирного Потопа) имели разовый, спорадический характер и, опять же, принципиальных изменений в устройство мира не вносили.

Наконец и человеческое общество практически не менялось со времён грехопадения Адама. В Библии было написано про царства, вокруг себя человек видел только феодальные царства. От сотворения мира и до его гибели - только царства, царства, царства. Даже на небесах.

Кто-то в это всё ещё верит

Но проходит некоторое время, в Европе потихоньку поднимается производительность труда за счёт возникновения первых ремесленных городов и хоть мало-мальского, но всё-таки продвижения науки. Люди начинают интересоваться не только собственным выживанием, но и возможным влиянием на мир, наукой, историей и культурой.

Примерно к началу девятнадцатого века образованным слоям в Европе стало понятно, что мир не всегда был одинаковым со времени мироздания. Наоборот, он непрерывно меняется, в том числе качественно.

В теории мироздания обнаружилось, что небесные тела, включая Землю, были не вечными. Более того, по астрономическим данным получалось, что рано или поздно орбиты изменятся настолько, что, например, Луна упадёт на Землю или Земля на Солнце.

В биологии обнаружилась изменчивость видов, появление новых и уничтожение старых.

Наконец, даже в гуманитарных науках произошло несколько революций. В частности, человечеству стали известны уже три принципиально разные общественные формации - рабовладельческий строй, феодализм и капитализм - которые сменяли друг друга с течением времени.

Отсюда у людей и возникла потребность объяснять мир не статически, а динамически. Не просто отвечать на вопрос: “Что есть сейчас?”, но также научно обосновывать, как и из чего это произошло.

Естественно, не только непосредственно прикладные науки работали в этом направлении. Этими же вопросами занялась и философия.

Одним из самых видных философов того периода стал Георг Гегель. Для объяснения причин эволюции окружающего мира Гегель использовал метод, отдалённо напоминающий античную диалектику у древних греков.

Древнегреческая диалектика гласила следующее: если вам встретились два противоречащие друг другу явления или понятия, то вы их анализируете, раскладываете на отдельные части, находите там непротиворечащие друг другу части, затем, возможно, чем-то дополняете утверждение и в результате синтезируете (то есть, складываете и разрозненных частей) новое утверждение или понятие, которое уже не содержит прежнего противоречия. То есть, снимаете это противоречие.

К примеру. Владимир Путин находится в Москве. Владимир Путин находится в Париже. Это два противоречащих друг другу высказывания. Но противоречие здесь может быть снято, если дополнить утверждения информацией о том, что дело происходит в разное время. Утром Владимир Путин находится в Москве. Вечером Владимир Путин находится в Париже. Противоречия больше нет. Оно снято движением, в данном случае перемещением Путина.

Но Гегель пользовался диалектикой не только для снятия логических противоречий в рассуждениях. Он пробовал объяснить реальные изменения в мире при помощи их собственного объективного диалектического развития. Гегель один из первых сказал, что диалектика существует не просто в головах философов, но в объективном мире.

Однако Гегель сам был идеалистом и человеком верующим. Хотя он и признавал изменчивость мира, он всё же был уверен, что в самом начале существования этого мира лежал некий высший замысел. Через изучение законов развития вселенной он пытался “отмотать время назад” и увидеть самый замысел мироздания, Абсолютную идею, из которой потом возникло и развилось всё на свете.

Таким образом, философия Гегеля выполняла чёткую историческую роль: она пыталась оправдать существование Бога в условиях, когда наука обнаружила полную и непрерывную изменчивость мира, стало быть, противоречие с классическим христианским взглядом на бытие.

Если совсем огрубить, то можно сказать, что диалектика Гегеля добавила в метафизику четвёртое измерение - время.

Но одна главная проблема у Гегеля была всё же не решена. Он верил в бога, а окружающая наука всё яснее и яснее показывала, что никаких следов существования бога нет. Точнее, она всё больше и больше обнаруживала противоречия между реальными эмпирическими данными и тем, что было написано в Библии. Таким образом наука давала почву для роста материализма и атеизма.

Естественно, стали активно появляться философы-материалисты, в числе которых был и Маркс, который решил очистить диалектику Гегеля от теологии и идеализма.

Что это означало на практике?

Маркс и Энгельс заметили, что законы, по которым предположительно развивался мир у Гегеля, действительно часто хорошо описывают происходящие в мире явления, обнаруженные опытным, то есть эмпирическим путём.

Это значит, что в объективном мире действительно можно найти движение и развитие по законам диалектики. Вот только не нужно искать в этом Божий замысел. Нужно просто признать существование этих законов и их действие в некоторых ограниченных областях и промежутках времени.

Бесполезные формулировки


Про законы диамата, думаю, слышал почти каждый. Если совсем кратко, то к ним относятся формулировки “единство и борьба противоположностей”, “переход количественных изменений в качественные”, “отрицание отрицания” и ещё несколько чуть менее известных формулировок.

Горькая ирония заключается в том, что Маркс называл материалистическую диалектику практически-ориентированной, в отличие от созерцательного материализма Фейербаха, однако законы диамата, сформулированные указанным выше способом, почти никакой практической ценности не представляют.

Например, что даёт формулировка “переход количественных изменений в качественные”? Что в мире полно явлений, где количественные изменение приводят к качественным? Это и козе понятно. И так со всеми законами.

Тем не менее, и это показала в том числе мировая научная практика, из законов диамата путём переформулирования можно получить массу полезных принципов. И вот о них-то мы сейчас и расскажем.


Полезный принцип №1: Непрерывность бытия. Любые понятия и объекты непрерывны.

Из того, что материя постоянно развивается по своим внутренним законам, а это как раз и было установлено множеством наук во времена Гегеля и Маркса, непосредственно следует, что новые объекты, понятия и явления не возникают ниоткуда, а плавно появляются и перетекают друг в друга.

То есть, если вам кажется, что где-то между объектами и явлениями есть чёткая граница, значит скорее всего, вы не рассматриваете границу в достаточно крупном масштабе.

Примитивный бытовой пример - у вас есть телефон или компьютер, и они вам кажутся твёрдыми телами с чёткими границами в пространстве. Но если вы воспользуетесь достаточно хорошим оборудованием, вы обнаружите, что чёткой границы у предметов нет. В частности, прямо рядом с предполагаемой границей объекта находится целое облако из молекул вещества, из которого состоит этот объект, и плотность этого облака снижается по мере удаления от объекта. Именно с помощью этого облака мы чувствуем запах предметов. То есть граница объекта не абсолютно чёткая, а с плавно понижающейся плотностью.

Даже у тех совершенных объектов, которые созданы в лабораториях и/или имеют особую кристаллическую решётку, типа алмазов, граница тоже не абсолютно чёткая, потому что вокруг ядер атомов находится электронное облако. А положение электрона в облаке определяется некой вероятностной функцией, а не является чётко определённым.

Кто-то может сказать, а как же компьютеры? Там ведь всё основано на чёткой двоичной логике, и всё исправно работает? Так вот, даже там не всегда работает. Например, в мобильных телефонах постоянная память - это довольно ненадёжная вещь, и может давать сбой при записи данных. Пусть это будет происходить всего один раз на миллиард операций, но всё-таки будет.

Иными словами, плавная граница между понятиями “точно да” и “точно нет” существует всегда, пусть она и бывает очень маленькой и незаметной.

Какой в этом практический смысл? А такой, что любая чёткая логика, которая оперирует понятиями типа “да - да”, “нет - нет” - это упрощение. И если при решении некоторых вопросов такое упрощение допустимо, то при решении других вопросов приводит к серьёзным ошибкам.

В биологии видом называется группа генетически схожих особей, способных давать плодовитое потомство в ряде поколений. Далее, мы считаем тигров и львов разными видами - это “общепризнано” наукой. Логично было бы предположить, что львы и тигры не могут давать плодовитое потомство. Но практика показывает, что они могут, и не только в первом поколении, но в последующих, хоть это и происходит очень редко. То есть, тут либо вообще нужно отказаться от определения вида, либо признать, что оно является не вполне чётким. И что в этом нет ничего плохого или страшного.

Едем дальше, и обнаруживаем вопросы “был ли в СССР социализм?” или “есть ли в современном Китае социализм?” С точки зрения диамата эти вопросы поставлены крайне неграмотно, потому что мы должны проверить не чёткое соответствие некому идеалу социализма, а степень соответствия этому идеалу.

Допустим, вы называете 10 признаков социализма и находите в современном Китае из них 5. Исходя и этого можно сказать, что в Китае социализм присутствует на 50%, а на остальные 50%, там, допустим, отреставрирован капитализм. Это будет намного более точный и информативный ответ, чем просто “да” или “нет”.

Разумеется, классики марксизма-ленинизма хорошо понимали принцип непрерывности и большой инерционности общественных процессов. Именно поэтому они спорили с анархистами насчёт требования с сегодня на завтра отменить государство. Так просто не бывает. Вместо этого общество постепенно приобретает признаки нового строя и теряет признаки старого.

Более того, часто в комментариях в Сети можно найти долгие зацикливания оппонентов, которые тратят время на то, чтобы решить свой спор в рамках чёткой логики. Выглядит это как серия сообщений типа: “Нет, там социализм”, “нет, там капитализм”, “нет, там социализм”, “нет, там капитализм” и т.д. Естественно, всё это становится пустой тратой времени.

То есть, нужно измерять степень соответствия определению, а не говорить только “полностью соответствует” или “полностью не соответствует”.

Более того, если кто-то слишком настаивает на чётких определениях и формулировках, и не указывает степень соответствия, значит вероятно, вашим мнением пытаются манипулировать.

Например, в СМИ выходит статья с заголовком типа “россияне поддержали появление памятной доски Маннергейму”. Степень не указана. То есть, это могут быть 140 000 000 миллионов россиян, а могут быть всего двое россиян, причём оба фашисты со стажем. И в обоих случаях с точки зрения формальной логики это будет правдой, и к журналисту тут не получится придраться.

Россияне "поддерживают" установку памятной доски Маннергейму

Ещё пример, типичный для левого движения: попытка чётко определить понятие “пролетарий” и всех вокруг называть либо пролетариями, либо не пролетариями.

Понятно, что если я работаю у станка и живу только от зарплаты до зарплаты, то я точно пролетарий. Понятно, что если я сын олигарха и за всю жизнь палец о палец не ударил, а только трачу прибыль со своих владений, то я патентованный буржуй.

Но что, если я сварщик на заводе, но при этом ухитрился прикупить пакет акций какой-нибудь успешной компании, и теперь мой доход только на 90% состоит из зарплаты, а на 10% - из прибыли от акций?

Я всё ещё пролетарий и не буржуй, или совсем буржуй и не пролетарий? В рамках чёткой логики этот вопрос не решить.

А между тем, в рамках нечёткой можно сказать, что такой человек является пролетарием на 90%, и капиталистом на 10%. Разумеется, для более точной оценки можно использовать и другие факторы.

Высококвалифицированный инженер будет пролетарием, условно, на 70%, потому что, с одной стороны он - наёмный работник и производит прибавочную стоимость, но с другой обладает достаточно редкой квалификацией (что почти гарантированно приподнимает его над нищетой за счёт сниженной конкуренции на рынке труда) и эта квалификация в своём роде становится его частной собственностью на средства производства (он может её перенести к другому работодателю).

Топ-менеджер крупной корпорации, даже если он совсем не владеет акциями, будет пролетарием только, допустим, на 5-10%. Потому что круг его общения будут составлять чаще акционеры/владельцы, чем рядовые работники. Потому что его связи в высших эшелонах менеджмента также будут его своеобразной частной собственностью (в добавок к квалификации). Потому что конкуренция в его зоне рынка труда будет крайне низка (откуда почти автоматически следует гигантская зарплата и бонусы, отбивающие большую часть производимой прибавочной стоимости, если вообще не вгоняющей компанию в убытки). Ну и наконец потому что в его обязанности входит как можно более эффективная эксплуатация персонала, то есть его интересы противоречат интересам "более чистого" рабочего класса.

Вот что мы получаем, если пользуемся шкалой соответствия идеальному определению, а не двоичной логикой.

Нужно подчеркнуть, что здесь нарушается закон исключённого третьего, в той форме, в которой он используется для классической чёткой логики. В частности, у нас человек является одновременно и пролетарием, и не пролетарием. Однако это не значит, что мы заврались, что у нас есть некое неразрешимое противоречие. Потому что сумма обоих степеней отношения равна 100%. То есть, если человек пролетарий на 20%, то непролетарий он на оставшиеся 80% процентов. Логического противоречия здесь нет, но только вместо закона исключённого третьего работает немного более сложная формулировка, которая может звучать, например, так: сумма степени отношения к классу и отношения к противоположности этого класса всегда равна 100%.

Кстати, если присмотреться, можно понять, закон исключённого третьего из чёткой логики - это просто частный случай для нечёткой логики и её закона о сумме степеней. Точнее, тот конкретный случай, когда промежуточные степени невозможны. Но в сумме всё равно получается 100%, просто либо все 100% даёт только первое слагаемое, либо все 100% даёт только второе слагаемое.

В общей форме это выглядит так:

А + не А = 100%

В случае чёткой (“классической”, двоичной, “формальной”) логики A равно либо 0% либо 100%.

В случае нечёткой (“диалектической”) логики A - любое от 0% до 100% (“не А” = 100% минус А).

С этой точки зрения, меня всегда вводило в недоумение, когда профессор Михаил Васильевич Попов - один из главных апологетов диалектики в России - начинал говорить, что в диалектике закон исключённого третьего вообще не работает, как будто диалектика допускает логические противоречия даже в рамках нечёткой логики.

Естественно, подобные заявления отталкивают технически и математически грамотных людей. Такие же заявления стали причиной кривляния Оруэлла с его “двоемыслием”.

Теперь, вот мы определили, что некто пролетарий на 80%. Что с этим делать? В рамках чёткой двоичной логики любой кондовый коммунист скажет, что всё просто: если ты пролетарий, то ты нам друг, товарищ и брат, а если буржуй, то враг. Но что делать с теми, кто занимает промежуточное положение?

Вообще, на вопрос о выработке стратегий в условиях неопределённости и нечёткой логики отвечают современные дисциплины под названием “исследование операций” и “теория игр”, и я рекомендую всех желающих ознакомиться с ними подробно. Здесь же для краткости приведу один относительно простой пример.

Предположим, что мы проранжировали всех работников на заводе указанным выше способом от 100%-ных пролетариев, до топ-менеджеров, которые почти совсем не пролетарии.

Теперь мы хотим создать профсоюз, и перед нами стоит вопрос, до какой должности принимать туда людей? Понятно, что чем выше должность, тем выше риск, что человек предаст профсоюз и попытается его загубить. С другой стороны, если совсем никого не принимать, то никакого профсоюза не выйдет.

Получаем довольно простую задачу по исследованию операций и теории вероятностей.

Допустим, выгоду от принятия нового члена в профсоюз мы оцениваем в 10 пунктов (неважно, в чём мы их измеряем - в деньгах, в степени узнаваемости, в человеко-часах, доступных для профсоюзных кампаний и т.д.), а убыток от предательства - в минус сто пунктов. И предположим, что вероятность предательства обратно пропорциональна степени соответствия идеальному пролетарию. То есть, чем больше человек пролетарий, тем менее вероятно предательство.

Мы принимаем человека в том случае, если математическое ожидание выигрыша от его вступления в профсоюз положительное. То есть, в среднем мы больше выиграем, чем проиграем.

Получаем простое неравенство:

10*100% - 100*(1 - степень пролетарности вступающего)*100% > 0

Откуда простыми математическими операциями выводим, что

степень пролетарности вступающего > 90%

То есть, для вступления в профсоюз на предприятии нас интересуют только нижние 10% должностей в иерархии предприятия. Рядовые работники в цеху, грубо говоря, но не цеховые мастера и уж тем более не топ-менеджмент.

Разумеется, в реальной жизни всё намного сложнее. Но думаю, что в качестве примера того, как работать с нечёткой логикой на практике, это должно быть понятно.

Можно придумать ещё кучу примеров, где важна не двоичная логика, а степень соответствия определению, но я думаю, нагляднее будет сказать вот что:

Все современные науки, связанные с машинным обучением, и прежде всего науки об искусственных нейронных сетях, основываются на нечёткой логике, а не на классической двоичной логике.

То есть, все современные системы искусственного интеллекта, включая распознавание картинок, речи, классификацию объектов, прогнозирование явлений, беспилотные автомобили - всё это основано на нечёткой логике.

В чём тут подвох? А в том, официально нечёткая логика стала развиваться примерно с середины XX века, в то время как она использует принцип диалектики, на который указывали Маркс, Энгельс и Ленин, начиная с середины XIX века, если не раньше.

Разумеется, тогда этот принцип был дан ими в неудобоваримых формулировках Гегеля типа плавного перетекания и “небытия” в “бытие” и прочего. Однако глупо было бы ставить им это в вину, с учётом того, в каком состоянии находилась математическая наука в те времена.

Гораздо интереснее было бы прикинуть, насколько быстрее шёл прогресс, если нечёткая логика была бы без замешательства взята учёными из диалектики? Если бы мы не потеряли почти 100 лет из-за анафемы в адрес диамата как “ангажированной философии”?

Полезный принцип №2: Причина качественных изменений - всегда в изменениях количественных.

Второй и третий практические принципы мы выведем из известной формулировки “переход количественных изменений в качественные”.

Второй принцип, полезный на практике звучит так: “Если где-то произошло качественное изменение, то к нему привели изменения количественные”. Или иными словами: “Если вам кажется, что что-то изменилось внезапно, значит вы чего-то не понимаете”. Или иными словами: “Если вас настойчиво пытаются убедить, что что-то произошло внезапно, значит от вас пытаются скрыть настоящие причины”.

Современному образованному человеку эти вещи могут показаться самоочевидными, но мы очень часто встречаемся с попытками манипуляций, связанных с мнимой внезапностью событий.

Например, правые и консерваторы очень любят указывать на внезапность Русской революции в 1917-м году, якобы из ниоткуда обрушившейся на благословлённую Господом процветающую Россиюшку. В своё время в одной стихотворной агитке за возвращение церковных названий улицам так и говорилось: “...Но внезапно, как чума, революция пришла...”.

В общем-то понятно, что ключевое слово для пропагандиста здесь - “внезапно”. То есть, попам было выгодно сделать вид, что у революций 1917-го года не было причин, или что в крайнем случае эти причины заключались в спонсировании большевиков немецким генштабом. А на то, что в гражданской войне большевики могли победить только при широкой поддержке населения, а они ее получили, потому что страна устала от 4-х лет Мировой войны, от нищеты, от мракобесного репрессивного абсолютизма и от того, что вопрос о земле не решался десятилетиями - на всё это попы предпочитали закрывать глаза. Как себе, так и своей пастве.

Можно найти и более современные примеры, в которых путаются даже люди, считающие себя марксистами.

Некоторые считают, что Советский Союз был развален лично Горбачёвым. То есть, у вас есть страна на 300 000 000 человек, из которых, надо полагать, около 200 миллионов - это взрослые дееспособные люди, и вдруг приходит один Горбачёв, и всё это пускает под откос.

Сразу возникает вопрос, чего стоит 1 средний советский человек, если Горбачёв в одиночку угробил армию из 200 миллионов таких людей? Мало того, Горбачёв же не упал с Луны, он вполне планомерно продвигался наверх по партийной лестнице, не встречая никакого особого сопротивления, прежде чем стал президентом. Почему его никто не остановил?

Разумеется, все эти праздные рассуждения не имеют никакого отношения к диалектике. С точки зрения диамата, чтобы произошёл качественный перелом, сначала должно произойти количественное подготовление.

В данном случае, речь идёт о постепенной дезинтеграции плановой экономики, которая началась ещё с середины 50-х, примерно со времени второго создания совнархозов, и особенно ускорилась во время Косыгинской реформы. То есть, в экономику СССР вносились элементы, которые постепенно усиливали внутренние рыночные отношения и ослабляли централизованное планирование. По подсчётам некоторых исследователей (подробности можно узнать в этой статье Максима Лебского) доля теневой экономики в Союзе составляла около 7-8% в конце 70-х, а в конце 80-х - уже около 20%.

То есть, Перестройка была не внезапностью, а лишь финальным аккордом в замене плановой экономики на рыночную.

Аналогично с деградацией партийной элиты. Говорить, что в 53-м году в СССР произошёл внезапный внутрипартийный переворот, в результате которого к власти пришли откровенно антинародные бюрократы типа Хрущёва - по сути недиалектично. Ничего внезапного не бывает.

Тот же Хрущёв ещё при Сталине на протяжении 2-х лет был первым секретарём ЦК КП Украины и 3 с лишним года - первым секретарём московского обкома ВКП(б). То есть, он уже занимал одни из высших постов в стране 5 с лишним лет, и никто его там не трогал.

К моменту якобы “внезапного переворота” в 53-м партия уже была не способна выявлять вредителей и вовремя их нейтрализовывать.

Кроме того, диалектический материализм опровергает любые теории заговора. Не в том смысле, что заговоры невозможны. Как раз нет. Заговоры на свете бывают и могут успешными, но только в том случае, если для их успеха уже подготовлена почва, в том числе в массовом сознании той группы, которая будет принимать или отрицать победу заговорщиков.

Говоря совсем утрировано - заговор способен подтолкнуть общество, уже стоящее на краю пропасти, но он не способен затащить общество на край скалы.

Отсюда же, кстати, следует основной принцип исторического материализма, по которому роль отдельной личности в истории крайне ограничена. Каким бы харизматичным ни был лидер, он имеет общественную силу только до тех пор, пока имеет соответствующую общественную поддержку. А поддержку он имеет до тех пор, пока выражает волю соответствующего общества.

Или, формулируя по-другому, прежде чем ваши слова обретут качество общественной силы, вам сначала нужно получить количественную поддержку людей.

В левой среде, кстати, очень многие начинающие активисты этого не понимают, и начинают распространять в Интернете какие-то безумные прокламации, утверждая что только им открыта истина. А потом удивляются, что их никто не слушает. Вроде бы, используют те же слова, что Ленин 100 лет назад, а эффекта ноль.

Есть и более приземлённые, бытовые проявления этого же закона. Они касаются в том числе так называемого “немотивированного насилия”, что особенно характерно для США.

Типичная ситуация - темнокожий вор залез ночью в дом, ограбил его, а попутно убил любимую собачку Кики хозяйки дома. Грабителя всё-таки поймали, и теперь хозяйка дома требует смертной казни для грабителя, потому что собачка Кики “страдала перед смертью”.

Суды в Штатах очень свирепы, и хоть смертную казнь за такое ограбление вряд ли дадут, но отправят темнокожего сидеть лет этак на 10-15, в зависимости от штата и прочих обстоятельств, разумеется. С точки зрения обывательского белого суда в США, у грабителя не было никакого приличного повода, чтобы совершать это ограбление и тем более убивать собаку. То есть, для суда и пострадавшей это было немотивированное насилие со стороны грабителя.

Однако тогда получается интересная картина. По статистике в США темнокожие сидят в тюрьме в 5 раз чаще, чем белые не-латиносы. Если никаких других мотивов совершать преступления нет, то значит, будто темнокожие по генотипу в 5 раз более склонны к совершению преступлений. Более того, это не просто праздные догадки о логике белых шовинистов: я в своё время лично видел в учебнике английского для старших классов тему, где на полном серьёзе обсуждалось, имеется ли у некоторых людей предрасположенность к криминалу на генетическом уровне. И это было начало XXI века. Разумеется, ни на какие научные исследования о причинно-следственной связи генов и преступности эти люди не ссылаются. Им достаточно текущей статистики.

Получается опять немотивированное насилие, потому что хоть статистическая корреляция и показана, но причинно-следственная в чистом виде не установлена.

Начать же её устанавливать - не в интересах белых шовинистов, потому что очень быстро выяснится, что темнокожие в США чаще идут на преступления, потому что не могут заработать так называемым “честным путём”. А честным путём они не могут заработать, потому что у них нет хорошего образования. А хорошего образования у них нет, потому что оно стоит огромных денег в Штатах. А денег на образование у них нет, потому что у их родителей тоже не было денег, которых опять не было из-за отсутствия образования. И так поколение за поколением мы добираемся до времён рабовладения, когда темнокожим нельзя было получить образование не только по финансовым причинам, но и по юридическим запретом.

Иными словами, убиваю ухоженную псину белой шовинистки (или ещё дочь или сестру, или мужа, или саму шовинистку), темнокожий грабитель на самом деле совершает классовую и расовую месть. Пусть очень опосредованную, нелепую, кривую, стихийную, неосознанную, бесполезную, но всё-таки месть, имеющую под собой вполне определённые мотивы.

Непонимание этого, казалось бы, очень простого факта, постоянно удерживает в США довольно высокий уровень межрасового напряжения.

Протесты после очередного расово-мотивированного убийства темнокожего полицейскими в США.

А вызвано оно часто, как мы видим, в том числе непониманием диалектического развития окружающего мира. За исключением, конечно, тех случаев, когда причины событий скрываются людьми злонамеренно.

То же касается отношения либералов к доступности образования в принципе. Чем либерал оправдывает платное образование с точечным спонсированием для единичных одарённых детей, как сейчас в США? Он оправдывает это тем, что у некоторых детей есть желание и способность учиться, а у большинства других его нет, и потому им образование вообще не нужно. Пусть кассирами в Волмарте работают.

То есть, для либерала желание и способности к учёбе - нечто внезапное, не имеющее определённых причин, вырванное из контекста окружающей действительности. Этим он объясняет социальную иерархию, неравенство и эксплуатацию. Мол, кто хотел - тот учился, и теперь управляет теми, кто не хотел.

Но даже если оставить в стороне очевидный контраргумент о том, что нами управляют далеко не всегда самые образованные люди, всё равно концепция не выдерживает критики. Потому что существует масса примеров, когда независимо от генов большие группы людей успешно обучались наукам, будучи поставленными в правильные условия. То бишь, если они растут в относительно благополучной среде, не избалованы, обучаются под руководством хороших педагогов, имеют достаточную материальную базу для обучения и т.д. и т.п.

В частности, это было хорошо видно на примере СССР, где правильно и централизованно поставленный процесс всеобщего образования и в частности ликбеза сделал советский народ одним из самых образованных в мире, так что даже после развала производства в России, наши технические специалисты до сих пор очень ценятся за рубежом.

Да что там, в Интернете давно есть несколько историй и видео, где даже люди с синдромом Дауна вполне успешно обучаются, получают профессиональное образование и довольно успешно интегрируются в общество. Хотя и с бОльшим трудом, чем обычные люди.

Наконец, в качестве тупого бытового примера: некоторые склонны удивляться, что в определённый момент жена или соответственно, муж заявляют им, что настало время развода. Впадают в депрессию, истерику, не верят, что останутся одни “после стольких лет” и так далее. А между тем очевидно, что развод - это всегда не спонтанное решение, а следствие накопившихся противоречий. И сам тот факт, что супруг или супруга не видят этих накопившихся противоречий, только демонстрирует, что он или она недостаточно уделяют внимания семье, либо предпочитают игнорировать проблемы, что бывает гораздо чаще. Ну а о том, как вовремя снимать противоречия, поговорим чуть позже.

Итак, резюмируя второй принцип: в мире не существует ничего внезапного. Любой качественный перелом или поворот вызван предыдущими количественными и качественными изменениями. Если кто-то говорит вам о внезапности того или иного события, того или иного явления или процесса, значит в лучшем случае он не понимает, что происходит, а в худшем пытается вас надурить, скрыв настоящие причины.

Полезный принцип №3: Всегда готовьтесь к качественным изменениям после количественных.

Если вы в чём постоянно растёте количественно, значит вам рано или поздно придётся сменить качество. И наоборот, для получения некоторых качеств сначала необходимо набрать определённое количество.

Закон выглядит не очень очевидным, но интересно, что современная наука подтверждает его в самых неожиданных местах.

Например, вы думаете, что толкая предмет в космическом пространстве периодически с одной и той же силой, вы сообщаете ему одно и то же ускорение, а вместе с ускорением у него увеличивается скорость на одни и те же величины каждый раз. А вот не тут-то было. Чем ближе к скорости света, тем больше станет масса предмета, и тяжелее будет его разогнать. Пока, наконец, увеличение скорости станет просто невозможным, потому что тогда бы объект преодолел скорость света. Даже здесь постоянное увеличение количества приведёт в конце концов к качественному изменению, после которого количественный рост в старом качестве станет просто невозможным.

Всё это кажется слишком аморфным и не очень применимым на практике, но на самом деле непонимание этого принципа больно аукается людям в жизни.

Допустим, какой-нибудь деятельный и вообще по жизни способный политический активист хочет замутить движение или хотя бы группу в соц. сетях. Но при этом совершенно не умеет работать в команде. Хамит, грубит, не считается с чужой точкой зрения, пытается строить из себя диктатора.

Вот он набирает определённое количество подписчиков, допустим, несколько тысяч и надеется, что и дальше будет идти в таком же темпе. Но происходит наоборот - чтобы удержать интерес такой большой группы людей, нужно создавать много качественного контента, поддерживать беседу с подписчиками, заниматься модерацией и так далее. Но это невозможно делать в одиночку, нужно работать с командой.

Человек сознательный тут должен понять, что пора количеству перейти в качество, а точнее, количество должно сподвигнуть активиста приобрести новое качество - качество хорошего командного игрока.

Однако на практике очень многие не понимают этого, не хотят учиться работать в команде, и в результате остаются одни со своей относительно небольшой группой поклонников, застывшей на одном и том же числе.

В мировом масштабе это постоянно происходит с троцкистами. В узких кругах известна международная пословица

Один троцкист - это тенденция, два троцкиста - партия, три троцкиста - интернационал, четыре троцкиста - раскол в интернационале.

Сам несколько раз видел нечто подобное на практике.

По сути это тот же случай, что и упомянутый выше: люди не хотят учиться работать в команде, жертвовать собственным мнением ради общих интересов, в результате отсутствие нужных качеств мешает им преодолевать определённые количественные рубежи.

Другой пример: набрали вы актив в 50 человек и решили замутить с ним целую партию. Как делают у нас некоторые в России. В результате созданная партия не обладает нужным количеством членов, чтобы действовать именно как партия, то есть не выражает интересы целого класса (точнее, хотя бы большей его части), не является авангардом этого класса, поскольку оторвана от него. В результате становится посмешищем в публичной политике.

Спрашивается, а что же делать? Развиваться, вовремя переходящее от количественных изменений к качественным и обратно к количественным.

То есть, при минимальной численности стоит сначала проходить кружковый этап, затем, когда кружки разрослись и устоялись - создавать пусть небольшие, но практически ориентированные организации, в том числе профсоюзы, чтобы потихоньку организовывать класс, и только когда численность и этих организаций дорастёт до нужного количества, способного оказывать влияние на класс в целом, создавать полноценную партию этого класса. В реальности, конечно, всё сложнее и есть масса нюансов, способных нарушить естественный ход этого процесса, но общий принцип, я думаю, понятен.

Резюмируя третий принцип: если где-то что-то застряло или застоялось количественно, значит пора делать качественные изменения. Правда, из самого принципа ещё не следует, какие именно нужно делать изменения, так что можно ненароком сделать всё только хуже, как это случилось с экономикой СССР во время и после застоя.

Полезный принцип №4: Управляйте снятием напряжения - в быту, в технике, в экономике, в политике.

Четвёртый практический принцип связан на этот раз с единством и борьбой противоположностей.

Я бы назвал его “управляемое снятие противоречий” или “управляемое снятие напряжения”.

Почему мне не нравится слово “противоречие” в данном случае - потому что это очередная кривая гегелевская формулировка, и для существования “противоречия” нужно существование как минимум двух противоположных “речей”. В то время как диалектический материализм изучает в том числе такие явления, которые существовали задолго до появления человека, и, соответственно, человеческой речи.

В то же время слово “напряжение” более универсально с точки зрения нашего мира, будь то электрическое напряжение, напряжение времени-пространства, социальное напряжение и так далее.

Как бы то ни было, сначала нужно сделать отступление, чтобы потом было легче иллюстрировать примеры.

Так вот, условимся, что базовым элементом, базовой абстракцией диамата является волна. Почему волна?

Потому что волна воплощает в себе сразу все (ну или почти все) принципы диамата. Тут есть тезис, антитезис и синтез.

Тезис - это одно из крайних положений волны, антитезис - следующее за ним положение с противоположным отклонением, а синтез - это последующее положение за тезисом и антитезисом, и так образом являющееся их следствием.

Как видно на картинке, переход от тезиса к антитезису и обратно здесь осуществляется плавно, то есть принцип непрерывности соблюдается. Кроме того, работает принцип перехода количества в качество, потому что при накоплении определённого значения по координате Y движение меняет направление сверху вниз или наоборот снизу вверх. То есть, определённым образом меняется качество движения.

Разумеется, в нашем случае синтез получается совсем простенький, если не сказать тривиальный. В диалектике можно найти массу примеров, когда разные объекты, разные волны, взаимодействуя друг с другом, создают, то есть синтезируют гораздо более сложные комбинации и изменения.

В пользу практичности волновой модели говорит ещё и тот факт, что теория струн, которая сейчас претендует на звание общей теории всего с точки зрения физики, также опирается на колебания струноподобных объектов как на базовый процесс во Вселенной. То есть, теория струн тоже опирается на волнообразность.

Мало того, с точки зрения теории струн, известные нам физические частицы - это всего лишь ограничения на спектр колебаний квантовых струн. Здесь интересным образом находит подтверждение тезис Энгельса о том, что движение - это не что иное как способ существования материи. Это я не к тому, что Энгельс был настолько крут, что предсказал теорию струн, а что он проделал достаточно кропотливую и аккуратную работу по обобщению имеющихся на тот момент научных данных и сделал выводы, которые актуальны и по сей день, с большей или меньшей степенью точности.

Ну так вот, коль скоро мы определились с волнами как базовыми моделями для происходящих процессов в мире, мы можем переформулировать наш принцип “управления напряжением” или “управления снятием противоречий” следующим образом

Диамат как практический метод - это метод управления амплитудой, длиной и формой самых разных волн в самых разных областях человеческой деятельности. От физики до экономики.

Давайте наконец приведём несколько примеров.

Начнем с бытовой ситуации: недавно человека в Питере чуть не убило статическим электричеством, когда он хотел прикоснуться к батарее в квартире. То есть, накопился настолько большой заряд, что он стал опасен для человека. И смысл заключался в том, чтобы снять это напряжение, прежде чем оно нанесло ущерб. Правда, в данном случае проблема была в том, чтобы вообще обнаружить это напряжение.

В обществе с обнаружением напряжения таких больших проблем нет. Например, классовая ненависть проявляется явно задолго до открытого бунта или революции, хоть иногда и в странных формах.

Собственно, одна из центральных идей книги Энгельса “Анти-Дюринг” как раз была посвящена снятию противоречия или напряжения между разными классами и социально-экономическими группами. Между умственным трудом и физическим, между городом и деревней.

Энгельс писал, что причиной разделения на сословия, классы, страты и прочие группы в людском обществе является разделение труда. С одной стороны, без разделения труда невозможно экономическое развитие, как без разницы зарядов невозможен электрический ток. С другой стороны, слишком большое и устоявшееся разделение труда приводит к обособлению групп, к возникновению социально-экономического неравенства, и в конце концов вызывает взаимную ненависть между этими группами, которая при определённых условиях может перерасти в гражданскую войну или революцию.

Так было при рабовладельческом строе, при феодальном и при капиталистическом. Общности людей постепенно цементировались в классы, одни из которых становились эксплуататорами, а другие - эксплуатируемыми. В конце концов, попытка полностью законсервировать правящий класс, то есть сохранить его власть, приводила к тому, что этот класс переставал развиваться и уступал место в истории более прогрессивному классу. Однако поскольку к тому времени разница между классами, то есть напряжение между ними, было слишком велико, эта “уступка места” часто принимала форму кровавой бойни.

Так вот, чтобы избежать этого, Энгельс в Анти-Дюринге выдвигает идею о том, чтобы снимать эти противоречия как можно быстрее. В данном случае, периодически менять людям профессии. Идеал Энгельса - всесторонне развитые люди, которые могут сегодня работать архитекторами, завтра - шахтёрами и т.д.

Если смена физического и умственного труда, управляющего и управляемого, городского и деревенского происходит достаточно часто, то противоречия между группами людей не успевают накапливаться, и это позволяет избегать слишком сильных колебаний общественного развития, включая длительные периоды застоя, гражданских войн и так далее.

Такова идея Энгельса.

Ей можно найти практический аналог и в быту. Если отношения между вами и вашим супругом/супругой стали слишком натянутыми, стоит подумать, не пора ли снять противоречия, в том числе в области домашнего разделения труда.

Вряд ли хорошим семейным отношениям будет способствовать тот факт, что жена постоянно делает по дому всю самую рутинную и грязную работу, в то время как муж заботится только о зарабатывании денег.

Как снять это противоречие? По методу Энгельса: нужно периодически меняться ролями.

Другой пример, но уже из профсоюзной практики. Очень часто у профсоюзов возникает одна и та же проблема, причём как в России, так и за рубежом. Это отчуждение рядовых профсоюзных членов от профсоюзных боссов.

Именно поэтому толковые активисты, понимающие не только в профсоюзных делах, но и в левой идеологии, либо в диалектике, выступают против так называемых “сервисных” профсоюзов. То есть, против организаций, в которых рядовые члены просто пассивно платят взносы в обмен на некие услуги от руководства организации.

Наоборот, левые активисты стараются организовывать профсоюз на более равных началах, при которых каждый член профсоюза по мере сил участвует в кампаниях и в управлении организацией. Это позволяет хотя бы отчасти снять противоречия между верхушкой и низами в профсоюзе.

Интересно, что выхолощенный вариант коммунистической идеологии признавал противоречия только между классами буржуазии и пролетариата. При этом противоречия между, допустим, пролетариатом и бюрократией, пролетариатом и интеллигенцией затушёвывались.

Даже такой прекрасно знающий диамат человек как Сталин в своей работе “Экономические проблемы социализма в СССР” допустил вот такое высказывание:

Экономической основой противоположности между умственным и физическим трудом является эксплуатация людей физического труда со стороны представителей умственного труда. Всем известен разрыв, существовавший при капитализме между людьми физического труда предприятий и руководящим персоналом. Известно, что на базе этого разрыва развивалось враждебное отношение рабочих к директору, к мастеру, к инженеру и другим представителям технического персонала, как к их врагам. Понятно, что с уничтожением капитализма и системы эксплуатации должна была исчезнуть и противоположность интересов между физическим и умственным трудом. И она действительно исчезла при нашем современном социалистическом строе. Теперь люди физического труда и руководящий персонал являются не врагами, а товарищами-друзьями, членами единого производственного коллектива, кровно заинтересованными в преуспевании и улучшении производства. От былой вражды между ними не осталось и следа.

https://www.marxists.org/russkij/stalin/t16/t16_33.htm

Примерно то же самое может сказать любой директор частной компании при капитализме. Мол, ребята, мы все с вами - одна команда, мы кровно заинтересованы в преуспевании и улучшении корпорации, а потому никакой вражды между нами нет и быть не может.

Естественно, противоречия между физическим и умственным трудом так не устраняются.  Противоречия можно снять только не давая людям слишком закостенеть только на физических работах или только на умственных, как уже было сказано раньше.

Ещё один пример для принципа управляемого снятия противоречий мы возьмём из области разработки программного обеспечения: раньше, примерно лет 20 назад считалось нормальным разрабатывать программы так называемым каскадным методом, то есть деля разработку на группу больших этапов: проектирование, собственно программирование, тестирование, запуск в производство, поддержка. И этот цикл мог занимать больше года, в зависимости от величины программного продукта.

Но выяснилось, что такой способ разработки приводит к огромным перекосам, ибо за этот год с лишним выяснялось, что требование к продукту нужно уточнить, что на этапе проектирования были допущены ошибки, а выявлены только на этапе тестирования и т.д. и т.п. Откатываться же к предыдущему этапу просто так было нельзя.

Поэтому позже вместо каскадного принципа стали применять итеративный принцип, он же принцип Agile, когда вы разбиваете процесс на серию небольших итераций длиной от недели до месяца, в каждой из которых используется группа таких же этапов. То есть, проектирование, разработка, тестирование, запуск в производство, затем опять проектирование, но уже на базе того, что было завершено в прошлый раз, разработка, тестирование, запуск в производство и т.д.

Это позволило гораздо более эффективно реагировать на меняющиеся условия и внутренние ошибки, поэтому метод итеративной разработки применяется сейчас гораздо чаще, чем каскадная.

Что это значит с точки зрения диамата? Это уменьшение амплитуды и длины волны процесса перехода между разными этапами, то есть перехода от теории к практике и обратно с нескольких лет до нескольких недель. Вы чаще проверяете на практике, как работает ваша теория, и засчёт этого принимаете более адекватные решения

Опять же, подчеркну, что речь идёт не о полном снятии любых противоречий и любого напряжения навсегда. Как известно из диалектики и многократно подтверждено прикладными науками, не бывает движения без напряжения, то есть без противоречий. Поэтому попытка снять все противоречия раз и навсегда равносильна попытке предотвратить любое дальнейшее развитие.

Речь идёт лишь о том, чтобы контролировать колебания, делать их умеренными, не давать напряжению дорасти до такого уровня, что разрешение накопившихся противоречий приведёт к разрушительным последствиям.

Опять же, в современном мире есть наука, которая этим занимается - это теория управления. Не в узком смысле как наука о менеджменте, а в широком, как наука о задании оптимальных параметров в колебательных и не очень системах, к которым относятся и механические системы, и термодинамические, и биологические, и социальные.

Полезный принцип №5: Всесторонний учёт контекста

Этот принцип прямо выводится из положения диамата о том, что всё в мире так или иначе связано со всем.

Мы уже посмотрели примеры, где задачу можно решить только при помощи всестороннего изучения контекста. Например, как в случае с преступностью среди темнокожих в США.

Это, в общем-то должно быть самоочевидным, что чем больше данных вы привлекаете, тем точнее ваши выводы.

Но я бы хотел обратить внимание на один конкретный интересный момент, который был сформулирован ещё Марксом лет этак 150 назад, а сейчас внезапно находит своё применение в машинном обучении, то есть при обучении искусственных нейронных сетей.

Речь идёт о так называемом профессиональном кретинизме. То есть, о ситуации, при которой человек всю жизнь работает на одной и той же работе и в результате начинает переносить свои специфические взгляды от этой работы на всю окружающую жизнь. Более того, некоторые люди начинают гордиться этим своим ограниченным взглядом и однобокостью своего развития. С точки зрения капитализма оно и понятно: чем большим специалистом ты являешься в одной конкретной области, тем глубже ты занимаешь свою нишу, тем более вероятно, что у тебя будет относительно высокая зарплата в этой нише.

Но вот беда, как только дело доходит до взаимодействия с миром помимо работы, возникают серьёзные проблемы. Интеллигент-гуманитарий не может забить гвоздя в квартире, технарь не может как следует признаться в любви, грузчик вообще не понимает, что происходит в мире науки и так далее и тому подобнее. Самое худшее тут то, что в таком случае большинство людей отстранены от управленческих функций и не могут эффективно контролировать чиновников и менеджеров, просто потому что не понимают, как это делать. А потому о таких вещах как “диктатура пролетариата” говорить просто не приходится. Контролем не может заниматься тот, кто не понимает, что он контролирует.

В общем, люди становятся однобоко развитыми, а не всесторонне развитыми, и это плохо.

Как с этим предлагали бороться Маркс и Энгельс? Во-первых, всесторонним обучением и во-вторых, опять ссылаемся на Анти-Дюринг, периодической сменой деятельности для всех людей.

Так вот, интересно, что этот принцип хоть и неявно, но нашёл своё воплощение в теории машинного обучения.

Оказалось, что искусственные нейронные сети тоже имеют тенденцию развиваться однобокими, то есть полагаться только на некоторую ограниченную группу входных типов данных и отбрасывать другие.

В результате на этапе обучения такие нейронные сети показывают отличные результаты, но вот при попытке заставить их работать на новых данных такие узко-обученные нейронные сети показывают результаты намного хуже. Потому что они слишком хорошо обучились на ограниченном наборе учебных данных и не учли, что в реальности мир намного разнообразнее.

То есть, такие нейронные сети обладают своеобразным профессиональным кретинизмом.

Так вот, чтобы исправить ситуацию, специалисты по машинному обучению делают буквально следующее: они штрафуют нейронную сеть за то, что она отбрасывает некоторые виды входных данных и слишком сильно привязывается к другим типам данных на этапе обучения. То есть, нейронную сеть принудительно заставляют реагировать на более разнообразный набор входных данных. В науке это называется L2-регуляризацией.

Как видно, этот метод практически один в один схож с тем, что предлагали Маркс с Энгельсом, чтобы предотвращать развитие профессионального кретинизма. То есть, с периодической ротацией работников по отраслям, должностям и так далее.

Иными словами, принцип всестороннего развития человека таки стали успешно применять в капиталистическом мире, правда в отношении не людей, а искусственных нейронных сетей.

Выводы

Как мы увидели, целая серия фундаментальных принципов диамата успешно используется в современном мире, в том числе в передовой науке. Более того, без применения этих принципов диамата при анализе некоторые задачи вообще невозможно решить на практике.

Проблема заключается лишь в том, что диамат на Западе был предан анафеме как идеологически ангажированный инструмент коммунистической пропаганды, а в Советском Союзе наоборот был законсервирован как священный канон, в результате чего перестал развиваться. В полном, кстати, соответствии с законами диалектического развития.

В результате, положения и выводы диамата стали игнорироваться научным сообществом, и там, где полезную информацию для современной науки можно было бы почерпнуть напрямую из диамата, исследователям пришлось тратить время на то, чтобы добраться до тех же самых истин окольными путями. Заново изобретать десятки и сотни велосипедов.

И таким образом развитие науки затормозилось где-то на десятки лет, а где-то и на сотню с лишним, как это произошло с нечёткой логикой.

С другой стороны, надо понимать, что современная наука, хоть и окольными путями, но всё-таки ушла намного дальше, чем диамат и тем более диалектика Гегеля в её оригинальном варианте. Поэтому воспринимать каноничные формулировки диалектики как истину в последней инстанции, якобы превосходящую современные дисциплины математики и логики - это по меньшей мере очень наивно.

И в завершение приведём список современных дисциплин, которые включают с себя развитие исходных диалектических принципов. Список не исчерпывающий, но даёт представление о масштабах развития и о том, что можно поизучать, чтобы познакомиться с передовой диалектикой нашего времени.

 

 

Created with GIMP