Не так давно клубами «Политпросвет», «Диалог» и Молодёжным университетом современного социализма была организована весьма занятная дискуссия. Она развернулась вокруг важнейшего для российских социалистов вопроса: за кем же будущее – за иерархичной партией «ленинского типа» или же за горизонтальной «широкой левой»?

Сегодня левое движение в России представляет собой весьма жалкое зрелище. Даже если мы оставляем за скобками псевдокоммунистическую и косную КПРФ. Политические образования различного калибра – от очередной относительно большой и разношёрстной организации до какой-нибудь жалкой, но чрезмерно пафосной секточки – примеряют на себя титулы «народных», «выражающих интересы трудящихся», «идеологически верных» и даже «революционных». Все эти эпитеты, разумеется, не имеют ничего общего с реальностью. Хаос, неразбериха, замкнутость и маргинальность – из подобного положения, несмотря на определёные позитивные тенденции (о коих будет сказано отдельно), предстоит выбираться долго и мучительно.

Стоит отметить: всё, что будет написано далее, не подразумевает стремление огульно охаять весь актив и все левые организации в России – благо, в них, помимо больных, имеется определённое количество здоровых элементов. Более того – среди моих целей в рамках этой статьи отнюдь не значится выгораживание Левого Фронта, к коему я непосредственно отношусь и который вовсе не является образцом для подражания. Я лишь хотел бы попробовать расставить все точки над «i»: что мешает возникновению реальной коммунистической партии в России, какие тенденции в этом деле имеются и что делать в данной ситуации. Все соображения и выводы опираются не только на теоретические конструкции, вычитанные сидя на мягком диванчике в тёплой квартире, но и на опыте активной практической деятельности в последние годы: это и организация протестных акций, социальных кампаний, и профсоюзное строительство, и работа непосредственно в структурах левых организаций, и многое другое.

В первой части статьи мне придётся дать информацию о нынешнем состоянии радикальных левых в России и эволюции форм их объединений в последние десятилетия, а также критику оных. Всё это не словоблудия ради - данный критический обзор поможет последовательно обосновать те конструктивные положения, что содержатся во второй части материала.

 

Отжившие старые формы и неудачи “широких левых”.

Начнём с краткого экскурса в историю левого движения последних двух с половиной десятилетий. Волна «красного реваншизма» в 90-е годы, спровоцированная развалом Союза, реставрацией капитализма, разрушительными неолиберальными реформами, экономической катастрофой на постсоветском пространстве, поспособствовала созданию довольно мощных объединений. Стоит вспомнить только, какое немыслимое по нынешним временам количество народа (причём, народа активного!) объединяли тогда РКРП, «Трудовая Россия» и прочие «красные» организации. Однако изменившаяся социально-экономическая и политическая ситуация поспособствовала обветшанию и упадку этих структур. Да и популярного в начале-середине 90-х Анпилова нынче вспомнит лишь редкий гражданин, далёкий от политики. Сей любопытный процесс, в результате которого та же РКРП превратилась из самой крупной партии страны в политического аутсайдера, заслуживает отдельного объёмного материала - пока же учтём это просто как свершившийся факт.

На смену прежним объединениям пришли «широкие левые» 00-х, продолжающие жить и до сих пор. Казалось, что если объединить всех внесистемных левых, не взирая на очевидные противоречия, существующие между ними, то «всё стерпится и слюбится».

Но не стерпелось и не слюбилось. Первое издание Левого Фронта в 2006-м году начало разваливаться ещё до того, как встало на ноги. Второй ЛФ оказался прочнее, но и там противоречий всегда хватало. Соглашательское крыло тяготело к сомнительным и даже откровенно вредным блокам с КПРФ, либералами и даже националистами; радикальное всячески сопротивлялось этому. Кто-то настаивал на смещении акцентов к работе с профсоюзами и социальными движениями, кто-то предпочитал пиариться на безрезультатной уличной активности. И так далее. РОТ-ФРОНТ, оформленный уже в виде официальной партии, не слишком далеко ушёл от Левого Фронта, даже несмотря на то, что ядром данного объединения является вышеупомянутая РКРП. На эту атомизированность сетовал, в частности, и один из лидеров организации Александр Батов на последнем съезде. Примерно тем же путём пошла и основанная позже ЛФ и РОТ-ФРОНТа Объединённая Коммунистическая Партия. Немногим отличался и вектор развития Российского Социалистического Движения. Что самое забавное, если посмотреть на актив, то решительно непонятно, где заканчивается одна внесистемная «широкая левая» и начинаются другие.

Как показывает опыт, такие «широкие левые» вполне могут взбодриться, сплотиться и даже более-менее решительно действовать на стадии общественно-политического подъёма ( во время протестов 2011-12 гг.), но в целом КПД этих «лебедя, рака и щуки» крайне низок. В периоды спадов протестной активности такие объединения оказываются на грани распада, а необходимость давать чёткий и конкретный ответ на вызовы времени (будь то Евромайдан, присоединение Крыма к России, война на Юго-Востоке Украины или даже убийство Немцова) оборачивается жестокими спорами, дебатами и расколами. Отсутствие дисциплины тоже тормозит деятельность. Причём, как показывает практика, такого рода проблемы крайне сложно решить принятием каких-то специальных документов или сменой руководства. И это отнюдь не случайные коллапсы отечественных «широких левых» - подобная картина наблюдается по всему миру. Даже, казалось бы, хорошо организованные коалиции, способные прийти к власти, обнаруживают потом массу проблем - примеры можно привести и старые, и новые. Буквально на днях в находящейся в центре мировых новостных обзоров греческой партии СИРИЗА наметился раскол по поводу подписания новых соглашений с кредиторами из ЕС. Стоит вспомнить и пришедший к власти во Франции в 1936 году Народный Фронт Леона Блюма, скоропостижно развалившийся. В конце 60-х - начале 70-х левый блок Народное единство в Чили, добившись известных успехов, начал колоться, внутри него развернулось противостояние, в определённой степени облегчившее последующий военный переворот, пришествие к власти хунты Пиночета.

 

Объективные и субъективные предпосылки для “партии ленинского типа”.

С другой стороны, если «широкая левая» плоха, то что мешало и до сих пор мешает созданию организации «ленинского типа» - жёстко централизованной партии, представляющей собой боевой авангард рабочего класса, прекрасно владеющий революционной марксистской теорией и не боящийся соответствующей практики? Ведь очевидно, эта структура была бы перспективнее. Понятно, что для создания такого рода леворадикального объединения необходимо определённое стечение объективных и субъективных предпосылок.

Что касается объективных предпосылок, то они крайне противоречивы. С одной стороны, для многих трудящихся иллюзии «светлого капиталистического будущего» за последние два с половиной десятка лет оказались разрушенными. Более того – учащающиеся в последнее время кризисы (а по сути – лишь витки одного глобального кризиса, лихорадящего мир с 2008 года) со всеми вытекающими из них последствиями, создают предпосылки для прозрения и сплочения рабочего класса для борьбы. В рубрике «Хроники начинающейся бури» регулярно появляются сообщения о забастовках и прочего рода трудовых конфликтах на отечественных предприятиях. Всё это способствует расширению и укреплению сети независимых профсоюзов, на которые могут опираться коммунисты. Но с другой стороны – мы видим, что как ни плох капитализм и его порождения, всё же известные иллюзии в отношении него наёмные работники питают. Далеко не все видят альтернативу, не все готовы рискнуть мещанским спокойствием, дошедшим с 00-х годов. Да и сам рабочий класс атомизирован, не осознаёт себя как единую силу, а здоровые структуры, его объединяющие, приходится выстраивать едва ли не с нуля. На состояние рабочего движения некоторые левые любят списывать своё бессилие, не понимая, что тут и находится стык объективной и субъективной сторон вопроса. Конечно, мешает в процессе создания сильного левого объединения и КПРФ – партия, коммунистическая разве что по названию и не только позорящая само слово «коммунизм», но и перерабатывающая народное негодование в пустой выхлоп.

Что же касается субективной стороны, то есть самого левого движения, его качества и структуры, то здесь всё ещё более безрадостно. Уже не раз у меня за последние годы возникала мысль, что для реального дела сюда должно прийти новое молодое поколение, которое заменит старые кадры и поспособствует созданию реальной коммунистической организации. Да, во всех упомянутых уже в данной статье организациях, есть здоровые элементы, занимающиеся или же пытающиеся заниматься реальными делами, но они сидят в натуральных зоопарках. Какого зверя тут только не увидишь! “Красные имперцы”, неадекватные сталинисты, молящиеся на иконы усатого вождя, роняющие скупые слёзы по дешёвой колбасе, военной мощи и мифической «полной победе социализма в СССР». Выродившиеся “троцкисты”, уходящие, напротив, в тотальное неприятие всего советского и либо занимающиеся пустыми дебатами на тему собственной революционности, либо уподобляющиеся европейским левым и, забывая об алгоритмах взаимодействия базиса и надстройки, окунающиеся в борьбу за права сексуальных меньшинств и прочие подобные вещи. Бесхребетные (благо – не слишком многочисленные) социал-демократы, мало чем отличающиеся от либералов. Ревизионисты, потерявшие всякую связь с теорией. Упоротые догматики, претендующие на знание каждой буквы работ Маркса, но категорически не умеющие и не желающие применять теорию на практике, творчески осмысливая её. Любители «широкой левой»; желчные и беспомощные сектанты. Сколько строк посвящено всей этой публике на страницах Saint-Juste Александром Тарасовым и его приближёнными. Г-н Тарасов и компания разве что забыли добавить критический обзор на самих себя – высокомерных левых интеллигентов, прекрасно понимающих всю гнилость российского левого движения, но страдающих одной с ним болезнью – тотальной политической импотенцией.

Не лучше обстоят дела и у ближайших союзников марксистов - анархистов, также нередко включающихся в “широкие левые”. При наличии определённого числа серьёзно настроенных и занимающихся профсоюзным строительством и другими полезными проектами активистов, большинство анархистов по уши увязло в болоте субкультурщины. Пьяные угары на рок-концертах и пустое позёрство тут заменяют подчас политическую борьбу. Также тут процветают характерные и для части марксистов ожесточённые дебаты на темы ЛГБТ (ходили даже разговоры о расколе “Автономного действия” на этой почве, хотя в реальности отнюдь не этот момент стал решающим).

Таким образом, объективные обстоятельства для создания настоящей коммунистической партии не самые благодатные, но в известной степени приемлемые. Субьективная же сторона дела выглядит намного печальнее. Впрочем, скажу, что и тут не без некоторых положительных тенденций.

 

“Первичный бульон” и рождение новой жизни.

Согласно одной из теорий появления жизни на Земле, порядка 4 млрд. лет назад здесь существовал так называемый «первичный бульон», состоящий из аминокислот, полипептидов, азотистых оснований, нуклеотидов. Если верить гипотезе Опарина, то из него-то и зародились на нашей планете первые – элементарные формы жизни. Российское левое движение сейчас в какой-то степени напоминает этот самый «первичный бульон». И местами жизнь уже появилась. Мы видим, как внутри левого движения, несмотря на границы уже имеющихся и отживших свой век структур, появляются новые связи, схемы взаимодействия и сотрудничества, возникает и общая платформа и видение ситуации. В Калуге и ряде других городов активисты отколовшейся от РСД «Рабочей платформы» создали серьёзное рабочее движение и сейчас активно помогают товарищам из регионов – в том числе, и нам, нижегородцам. В нескольких регионах относительно успешно действует социальная инициатива «За бесплатное образование», которая возникла при значительном участии левых организаций и которая сохраняет неразрывную связь с ними. Подобных примеров можно перечислить уже довольно много. Возникает лишь вопрос – как эти фрагменты в итоге сложатся в единый пазл?

Уже упомянутый Александр Тарасов, а за ним и некоторые левые догматики утверждают следующее. Есть, мол, у нас 3 стадии развития – докружковая, кружковая и партийная – и давайте же их пройдём поэтапно. Вот чудный пример неумения осмыслить теорию и примерить её к объективной реальности. Создаваясь 100 с лишним лет назад на фактически пустом месте, марксистское и рабочее движение действительно прошло через три этих звена. Но диалектическая спираль не может вернуть нас в исходное положение – не смотря на то, что некоторые особенности нашего положения и положения марксистов конца XIX века и впрямь похожи. В одну реку нельзя войти дважды. Мы пребываем не на девственно чистой поляне – мы на руинах. Где-то остался фундамент, где-то - фрагмент стены, где-то  - фрагменты разрушенных коммуникаций и т.д. Не смотря на то, что многое здесь придётся сравнять бульдозерами с землёй, кое-что нам и пригодится. Из-за невозможности применить схему «докружковая-кружковая-партийная стадии» мы как раз и слышим разные толки относительно того, на какой из этих стадий мы сейчас находимся.

Где-то возникли уже довольно сильные и здоровые локальные структуры. Где-то нет даже кружков и дискуссионных площадок – и в этом случае их, вне всякого сомнения, стоит создавать. Неравномерность и диспропорция в развитии левого движения по России и странам СНГ существует и она не даёт нам возможности подогнать реально существующее положение вещей под схемы столетней давности.

Реальная и боеспособная коммунистическая организация способна сформироваться лишь путём постоянной совместной деятельности и развития координации этой деятельности. Условно говоря, здесь могут быть такие направления, как работа с трудящимися и профсоюзами, совместные информационные проекты и теоретическая работа. Именно так можно уйти от типичной троцкистско-сталинистской дихотомии, создать реально действующие и взаимосвязанные структуры по всей стране, работу которых в итоге останется лишь упорядочить в рамках партии.

Работая по профсоюзной стезе, левые активисты создают себе социальную базу, настраивают с ней систему взаимоотношений. Знаю, что уже давно ходят разговоры о «не том» рабочем классе и бесперспективности работы с ним. Но, во-первых, мало кто в последние десятилетия прикладывал усилия для того, тобы «не тот» рабочий класс стал «тем». А, во-вторых, могу сказать, что даже в Нижегородской области, где ситуация с независимыми профсоюзами была плачевной, после года упорной работы местных левых активистов при поддержке товарищей из других регионов, стали появляться такие объединения.

Серьёзные информационные проекты (если они не ориентированы на очередную «широкую левую») также помогают не только наладить координацию между здоровыми элементами коммунистического движения из различных регионов и вести активную пропагандистскую работу, но и в процессе совместной деятельности выработать совместными усилиями новую политическую линию.

И, конечно же, теоретические кружки и даже межрегиональные дебаты должны стать неотъемлемой частью процесса простроения новой коммунистической силы.

Невозможно просто взять и объединить все «здоровые» левые силы России под очередным брендом, ожидая, что это новое образование на сей раз заработает. Созданию реальной коммунистической партии предшествует серьёзная деятельность и огромная по своим объёмам работа.

На выходе отнюдь не обязана появиться глобальная тоталитарная структура – напомню, что даже в иерархической и кадровой РСДРП(б) долгое время была и свобода дискуссий, и прочие черты здорового политического образования. Демократический централизм отнюдь не предполагает вождизма и деспотизма – тем более,  в наш век высоких технологий, когда принципы электронной демократии без проблем могут быть внедрены на уровне организации.

Прошёл хаос 90-х и эпоха «красного реваншизма». Показали свою неэффективность и «широкие левые» эпохи «стабильности». Будущее за куда более серьёзной и дисциплинированной организацией, которая поставит перед собой не понарошку цель взятия власти. И на пути к построению этой партии отечественным левым придётся научиться мыслить чётко, говорить конкретно и действовать решительно.